Брюховецкий Иван Мартынович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Б >


Брюховецкий Иван Мартынович

-

Форум славянских культур

 

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
Суждения

Прочее:
для вузов, школ учебники с доставкой до 14 днй

Брюховецкий Иван Мартынович — малороссийский гетман неизвестного происхождения: он не был «природным казаком», но есть неподтверждённые данные о том, что Б. «был ляхом, да окрестился». Молодость свою Б. провёл при гетмане Б. Хмельницком в качестве «старшего слуги». После смерти господина он как бы перешёл по наследству к его сыну Юрию и стал его «подножкой». Юрий, видимо, доверял ему, потому что, находясь на учёбе в Киевской духовной академии (1659), послал к запорожским казакам, чтобы агитировать их за себя: младший Хмельницкий решил выступить кандидатом в гетманы и хотел заручиться поддержкой запорожцев. Б., приехав в Сечь, изложил от имени Юрия жалобу на гетмана И. Выговского в том, что тот обманом отнял у его господина булаву, захватил войсковую казну, совершил множество злодейств на Украине и, в конце концов, переметнулся к полякам. Б. удачно выполнил свою миссию, т. к. запорожцы, внимательно выслушав посланца Хмельницкого, решили поддержать последнего в его попытках вернуть себе гетманскую власть. Б. же не стал возвращаться к Юрию, а остался в Сечи, где вскоре приобрёл большую популярность и был выбран кошевым атаманом (по др. источникам, он сам присвоил это звание). После разгрома русского войска во главе с воеводой Б. В. Шереметевым под Чудновом и поражения казаков от крымских татар и поляков под Слободищами (1660) Юрий, потеряв голову от страха, перешёл на сторону короля Яна II Казимира и, по его требованию, возобновил условия Гадячского договора.

Вместо изменившего царю Алексею Михайловичу Хмельницкого Москва решила избрать нового гетмана. В 1662 Б. с запорожцами прибыл в помощь московскому воеводе кн. Г. Г. Ромодановскому против Хмельницкого и, проведя несколько недель в его ставке в Путивле, сумел заслужить расположение воеводы и свести знакомство с еп. Мефодием (еп. Мстиславский, местоблюститель Киевской митрополии, бывший нежинский протопоп Максим Филимонов), коварным интриганом, мечтавшим занять митрополичью кафедру в Киеве. Б. был человек хитрый и ловкий; под скромной внешностью в нём таились честолюбивые мечты, осуществить к-рые было не так-то легко. Он отличался наблюдательностью, к-рая часто помогала ему в отношениях с людьми; кроме того, он обладал, если не образованием, то, по крайней мере, грамотностью и ораторскими способностями. Сходясь с людьми, Б. быстро располагал их к себе льстивыми речами, притворной скромностью или же широкими планами, наконец просто «обетницями и подарунками», смотря по тому, с кем имел дело. Малороссия, служившая в то время театром войны между Москвой и Польшей и разрываемая внутр. неурядицами, представляла собой благодатную почву для способного и ловкого честолюбца, к-рый, при известной осторожности и настойчивости, мог рассчитывать на успех. И Б. прочувствовал ситуацию. Прежде всего он верно определил для себя точку опоры, к-рой в то время могло быть только Запорожье, ревниво выдававшее себя за весь малоросс. народ. Но Б. не упускал из виду и др. элементы. Он хорошо знал, что ему нечего рассчитывать на поддержку городовой казацкой старши?- ны, к-рая превыше всего ставила чуть ли не «расовую» чистоту казацкого рода. Он же являлся для неё чужаком, «служкой Богдана Хмельницкого», «не природным казаком». Тем не менее Б. сделал попытку найти своих приверженцев и здесь: он обратился к честолюбию и корыстолюбию отдельных представителей старши?- ны, склонив на свою сторону В. Дворецкого, М. Гвинтовку и др. Наконец, он обеспечил себе поддержку со стороны лиц, пользовавшихся доверием моск. пр-ва. С этой целью Б., как уже упом. выше, завёл дружеств. отношения с Ромодановским и еп. Мефодием, давно уже втёршимся в доверие на Москве. В лице последнего Б. нашёл особенно деятельного и влиятельного союзника. Б. всю зиму 1662/63 провёл в Гадяче, собирая своих сторонников для выборов в гетманы и одновременно ведя непримиримую борьбу против др. претендентов на булаву: наказного гетмана Сомко и пол-ка Золотаренко. В дек. 1662 царь Алексей Михайлович отправил на Украину стольника Ладыженского с повелением весной будущего года созвать раду и на ней выбрать «совершенного », вместо наказного, гетмана. Ладыженский выслушал всех кандидатов, и ему открылась безрадостная картина, царившая в Малороссии. Запорожцы, к-рые после смерти Б. Хмельницкого представляли собой большую силу, стали полными хозяевами в Малороссии, чему способствовали как слабость преемников Богдана, так и разброд и шатание в Малороссии того времени, особенно же бедственное положение малоросс. населения, надеявшегося на защиту запорож. казаков, к-рых считали своими настоящими представителями. Все, кто мог, бежали от невыносимой жизни в Малороссии в Запорожье. Сечь постоянно пополнялась этими бездомными бродягами, приносившими с собой и своё озлобление против тех, кто, по их мнению, должен был защитить их против сменявшихся один за другим гетманов, против казацкой старши?ны, против наиболее зажиточного и обеспеченного городового казачества. Обретаясь в Запорожье, куда его отправил до выборов Ладыженский, Б. имел время присмотреться ко всему, что происходило на его глазах, и сумел воспользоваться настроением казацких масс. Он везде и всюду объявлял себя искренним другом этой толпы, искренним ненавистником всяком неправды и насилия, искренним ревнителем веры и свободы, гарантом которых должен служить союз с Москвой. Такого именно гетмана желало Запорожье и потому выставило Б. своим кандидатом. «Хорошо понимая, какую силу представляли из себя запорожцы, Брюховецкий всячески ласкался к ним, постоянно писал в Сичу письма, в которых высказывал запорожцам большую покорность, представлял им, как страдает сегобочная Украйна без настоящего гетмана, просил их рекомендовать его в качестве кандидата на гетманство князю Ромодановскому. Запорожцы не замедлили дать о Брюховецком блестящий отзыв князю Ромодановскому, а князь Ромодановский — царю Алексею Михайловичу. Таким образом расчеты Брюховецкого оказались вполне верными». По желанию запорожцев и тех полков, к-рые стояли за Б. (Лубенский, Нежинский и др.), а также по указу царя, выборная рада была назначена в Нежине на июнь 1663. На ней должны были присутствовать в качестве представителей Москвы окольничий кн. Д. С. Великогагин, стольник K. Хлопов, дьяк И. Фомин и др. с 7—8 тыс. ратников. Со стороны казацкой старшины были «гетман кошевой» Б., наказной гетман Сомко, нежинский полковник Золотаренко. А также несколько полковников, сотников, простых казаков, запорожцев и мещан. Из духовных сановных лиц — еп. Мефодий. В истории Малороссии эта рада известна под именем Нежинской, или Чёрной, рады, потому что на неё, кроме старшины, была допущена и казацкая чернь. Эта рада собралась 17 июня 1663 под Нежином и избрала в гетманы Б. Желая как можно скорее и вернее избавиться от Сомко и остальных своих противников, Б. обвинил их перед Москвой в измене, и 18 сент. 1663 в г. Борзой были казнены осуждённые войсковым судом Я. Сомко, В. Золотаренко и др. Добившись звания гетмана с помощью запорожцев, Б. тотчас после нежинской рады стал осыпать их разными милостями: «И того ж дня Брюховецкий понастановлял по всем городам своих полковников из тех людей, которые вышли с ним из Запорожья. На место Сомко, Золотаренко и др. представителей казацкой старшины были тут же назначены лица, заранее намеченные Брюховецким, в том числе М. Гвинтовка, получивший звание полковника нежинского, и В. Дворецкий — полковника киевского. При этой перемене старшин украинская чернь произвела избиение между многими значными полковниками, и это убийство продолжалось в течении трех дней, но не было принято гетманом за серьезное дело. Старши?на и значные козаки старались скрываться, переодеваясь вместо кармазиновых кафтанов в сермяги ». Уехав из Нежина, Б. разослал всех поставленных им полковников, выведенных из Запорожья, по гл. малоросс. городам, дав каждому из них по 100 чел. в личное распоряжение, наделив жупанами, подарив доли от прибыли с мельниц, позволив открывать шинки, пить и гулять в течение 3 дней и идти куда кому вздумается. «Тогда много было причинено зла людям, особенно значным старшинам, потому что между ними [запорожцами Брюховецкого] были такие, которые раньше служили у значных панов и были наказываемы за свои проступки или же были облаяны своими господарями, как это часто бывает при дворах». Гонения на старшину продолжалось долго, а некоторых из них выслали в Москву, откуда многие попали в Сибирь, а на некоторых наложили дань — снабжать жупанами запорожскую пехоту. Значит. часть запорожцев, прибывших на «Чёрную раду», не вернулась в Сечь; для Б. они являлись обузой, и он придумал средство, как избавиться от них: «Раздав некоторым из них казацкие уряды и благодаря этому заручившись их расположением, он разделил остальных на мелкие отряды и распределил по разным полкам в качестве вспомогательных войск. Эти отряды, не имевшие определенного назначения, располагались военным постоем по городам и селам. Мера, придуманная гетманом, достигала двойной цели: 1) раздробляя силы запорожцев, она ослабляла их и 2) она развивала озлобление против запорожцев в населении, для которого “военный постой”, особенно в то трудное время, был тяжелым бременем». Покончив с противниками и отделавшись от тех сторонников, дальнейшее вмешательство которых в его дела было вовсе нежелательно гетману, Б. приступил к «правлению». Его крутые меры и жажда власти, корыстолюбие, к-рые он раньше сдерживал, но к-рым, став гетманом, дал полный простор, должны были неминуемо натолкнуться на протест всех слоёв населения, особенно 2 более сплочённых групп — городового казачества и мещанства. В глазах первого новый гетман являлся незаконным и своим образом действий нарушал старинные казацкие права. Самовольное назначение полковников и их смещение, пристрастные приговоры войскового суда, составленного из преданных сторонников гетмана, его стремление с помощью Москвы усилить гетманскую власть возбуждали против него раздражение даже у людей, им самим выдвинутых, к-рые никогда не могли быть уверены в прочности своего положения. Другая черта Б.— корыстолюбие — возбуждала против него ненависть в среде мещанства. Б. враждебно относился к привилегиям, полученным городами от польск. королей и подтверждённым позже рус. царём. Он неоднократно писал в Москву о несправедливости такого привилегированного положения мещан по сравнению с казаками и стремился захватить в свои руки право налагать поборы и повинности. Мещане вынуждены были иногда прибегать к защите представителей моск. власти, как это было, напр., в Киеве при воеводе Чаадаеве. Когда последний был смещён наговорами именно Б., озлобление мещан против гетмана ещё более усилилось. Но народ для Б. был лишь средством достижения власти. Чтобы упрочить своё положение, Б. нашёл другую опору — Москву, доверие к-рой к новому гетману всё возрастало. Чтобы окончательно утвердиться в этом доверии, Б. в сент. 1665 прибыл в Москву со свитой в 585 чел. Представившись царю, он упросил, чтобы его женили в Москве на «московской девке»; его там действительно женили на дочери окольничего кн. Д. А. Долгорукого Дарье и отпраздновали пышную свадьбу. Спустя короткое время Б. выпросил себе двор в Москве и обещал держать там своего племянника в качестве заложника. Он предложил цар. пр-ву несколько добавлений к старым договорным статьям, регулировавшим отношения Москвы и Малороссии. Эти 8 добавочных статей были составлены и подписаны гетманом и прибывшей с ним старши`ной, а затем утверждены царём. Самой важной из них была первая, на ocновании к-рой все сборы податей, до того находившиеся в ведении войтов и бурмистров и поступавшие на жалованье казацкому войску, должны были вноситься в государеву казну, а винокуренное дело, к-рое до того составляло монополию казаков, всецело переходило в руки центр. пр-ва. Для наблюдения же за правильным поступлением податей царь «укажет в малороссийские гoрода послать своих государевых воевод». Цар. воеводы стали посылаться теперь уже во все малоросс. города и даже в Запорожье, никогда не знавшее воеводского правления. Назначили воеводу с 800 ратными людьми и в Кодацкую крепость. Кроме того, воеводы облекались уже гораздо большей властью: теперь в их руках был сбор податей и налогов и, т. о., они являлись экономич. хозяевами страны. Отказавшись от осн. начал, на которых состоялось присоединение Малороссии к Москве, Б. с такою же легкостью поступился и правами малоросс. духовенства. Он предлагал Москве назначать митрополита в Киев. Но здесь уже само пр-во умерило рвение гетмана, не рассчитывая на то, чтобы малоросс. духовенство, проникнутое политич. идеями Запада (Польши) и далеко не такое беспомощное, как мещанство и крестьянство, позволит так легко распорядиться своей судьбой. На эту статью Б. царь ответил, что испросит на то благословение константинопольского патриарха (от крого непосредственно зависел киев. митрополит). Только казацкие права Б. решился выгородить от вмешательства моск. властей подтверждением старинных вольностей: воеводы не имели права вмешиваться в казацкое самоуправление. Остальные статьи касались обязательного приезда гетмана для утверждения в Москву и некоторых частностей, определявших отношения великорус. и малоросс. властей на Украине. За верность Б., превысившую ожидания пр-ва, гетман и сопровождавшая его старшина были награждены: гетману пожаловано звание боярина, старшина возведена в дворянство, все пожалованы городами и сёлами. При этом пожалованные просили, чтобы дарованная им собственность была предоставлена им в вечное владение «со всеми крестьяны», что и было сделано в данных им грамотах. Это была первая попытка утвердить в Малороссии крепостное право, попытка фактически не удавшаяся, но важная, как первый шаг в этом направлении. Гетманбоярин получил, по своему желанию, в вечное владение Шестаковскую сотню в Стародубском полку и двор в Москве, где бы он на всякий случай мог найти приют. Своё посвящение в бояре он заключил женитьбой на моск. княжне. Отпраздновав в Москве свою свадьбу и прогостив в столице до декабря, Б. вернулся в Малороссию, где был встречен всеобщим глухим недовольством, к-рое скоро стало проявляться открыто. Зачинщиками здесь выступило духовенство, крое заявило свой протест с такой силой, что вскоре по приезде Б. киев. воевода Шереметев писал царю: «Московскому митрополиту быть в Киев никаким образом нельзя». Другой осн. пункт моск. статей — назначение воевод в малоросс. города вызвал не меньшее недовольство сначала среди казаков, а потом и среди мещан. Казачество сразу отнеслось к этому факту, как к нарушению своих исконных прав. А когда моск. воеводы, привыкшие получать города на «кормление», стали следовать своим привычкам и в малоросс. городах, то брожениe началось и в среде мещанства и крестьянства. Личности гетмана и старшин потеряли былую привлекательность и совершенно не были в состоянии успокоить возраставшее недовольство населения; наоборот, своим поведением Б. только усиливал его. Возвратясь из Москвы, он начал действовать ещё самоувереннее; надменнее прежнего обращался со своими подчинёнными; произвольно заменял и судил их, не разбирая вины, нередко по одному только подозрению. Гетман-боярин начал жить пышно, «доступ к нему стал тяжелее, карлик Лучка докладывал ему о посетителях, а для личной охраны при нём был отряд запорожцев и сотня ратных моск. людей. Отдаление гетмана от военных дел стало тоже вызывать упреки: «Что это за гетман, к-рый сидит в городе, как в лукошке, а только за ним и дела, что в доме живет». Б. видел признаки грозящей смуты; запорожское войско, крайне враждебно встретившее назначение моск. воеводы в Кодацкую крепость, прислало Б. угрожающий «лист», пр-во вынуждено было уступить и отозвать своего воеводу. Но это не успокоило Запорожье, к-рое охраняло не только свою свободу, но боролось за права и вольности всей Малороссии. Повсюду начался ропот на гетмана, старшин и воевод, составлялись «своевольныя сборища людей», а с др. берега слал свои «прелестные » листы правобереж. гетман П. Дорошенко.

Андрусовский договор (1667), - Малороссия была поделена между Москвой и Польшей, а священный для всех малорусов г. Киев отдавался полякам *), - был именно тем событием, которое объединило разрозненные недовольные элементы одним общим чувством и подняло на ноги всю страну. Во главе недовольных стоял Дорошенко, который, убедившись в невозможности для Малороссии объединиться под польской или московской властью, задумал обратиться к Турции. После Андрусовского договора Б. почувствовал, что теряет почву под ногами. Неприязнь к нему населения, возраставшая популярность Дорошенко, наконец, переговоры, которые Москва тайно вела с правобережным гетманом в надежде с его помощью объединить всю Малороссию под своею властью, — всё это заставляло Б. серьезно опасаться за свою участь. В этот критический момент ему оставалось прибегнуть к единственному средству, правда, рискованному — стать во главе того недовольства, которое возникло в Малороссии, обратиться за поддержкой к Запорожью и Дорошенко, изгнать нежелательных московских воевод и, вернув себе утраченное расположение народа, стать гетманом обеих сторон Днепра. Надежда на такой исход поддерживалась в Б. письмами Дорошенко, который обещал признать его гетманом. На съезде полковников в Гадяче (1 янв. 1668) Б. заявил, что московские статьи подписал по принуждению, что Москве верить не следует, т. к. между ней и Польшей заключён договор истребить всё казачество, опустошить Украину, а старшину казацкую позабирать в плен, и что единственное средство спасения — это соединиться с Дорошенко и совместно отдать Украину в подданство Турции. Полковники присягнули гетману на верность, и были отправлены послы к тур. султану, к которым. хану и в Чигирин на раду к Дорошенко. На этой раде (янв. 1668) было решено объединиться жителям обеих сторон Днепра и жить самостоятельно (особно), платя дань лишь тур. султану, как это делает волошский господарь; решено было также побить воевод и московских ратных людей в украинских городах. 8 февраля начались бунты и изгнание воевод. Б. разослал повсюду универсалы, призывавшие народ к восстанию против Москвы и разъяснявшие поступки гетмана. Однако, несмотря на всю находчивость гетмана, положение его с каждым днём становилось хуже. Народное движение, начавшееся с ведома Б., повернулось против него. Изгоняя воевод, нельзя было не вспомнить того, кто был виновником появления их в Малороссии, а оправданиям Б. верили немногие. Население всё больше склонялось на сторону Дорошенко, Б. же собственные казаки держали в Гадяче под надзором. Видя, что дело Б. проиграно, многие старши? ны решили заблаговременно отступиться от гетмана и послали Дорошенко приглашение принять званиe гетмана Левобереж. Украины. Дорошенко отправил Б. письмо с требованием сдать гетманство. Обманутый во всех своих надеждах, Б. заковал посланцев Дорошенко и двинулся наперерез правобереж. гетману, крый шёл против Ромодановскаго. С Б. были татары, прибывшие к нему во главе с мурзой Челибеем для принятия от гетмана присяги на верность Турции. Присяга была дана, Челибей богато одарён, и теперь Б. рассчитывал на поддержку новых союзников. 7 июня 1668 на Сербинском поле, неподалёку от р. Диканька, встретились Дорошенко и Б., казаки к-рого, приветствуя Дорошенко, кричали: «Мы за гетманство Брюховецкого биться не станем!» Дорошенко послал за Б., к-рый засел в своём шатре и не хотел идти; но толпа левобереж. казаков ворвалась в шатёр и с криками и бранью потащила его на улицу. Дорошенко спросил Б., почему тот не хотел отдать свою булаву, и, не дождавшись ответа, велел приковать его к пушке, сделав при этом неопределённый знак рукой. Толпа поняла этот знак как смертный приговор и, бросившись на Б., стала бить его, чем попало. Страшно изуродованный труп его был отвезён в Гадяч и, по желанию Дорошенко, похоронен там в соборной церкви с гетманскими почестями. Впоследствии Дорошенко утверждал, что не велел убивать Б., но дело это так и осталось тёмным. Самому Дорошенко грозила опасность от расходившейся толпы, и он даже выехал на ночь из лагеря. Таков был конец этого гетманства, ознаменовавшегося в жизни Украины 2 крупными событиями: Андрусовским договором, уничтожившим политич. единство Малороссии, и моск. статьями, к-рые впервые существенно нарушали автономные права казацкой старшины, захватившей власть в стране. От этих потрясений казачьи правители Малороссии так и не смогли уже оправиться. Гетманство Б.— глубоко скорбная страница в истории малорус. народа; оно продолжает собой мрачную эпоху, к-рая запечатлелась в его памяти под метким и образным названием «руины». В этом гетманстве, как в фокусе, сосредоточиваются типичные четы того времени: беспомощность народных масс, задавленных безыдейной, жестокой и алчной казацкой старшиной, и борьба внутри этой самой старшины за власть над этим народом и привилегии, к-рые она постоянно выпрашивала то у рус. царя, то у польск. короля, то у тур. султана, крым. хана, швед. короля и т. п.

Владимир Богуславский

Материал из кн.: "Славянская энциклопедия. XVII век". М., ОЛМА-ПРЕСС. 2004.

Славянская энциклопедия

Примечания ХРОНОСа:

*) В этой фразе есть кажущаяся неточность, отразившая противоречие между юридическим статусом и фактическим положением, сложившимся через несколько лет после подписания договора. По условиям перемирия Киев отходил к России на 2 года (до 1669), но она сохранила его за собой и позже, уплатив Польше 146 тысяч рублей в качестве компенсации, что было оформлено «Вечным миром» 1686 года. Таким образом, изначальное юридически оформленное временное владение Киевом (с подразумевавшимся возвратом его Речи Посполитой) в ходе реальной истории привело к его окончательной передаче под власть Великих московских князей.


Далее читайте:

Исторические лица Украины (биографический справочник).

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев