Выговский Иван Евстафьевич
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ В >


Выговский Иван Евстафьевич

?-1664

Форум славянских культур

 

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
Суждения

Прочее:

Иван Евстафьевич Выговский

Выговский Иван Евстафьевич (год рождения неизвестен — 1664) — гетман Войска Запорожского (1657-1659), киевский шляхтич. После смерти Богдана Хмельницкого в 1657 году гетманом Украины был избран министр иностранных дел шляхтич Выговский, который принадлежал к православным, но, как отмечает [Лев] Гумилёв, терпеть не мог Москву и московитов и мечтал отдаться под покровительство польского короля. В 1658 году, когда вспыхнула война между Россией и Польшей за обладание Литвой и Украиной, Выговский принял польскую сторону, возвращая Украину полякам. Русское войско под командованием князя Трубецкого было наголову разбито Выговским. Но, как считает Гумилёв, ни Выговский, ни его польские хозяева не учли накала пассионарности русского населения Украины. Казаки Ввговского перешли к Юрию Хмельницкому, новому гетману, а Выговский, покинутый войском, бежал в Польшу и навсегда сошел с политической арены («От Руси до России», 246).

Цитируется по изд.: Лев Гумилев. Энциклопедия. / Гл. ред. Е.Б. Садыков,  сост. Т.К. Шанбай, — М., 2013, с. 158-159.


Выговский Иван Евстафьевич (ум. 1664) - гетман Украины (1657-1659); из мелкой украинской шляхты. Служил в польском войске, после поражения его под Желтыми водами (1648) попал в плен к татарам. Освободившись из плена, сумел войти в доверие к Б. Хмельницкому, стал генеральным войсковым писарем. Выговский принадлежал к той части украинской казацкой старшины, которая стремилась к отрыву Украины от России и ориентировалась на шляхетскую Польшу. Выговский пытался доказать свою лояльность по отношению к русскому правительству и одновременно поддерживал тайные связи с поляками. После смерти Хмельницкого Выговский был избран в 1657 году гетманом. Политика Выговского, проводившего курс на усиление крупного феодального землевладения и крепостнических порядков на Украине, привела к народному восстанию в 1657-1658 годов, возглавленному полтавским полковником М. Пушкарем и кошевым атаманом Запорожской Сечи Я. Барабашем. Восстание было жестоко подавлено Выговским с помощью крымских татар. В 1658 году Выговский начал активные действия против русских войск под Киевом и в Белоруссии. Вопреки воле украинского народа, подписал Гадячский договор 1658 года, по которому Украина вновь попала под власть панской Польши. В результате народного восстания 1659 года во главе с И. Богуном, запорожским кошевым атаманом И. Сирко, И. Беспалым Выговский был низложен и бежал в Польшу, где за свою измену украинскому народу получил должность киевского воеводы, а также Барское и Любельское староства. В результате происков гетмана Правобережной Украины П. Тетери, опасавшегося его соперничества, Выговский был расстрелян польскими властями.

В. И. Буганов. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 3. ВАШИНГТОН - ВЯЧКО. 1963.


Выговский Иван Евстафьевич (?-1664), гетман Малороссии (в 1657-1659 годах). Происходил из мелкой малорус. шляхты. Служил в польск. войске, после поражения к-рого у р. Жёлтые Воды (1648) попал в плен к татарам. Из плена был выкуплен Б. Хмельницким, после чего стал ген. войсковым писарем, а после смерти Б. Хмельницкого — опекуном его сына Юрия, получившего из рук отца гетман. булаву. Пока Юрий, совсем ещё молодой человек, учился в Киев. духов. академии, В. не только исполнял роль опекуна, но и обязанности гетмана. Будучи хитрым и честолюбивым человеком, а «образом и вещию лях», он быстро перешёл от роли опекуна к роли фактического обладателя гетманской булавы. 26 авг. 1657 на собранной в Чигирине раде, вопреки протестам большинства «городового значного козачества», В. был избран в гетманы. На раде не было многих известных полковников, а также простых казаков и простого народа, и потому эта рада большинством считалась незаконной. Даже г. Чигирин, где собралась рада, также посчитали местом, не узаконенным для избрания гетмана: Б. Хмельницкий был выбран в Сечи, и предполагалось, что все его преемники должны избираться тоже в Запорожье. Чтобы както сгладить неловкость положения, новый гетман через 3 недели после рады известил письмом кошевого атамана П. Гомона о своём избрании. Сожалея о преждевременной смерти Хмельницкого и о смуте, наставшей после этого, В. сообщал, что «вся старшина и чернь войска малороссийского единодушно избрали его гетманом Украйны; но он, хотя и принял это избрание, однако, без воли и концесса братии, всего низового запорожского войска, на том гетманском уряде утвердиться не желает». В конце письма В. извещал запорожцев о посылке им 3 тыс. талеров: 1 тыс. из собственной шкатулки, а 2 тыс. по завещанию Хмельницкого на помин его души в сечевой церкви для «целорочного сорокоустного моления». Получив и выслушав на раде грамоту гетмана, запорожцы, уже наслышанные о том, что В. держит сторону поляков и вовсю сносится с польск. королём, ответили ему со свойственной им прямотой, что, они, конечно, недовольны такими выборами, но коли уж гетман выбран, то запорожцы будут его поддерживать по возможности, но лишь до тех пор, пока он будет придерживаться завещания, оставленного им Б. Хмельницким: «Стоять за православного царя и православную Русь и сторониться польского короля и католической Польши. За православную веру и за православного царя сражался с поляками Богдан Хмельницкий, за это же должны стоять в союзе с гетманом запорожцы; за это же они будут стоять и после старого “Хмеля”». Ориентируясь на Речь Посполитую, В. вёл двойную игру с Москвой и запорожцами, пытаясь выиграть время и утвердиться на своём гетманстве с далеко идущими целями. Маскирую свои истинные чувства к России, он клеветал на запорож. казаков перед царём и одновременно лицемерно заискивал перед запорожцами. Наконец, В. для подтверждения своих прав на булаву приказал собрать новую раду в Корсуни. Она состоялась 30 сент. 1657 при большом стечении малоросс. казаков и простого народа. На ней присутствовали послы: Швеции — Ю. Немирич, Польши — К. Беневский и России — боярин А. Матвеев. Отсутствовали лишь запорож. казаки. Разыграв роль человека, равнодушного к власти, В. положил свою булаву на стол и стал отказываться от гетманства, мотивируя свой отказ тем, что будто бы в присланной царём грамоте есть пункты, где Москва собирается отнять прежние вольности у казаков, а он, гетман, в неволе быть не хочет. Но убеждения судьи и полковников «заставили» В. вновь взять в руки булаву. Вскоре он отправил в Москву Ю. Миневского и Е. Коробку «хлопотать об утверждении царем выбранного народом гетмана. Послы должны были объявить в Москве о том, что поляки склоняют Малороссию к Польше, но что гетман не внимает на это и пребудет верным Москве. В то же время гетман отправил козака Бута к хану в Крым, изъявляя ему полную дружбу и желание войти в сношение с ним». Побывав в Киеве, сам В. приехал в Переяславль к гл. воеводе, к-рый командовал всеми моск. войсками в Малороссии, кн. Г. Г. Ромодановским и стал пугать внеш. и внутр. врагами Украины: внешними были поляки и татары, внутренними — запорожцы. Особенно досталось последним: гетман сообщил, будто запорожцы взбунтовались против своей старшины и хотят присягать крым. хану, а он, В., «за эти смятения, бунты и измену царскому величеству, помня свое крестное целование, идет на Запорожье, чтобы усмирить козаков ». Далее гетман предложил воеводе перейти со своим войском за Днепр, чтобы охранять тылы В. от поляков и татар, пока он будет «справляться с бунтовщиками». Однако князь, сославшись на отсутствие у него приказа на то государя, отказался от совместных действий с гетманом, видимо, не веря в измену запорожцев. Те же, узнав об истинных мотивах В., строившего против сечевиков козни, действительно стали сноситься с ханом, по словам сторонника В., уман. полковника М. Ханенко, чтобы совместно с ним идти на гетмана. Узнав об этом и прикинувшись, что вполне доверяет слухам о планах запорожцев, В. 29 октября написал боярину Б. И. Морозову, чтобы тот доложил цаpю о «возмутителъных действиях “своевольных” в войске запорожском людей, не радеющих о вере и достоинстве его царского величества, внушил бы царю мысль не верить доносам подобных “своевольников” и просил бы царя карать их “по своему rосударскому милосердному разуму”». Однако против гетмана и его политики выступили не только запорож. казаки. Открытую неприязнь он увидел и со стороны полковников, ранее поддерживавших его. Напр., полтав. полковник М. Пушкарь, пославший в Москву донос на гетмана, обвиняя его в разжигании ненависти у казаков к моск. государю и в тайных сношениях с Польшей и Крымом. В. разослал по всем дорогам верные ему отряды казаков, а также поляков, чтобы поймать запорож. посланцев, но те сумели уйти от погони и добрались до Москву. Чтобы сгладить у царя впечатление от жалоб на него запорожцев и лишний раз заверить государя в своей верности, В. несколько раз посылал в Москву послов. В это же время в Москве появились посланцы от запорож. кошевого атамана Я. Барабаша с жалобой на притеснения В., на незаконность избрания В. в гетманы, на измену В., который заигрывает с поляками, ханом, султаном и ищет лишь случая, чтобы нарушить присягу моск. государю. Далее атаман Барабаш сообщал, что «крымский хан со всей ордой сидит пока дома, но имеет умысел пойти зимой на окраинные города…». Проверив показания сторонников и противников В., моск. пр-во всё-таки отдало предпочтение людям гетмана. Посланному из Москвы в Малороссию стряпчему Д. Рагозину с известием о рождении царевны Софьи и для разведки о ситуации в Малороссии. В., тем временем, обвиняя запорожцев в измене царю, вовсю готовился присягнуть польск. кор. Яну II Казимиру и ждал лишь удобного случая, чтобы осуществить свою цель. Заронив в рус. царе искру недоверия к запорожцам, В. одновременно старался возбудить сомнение относительно самого государя в малороссиянах. Однако тщательно скрывавшиеся замыслы В. всё же стали достоянием Москвы. В дек. 1657 в Запорожье был дон. казак Г. Савельев, по прозвищу Зять, поведавший (по возвращении на Дон) воеводе кн. С. Львову и дьяку Г. Башмакову об истинных целях В. и его окружения. А известны они стали после того, как несколько месяцев назад донцы, среди которых был и Зять, вместе с запорожцами ходили несколько раз под Очаков и в одном из походов захватили гонца гетмана с тайными грамотами к крым. хану, «вычитали те листы на раде и из них открыли, что Виговский задумал вместе с миргородским полковником Григорием Лесницким изменить московскому царю, соединиться с польским и шведским королями и с крымским ханом и воевать государевы города ». Львов и Башмаков донесли обо всём услышанном в Москву: «Да гетман же Виговский не велит пропускать к запорожскому войску пороху и свинцу и запасов, и по всем городам и по рекам поставил крепкую сторожу... А крымский хан уже переправился через Днепр с большим войском у Очакова, идет к гетману Виговскому и хочеть ударить на государевы козацкие и украинские города, вскоре по зимнему пути». Но Алексей Михайлович и тут не поверил достоверным сообщениям об истинных симпатиях гетмана к татарам и ляхам и о явной его антипатии его к Москве. Царь даже одарил посланцев В. и мирно отпустил их назад. Как будто всё складывалось для гетмана прекрасно. Однако против него начали открыто выступать некоторые бывшие его сторонники — полковники, первым среди к-рых был М. И. Пушкарь из Полтавы, проведавший, куда протягивает свои руки гетман. Пушкарь тут же обратился за помощью к запорожцам, и они прислали ему эту помощь. После ряда неудачных попыток договориться с полковником, В. запросил поддержки у хана, который сразу же пообещал её. Тем временем царь послал в Малороссию боярина Б. М. Хитрово, чтобы утвердить на гетманстве В. На раде в Переяславле, состоявшейся в нач. февраля 1658, с 3-й попытки В. был всё- таки утверждён гетманом Украины. Правда, принимая цар. грамоту об этом, он вынужден был согласиться на размещение в малоросс. городах рус. воевод. Между тем по всей Малороссиие стала разноситься молва, что атаман Стрынджа привёз из Москвы цар. грамоту, в которой якобы говорилось о вольном избрании в Запорожье гетмана. «Запорожцы той грамотой так взбунтовали украинцев, что они, побросав жен, детей и дома, ушли из городов в Запорожье для избрания в гетманы человека, который им будет люб». Это обстоятельство сыграло в судьбе В. роковую роль, т. к. грозило свести на нет все его хитроумные уловки, чтобы остаться у власти в Малороссии. Очередные его посланцы в Москву подписались под тем, что в 6 малоросс. городов царь пришлёт своих воевод, к-рые внесут в реестр 60 тыс. чел. и тем самым успокоят бунтовавших казаков. Москва тут же отрядила в Киев боярина и воеводу В. Б. Шереметева для приведения в реестр малоросс. казаков. Появившиеся в Малороссии моск. воеводы и дьяки быстро разобрались в хитросплетениях гетман. политики и доложили обо всем Алексею Михайловичу. Тем не менее царь продолжал верить В. и даже послал ему на помощь рать во главе с воеводой кн. Г. Г. Ромодановским. Узнав об этом и опасаясь, что в Москве откроется его измена, В. начал действовать. Сначала он решил уничтожить своих врагов на Украине, и в нач. июня произошло несколько сражений между В. и Пушкарём; 7 июня последний был убит. После этого гетман написал в Москву, что не нуждается в помощи и попросил отозвать из Малороссии полки Ромодановского. Даже получив сообщение об убийстве Пушкаря — сторонника Москвы, цар. пр-во, не допуская мысли об измене В., исполнило его просьбу, и Ромодановский вернулся в Белгород. В. продолжил выступления против своих противников и, выйдя победителем из этих схваток, изменил тон и по отношению к Москве, угрожая войной, если рус. воеводы не выдадут ему прячущихся в их войсках его противников и не оставят малоросс. города. После этого гетман заключил 6 сентября с Польшей договор в г. Гадяч, с помощью к-рого Ян-Казимир хотел отторгнуть Малороссию от Москвы и вновь присоединить её к Речи Посполитой, т. е. этим договором король хотел разрушить то, что сделал гетман Б. Хмельницкий для Малороссии. Царь, узнав о Гадячской унии, больше уже не сомневался в измене В. и 24 сентября послал в Малороссию грамоту, в к-рой гетман объявлялся клятвопреступником и изменником и весь малоросс. народ призывался к восстанию против него. Кн. Г. Г. Ромодановскому предписывалось двинуться из Белгорода в Малороссию против гетмана и его сторонников. Воевода уже скоро вступил в пределы Малороссии, и сразу же сопротивление гетману возросло многократно. Теперь поднялись и запорожцы; они принимали участие в общем восстании против В., преследовали его сторонника, нежинского пол-ка Гуляницкого, сожгли Ромны, взяли Пирятин, Чернуху, Горошин и др. города. Гетман, в свою очередь, собрав несколько тыс. верных ему малоросс. казаков и татар, решил захватить у русских Киев и снова «отобрать его под свою и лядскую державу». 29 октября он подошёл к городу, но был отбит воеводой В. Б. Шереметевым и притворно повинился перед царём; однако, «русские не верили ему и в последних числах ноября выбрали на время гетманом Ивана Беспалого». Неудачу потерпели тогда же и союзники В.— татары, против к-рых действовал запорож. пол-к И. Сирко: «Полковник Серко, собрався с запорожаны, ходил воевать около Белаго города [Аккерман], и ногайские улусы, которые кочевали близко Самарника, многих повоевал и двух мурз со всеми людьми и с имуществом взял, литовский ясырь побил, оставив при себе только знатных людей и, повоевав улусы, пошел было к Киеву на помощь к боярину Василию Борисовичу Шереметеву и воеводам. Виговский же, услыша о том, послал было для перейма, чтоб Серка не допустить к Киеву, своего полковника Тимоша с войском… Сирко того Тимоша побил и ушел он к Виговскому сам-треть; разгромив же Тимоша, Сирко пошел на Запорожье». 8 декабря запорожцы написали В. от имени кошевого атамана П. Гомона письмо, в к-ром «укоряли его в измене российскому монарху, в преклонении, подобно псу, возвращающемуся на свою блевотину, на римские заблуждения, в убийстве… полтавского полковника Пушкаря, и в разорении огнем и мечом цветущего города Полтавы, а в заключение письма, напоминая гетману о праведном суде божьем, советовали ему отстать от своего злого дела и идти по пути правды и спасения». Надо полагать, что запорожцы, кроме разницы в политич. воззрениях с гетманом, чувствовали к нему особую ненависть ещё и потому, что В., водя дружбу с татарами, по их настоянию, запрещал запорожцам походы в тат. аулы и на Чёрное море. Царь Алексей Михайлович, убедившись в измене В., питал ещё надежду кончить дело миром и как-то договориться с гетманом. С этой целью в нач. января 1659 в Малороссию отправился кн. А. Трубецкой с тайным наказом, что, если гетман и его сторонники снова пожелают присягнуть на верность моск. государю, созвать новую раду в Переяславе, вычитать на ней вины гетмана, среди которых и убийство пол-ка Пушкаря, и опять объявить его, если того пожелают казаки, гетманом на известных условиях и после принесения присяги царю, а к запорожцам послать указ прекратить бунты и повиноваться гетману. Однако В. отверг это предложение. 13 янв. 1659 он собрал раду в Чигирине и решил выступить на ней против моск. войска и запорожцев. Последние отправили отряд козаков во главе с полк-ком Силкой в Малороссию в помощь кн. Ромодановскому. Полковник расположился в г. Зеньков. С гетманом были казаки, татары и поляки. Отправив к Лохвице отряд во главе с Немиричем, В. двинулся на Миргород, взял его без боя и пошёл к Зенькову. Несмотря на своё численное превосходство, гетман в течение 6 недель ничего не мог сделать с запорожцами и вынужден был отступить с большим уроном. От злости за поражение он сжёг несколько городов на Украине и повернул к Чигирину, оставив для действия против запорожцев чигирин. полк-ка Скоробогатко с казаками и небольшой отряд татар, приказав ему строго следить, чтобы запорожцы не пробрались к Лохвице на соединение с моск. воеводами, которых осаждал Немирич. Однако запорожцы после ухода В. сделали вылазку и, внезапно напав на Скоробогатко, разгромили его войско, ранив его самого, после чего благополучно добрались до Лохвицы и соединились с Ромодановским и гетманом Беспалым. Не сумев одолеть запорожцев на поле боя, В. начал писать письма в Сечь, склоняя оставшихся там казаков на свою сторону. «Но из Запорог к нему козаки не идут, потому что к ним пишет Юpий Хмельницкий, что-де отец его, гетман Богдан Хмельницкий, был у великаго государя в вечном подданстве и потому козаки к нему, Выговскому, не ходили бы». Между тем против гетмана выступила большая рать из русских и украинцев во главе с воеводами князьями Г. Ромодановским, А. Трубецким, С. Пожарским и гетманом И. Беспалым. Однако в сер. апр. 1659 рать эта под Конотопом была разгромлена объединёнными силами В. и татар, так что лишь половина её смогла укрыться в Путивле. Тогда татары многих русских и казаков захватили в плен и угнали их на невольничьи рынки в Крым, а некоторых «православных христиан и сам изменник гетман крымским татарам в плен поотдавал». Когда В. уже готовился торжествовать громкую победу, из Сечи против него двинулся с запорожцами кошевой Сирко. Одновременно против татар выступил и молодой Ю. Хмельницкий. В. вынужден был убраться из Малороссии под защиту поляков, и в нач. октября в Переяславле он был лишен звания гетмана, а на его место избрали Ю. Хмельницкого. Но сначала Сирко и запорожцы отправили в Чигирин казаков отобрать у В. булаву, бунчук, знамя и проч. войсковые клейноды, на что бывший гетман согласился с большим трудом, да и то часть из них увёз в Польшу. Тотчас после избрания в гетманы Хмельницкий бросился к Чигирину, столице Выговского, и, не застав там самого гетмана, а лишь пехотный казацкий полк под командой С. Гуляницкого, полк тот разбил, «полковника убил, вошел в Чигирин и Субботов, забрал там весь скарб гетмана Ивана и его брата Даниила Выговских, раньше того ушедших из Чигирина в город Хмельник Вроцлавского полка, и, оставив ни с чем жену Ивана Выговского Елену Хмельницкую, ушел вон из Чигирина». В 1664 В., давно покинувший Малороссию и бежавший в Польшу, но не пришедшийся там ко двору, несмотря на то, что ему присвоили звание сенатора, вошёл в сношение с пол-ком Сулимой и уговорил его поднять восстание в Малороссии против польск. старост и шляхтичей в пользу моск. царя. Сулима, надеясь на помощь Сирко, 24 февраля подошёл к Белой Церкви, напал на гетмана Тетерю и польск. полк-ка Маховского, находившихся в крепости, но был отбит: «Итак,— по словам польск. хрониста,— Бог попустил, что изменники поторопились, не дождавшись Сирка, который также должен был подойти [к Белой Церкви] с несколькими тысячами отборных стрелков и уже подошел было к Уманю и там отдыхали, вышедши из местечка Торговицы, расположенного над Бугом; сильно укрепленного валами и хорошо снабженного войском и стрельбою». За это дело бывший гетман В. был схвачен Маховским и после 10-часового суда расстрелян. Преемник казнённого гетман И. Брюховецкий универсалом (указом) от 23 марта известил о гибели В. «за веру христианскую».

Владимир Богуславский

Материал из кн.: "Славянская энциклопедия. XVII век". М., ОЛМА-ПРЕСС. 2004.


Далее читайте:

Исторические лица Украины (биографический справочник).

Источники:

АЮЗР, т. 4, 7, СПБ, 1863-72; Памятники, изданные врем. комиссией для разбора древних актов при киевском ген.-губернаторе, т. 2-3, К., 1846-52; Летопись самовидца, К., 1878.

Литература:

Соловьев С. М., Гетман Выговский, "Отечеств. зап.", 1859, кн. 11; Антонович В. Б. и Бец В. A., Историч. деятели Юго-Зап. России в биографиях и портретах, в. 1, К., 1883, с. 49-67; Греков И. Б., Из истории совместной борьбы Украины и России за осуществление решений Переяславской рады (1657-59), в сб.: Воссоединение Украины с Россией, М., 1954; Стецюк К. I., Народнi рухи на Левобережнiе i Слобiдськiе Украïнi в 50-70-х роках XVII ст., К., 1960.

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев