Михаил МИХАЙЛОВ
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Михаил МИХАЙЛОВ

2013 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Михаил МИХАЙЛОВ

Словацкий синдром

Что — за красивой обёрткой Евросоюза?

Не раз доводилось слышать про ошибочность белорусского пути. Про то, что у Беларуси дорога к счастью только одна — избавиться от «диктатуры» и попасть в Европейский Союз. И вот тогда... Что тогда?

Порой даже говорят: у Беларуси есть конкретный образец для подражания — Словакия. Вот где — подлинная демократия, свобода и красивая жизнь.

Что ж, давайте посмотрим на Беларусь не из Москвы, а из Братиславы. Благо, мне там за последние годы приходилось бывать часто и находиться подолгу. С 2004 года Словакия — полноправный член ЕС и НАТО, с 2007 — Шенгенского соглашения. В 2009 перешла на евровалюту. Это страна, сопоставимая с Беларусью по многим параметрам: территории, населению, уровню социально-экономического развития. И как она выглядит с обычной, житейской точки зрения простого человека?

Прежде всего — как с работой? Легко ли ее найти? Нелегко. Но, предположим, вам повезло, и вы смогли занять недавно открывшуюся вакансию. Например, в городе Жилина, сборочный автозавод корейского «КИА-Моторс». Место сборщика, зарплата до вычета налогов — 520 евро в месяц, плюс 33 евро — доплата за постоянную смену. На руки работник получит 420 евро. Это хорошая зарплата.

А какие расходы? Квартплата за свою жилплощадь — 250–300 евро. Меньше не получается, да и то при условии бережного отношения к электроэнергии, газу и горячей воде. За каждый кубометр ее придется заплатить около 10 евро. Если живете в отдельном доме — только на газ расходы составят около 100 евро в месяц. Одна поездка в автобусе или троллейбусе — от 1 евро.

Но этого мало. ЕС (или, как говорят в Словакии, «Эуропска униа») обязал государство оказать помощь Греции. В результате за прошлый год с каждого словака было удержано около 200 евро в помощь солнечной Элладе.

Так что же остается на жизнь? Одеться-обуться, да и покушать не мешало бы. И другие траты случаются. Вопрос риторический...

Пора купить продукты. Едем на братиславский сельхозрынок. Большое просторное здание в центре города. Внутри — полупусто. Голландские резиновые помидоры, баклажаны, итальянский виноград. Вместо мясного ряда — филиал сетевого магазина. Старожилы рассказывают:

— Вот тут раньше были домашние куры, гуси и утки, яйца, там — рыба, вон там — свинина и говядина, там — молочные поросятки.

— А куда же все это исчезло?

— Ну, вы понимаете... Эуропска униа...

Конечно, понимаю. Из Брюсселя, наверное, виднее, что нужно, а что нет.

Рынок в субботу открыт только до 12 дня, а в воскресенье закрыт вообще. Да и правильно, наверное. Что там делать?

Сразу вспомнился Комаровский рынок. А еще — обычный магазин «Продукты» рядом с ж/д станцией в провинциальном Солигорске. Прилавки «ломятся» — столько видов рыбы, колбасы, сыров и прочего — просто разбегаются глаза. Вот бы куда братиславчанам съездить на денек, посмотреть на изобилие и попробовать «диктаторских» продуктов. Хотя бы «нарочанского» хлеба...

Поскольку на рынке с продуктами ситуация непростая, идем в обычный сетевой супермаркет. И покупаем там за 4,5 евро охлажденную свежую курицу. Все бы хорошо, но при варке она начинает пахнуть, чем угодно, но только не курицей. После получаса варки становится мягкой, как пух. О вкусовых ощущениях говорить излишне. В чем дело? Как их выращивают, чем пичкают и насколько это безопасно? Нет ответа.

Хлеб, молоко — по 1 евро, пачка масла — 2 евро, мясо 4-10 евро. Про колбасу и сосиски умолчу, будем считать, что их съедобных — просто нет. Нельзя же всерьез считать колбасой изделие из соевой основы с красителем? Нет, мы к такому не приучены. Нам пока еще есть с чем сравнить. Хлеб в основном картофельный, пшеничного белого — 1-2 вида. Но на обычный хлеб он похож только внешне. Мягкий, как вата, рассыпается в руках.

Вообще, с момента вхождения в «цивилизованный рынок» местное сельское хозяйство претерпело большие изменения. Рынок еды сразу заняли международные пищевые компании и корпорации. Их таблички можно увидеть на строго охраняемых пахотных землях. Что они там «химичат» — неизвестно, но результат виден в продуктовых супермаркетах.

Иностранные инвесторы пришли не только в сельское хозяйство. Они поспешили прибрать к рукам все мало-мальски прибыльное. Предприятия, торговые сети, банки получают доход, который выводится за границу. Один банк с красивым словацким названием давно принадлежит итальянской группе, другой — австрийцам, третий — немцам.

Медицина — отдельная история. Расскажу о том, с чем столкнулся сам.

У нас заболел 3-летний ребенок. Температура поднялась до 39. Звоним педиатру, с которым заключен договор. Просим прийти, когда будет возможность. Нет, отвечает, я не приду. У нас не принято. Но почему? Ведь раньше приходили? Так то было раньше. А теперь... Вас много — я одна. Приходите сами. Ну, как же, говорим, с такой температурой? Тогда звоните в «скорую». Звоним. Нет, отвечают, не приедем — идите к своему терапевту. Круг замкнулся. Пришлось кое-как сбивать температуру и идти.

Так и ходят вместе к врачу: и инфекционные больные, и здоровые, часами сидят в одной общей очереди. Так принято.

Следующим откровением было, когда ребенка на прогулке укусил клещ. Дома вытащили насекомое своими силами, оставалось только проверить, полностью ли был удален и нет ли инфекции. Едем в детскую инфекционную больницу, отделение срочной помощи. Оплачиваем прием. Врач спрашивает, зачем приехали. Объясняю и прошу посмотреть.

— А мы не можем посмотреть. У нас нет лупы.

— Хорошо. А куда нам отвезти клеща на анализ? Где лаборатория?

— Не знаю у нас таких лабораторий. А зачем вам?

Вот так. Клещи есть, и в достатке, а лабораторий — нет.

— Но ведь ребенок может заболеть. Надо узнать — заразен клещ или нет...

— А вы подождите 3-4 недели. Если у ребенка онемеет половина лица, то все станет ясно!

На этом наш разговор, естественно, был закончен.

И последний случай. Понадобилось взять направление на рентген. Позвонил в медцентр, объяснил ситуацию. Хорошо, отвечают, приезжайте. Я вас запишу к доктору, он даст нужное направление. Записали в очередь. В назначенный день приезжаю к этому врачу. Уже в кабинете выясняется, что направление выдать он не может, т.к. с той поликлиникой у них нет договора. Спрашиваю — а почему же мне об этом заранее не сказали? Стандартный ответ — «на этот вопрос ответить не могу». Выхожу из кабинета, окликает сотрудница с приемной стойки. Решил, что, наверное, хочет извиниться.

— С вас — 45 евро.

— Простите, не понял. За что?

— Ну, вы же были у врача? Это плата за прием.

Подробно объясняю всю ситуацию с самого начала. Не помогает. Чувство такое, что говоришь со стенкой.

— Но ведь вы же были у врача? Были. Заняли его время? Заняли. Вот у нас цена по прейскуранту.

Попросил позвать начальство. Та же история. В конце концов — хорошо, говорят, мы идем на уступки. 30 евро будет с вас, меньше уже не можем. Это наша минимальная такса. Не хотите платить? Очень жаль, но тогда нам придется связаться с адвокатами или обратиться в полицию.

В тот момент я начал понимать, зачем и почему адвокатские и юридические конторы расплодились тут, как грибы.

Власти жалуются, что малый и средний бизнес «не хочет работать». Они, наверное, не в курсе, что даже процесс самой простой юридической регистрации усложнен и забюрократизирован до предела. Сотни самых разных бумаг, справок, подтверждений, выписок и протоколов. Самому не справиться, поэтому для регистрации приходится нанимать юриста или адвоката. Это еще 400-500 евро. Юристам и адвокатам тоже хочется кушать, и желательно повкуснее. Так принято в «Эуропскей Унии». Неудивительно, что большинство малых предпринимателей по возможности стараются работать «вчерную». Без оформления чеков и счетов.

Власть изыскивает все новые и новые способы получения денег. В этом году ставку НДС подняли до 20%. Соответственно выросли и цены. Но денег все равно нет, дырки никак не залатываются. А ведь пока еще с финансированием некоторых проектов помогает ЕС.

За каждую бумажку и чих надо платить. Хочешь подать документ, нужна выписка, справка или подтверждение — плати 8 евро. Но просто оплатить нельзя, надо пойти и купить специальные денежные «марки» и оплатить ими. График работы учреждений тоже довольно оригинальный. Понедельник до 15-00, среда до 17-00, пятница до 12-00. Во вторник и четверг приема нет. Так теперь принято.

Обратил внимание на маленькую, но показательную деталь. Все двери во всех учреждениях, включая поликлиники, не имеют ручек с внешней стороны. Войти внутрь можно, только если тебя туда впустят. И стучать не принято. Стой и жди.

В частных медцентрах цены впечатляют, но подход точно такой же. Запись на недели или месяцы вперед, время строго нормировано, врач то и дело поглядывает на часы. Ведь за тобой — другой пациент, надо успеть его принять, а главное — выписать счет на оплату. Процесс доведен практически до автоматизма. Как говорится — ничего личного, просто бизнес. Не могу не отметить, что наша медицина, при всех ее недостатках, — несравненно добрее и человечнее.

В Минске снимал квартиру в доме, где в соседнем подъезде квартировала семья словаков. Разговорились. Оказалось, приехали поправить здоровье, причем уже не впервые. Спрашиваю — а что, в Словакии неважные доктора? Да нет, говорят, но нам лучше здесь. И цены совсем другие, и очередей нет. Я спрашиваю — а отношение? Они переглянулись — да, это ключевое слово. Именно за этим и приезжаем. А не страшновато приезжать? Вроде бы диктатура тут, по слухам... Смеются в ответ...

Как хорошо я их понимаю. И как хорошо, что в Минске снять дверные ручки пока не додумались...

Пара слов о детских садах. Государственные садики есть, но их все меньше и меньше. Очередь в них строго расписана. Не хватило места? Добро пожаловать в частный. 400 евро в месяц. Но и государственные уже не совсем бесплатны — около 40 евро, тоже в месяц. Сказывается постепенное проедание старых, еще со времен социализма, запасов.

На мусорных контейнерах здесь висят... замки. Да-да, самые настоящие — амбарные. Мы привыкли, что замки нужны там, где лежит что-то ценное. Но здесь так принято. Просто так мусор не выбросишь — нужен ключ. Это борьба за экономию и чистоту. Каково же было удивление, когда однажды съездил за город в лес. В лесу, скрытая снаружи деревьями, оказалась чудовищная свалка-помойка. От пищевых отходов до старых покрышек и строительного лома. Но зато бесплатная и работающая без замков и ключей. Надо полагать, это и есть стремление к чистоте и забота об экологии по правилам «Эуропскей унии».

Важным делом собирания денег заняты не только коммерческие структуры, но и ... полиция. На машинах дорожной службы красуется трогательный девиз — «помогать и охранять». На деле правильнее было бы написать «ловить и обирать». Да, они зарабатывают для государства деньги. Это даже не скрывается. Машину поставить — большая проблема. Кругом либо запрещающие знаки, либо разметка, либо место «зарезервировано». Подъехал к школе или детскому саду, выскочил на пару минут, возвращаешься — а они уже здесь. Плати 60 Евро. Хорошо еще, если успел вернуться. Если нет — блокиратор на колесо или эвакуация машины. В этом случае штраф будет намного больше. А поводов очень много. Парковка ближе 1,5 м. от пешеходного перехода, поставил на границе с разметкой... Еще любят спрятаться в укромном месте и оштрафовать за превышение скорости на 5 км/ч. Но все очень культурно. Вам, спрашивают, как хочется заплатить — наличными или кредитной картой? У нас для вас все условия. Нет с собой денег? Очень жаль. Тогда забираем права. Чего не сделаешь ради выполнения плана!

Это, конечно, замечательно. Жаль только, что когда требуется помощь, а денег от этого не предвидится — активность полиции куда-то исчезает. У моей знакомой жулики украли сумку прямо в офисе телефонной компании. Ее обнадежили — кто-то из сотрудников видел, кто взял, да и камеры слежения все зафиксировали. Она пошла в полицию, написала заявление. Его нехотя приняли. Через пару месяцев снова оказалась в том офисе и поинтересовалась — есть ли новости, помогли ли камеры наблюдения. Нет, говорят, новостей, а запись с камер никто и не запрашивал. Я почему-то уже не был удивлен.

Ну что ж, мы поездили по городу, пора заправить машину. Едем на бензоколонку — из недорогих. Самый дешевый бензин — 1,6 евро/литр. Дизтопливо — 1,5. Это значит, что для полноценной заправки нашей малолитражки потребуется чуть больше 70 евро. Однако... Стою и размышляю над тем, смогу ли я обойтись вообще без машины.

Вспомнилась статья в известном словацком еженедельнике. По просьбам водителей корреспонденты решили провести собственное расследование и узнать, почему цена на бензин так высока. И что надо сделать, чтобы ее снизить. По их расчетам, со всеми накрутками цена должна быть вдвое меньше.

Итак, они затеяли переписку, начали ездить по министерствам и ведомствам. Из одного их направляли в другое, из другого — в третье. Пока круг не замкнулся, и они, так ничего не узнав, не сдались. Статья завершалась словами — «Нам остается только надеяться, что цена на бензин не будет расти. А если будет — то хотя бы не слишком быстро». Так и есть. Надежда умирает последней.

В разговорах на улице от совсем юных до стариков только и слышишь: «деньги», «деньги», «деньги». Причем, от совсем юных до стариков. Многие откровенно говорят, что разочаровались в этой новой системе, что их обманули. Думали, что все будет совсем не так. Наверное, остается только надеяться на власть. Только непонятно на какую — местную или которая в Брюсселе?

Новая жизнь вносит свои коррективы. Знакомого с женой-словачкой недавно пригласил на день рождения ее брат. Они ехали прямо с работы, поэтому поужинать не успели. В гостях их ждал бокал сухого вина и горсть соленой соломки. Товарищ попытался намекнуть, что хорошо бы немного перекусить. Но жена одернула — «так не принято!». Вот такие довольно удивительные метаморфозы происходят с людьми, оказавшимися в долгожданных реалиях.

Быть членом Шенгенского соглашения — замечательно. Это прекрасная возможность путешествовать без визы в любую страну союза. Но без денег и тут, как говорится, далеко не уедешь.

Поинтересовался недавно у нескольких знакомых, работающих по найму, как им живется. Удается ли что-то отложить на «черный день»?

— Да что вы — тут не об этом думать надо. Протянуть бы до следующей получки, чтобы не занимать. Влезешь в долги — потом будет еще труднее.

Но не следует искать обсуждения важных проблем в прессе или ТВ программах. Поднимаемые темы укладываются в строго определенные рамки, а программы тщательно «причесаны». Это обычная цензура, но они сами очень не любят это слово. Говорить так — не принято. Имеющие отношение к ТВ утверждают, что выстроенная жесткая система работает под надзором специалистов из ЕС и США. Правда это или нет — неизвестно. Во всяком случае, впечатление складывается действительно такое.

Конечно, в Словакии есть успешные люди, которые владеют хорошими ресторанами, отелями, элитными центрами. По удивительному совпадению, очень часто оказывается, что это — действующие или бывшие чиновники, их родственники и так далее. Но что-то не слышно разбирательств и разоблачений. Надо полагать, так и должно быть...

У местной власти — свои проблемы. Чехарда со сменой правительств уже набила оскомину. Однако выбор богат. Одной демократии — несколько видов. Социальная, обычная, консервативная, либеральная, христианская... Новые рулевые пытаются свалить на предшественников все проблемы. Например, убыток ЦБ за один 2010 год составил ни много ни мало... 1,5 млрд. евро. Нельзя сказать, что это кого-то особенно взволновало. Принимается как данность — ведь никто не берет на себя ответственность.

Хотя в наличии истинной демократии этим летом смогли убедиться граждане, вышедшие на согласованный митинг против коррупции. На этом митинге люди попытались провести сидячую акцию. Но так не принято. Поэтому немедленным ответом были полицейские дубинки — прямо по головам сидящих. На этом митинг быстро закончился...

 

Вместо эпилога

Так что из «словацкого опыта» нужно Беларуси? Платная медицина и платное образование? Жилье, за которое нужно отдать две трети зарплаты? А может быть, передача иностранным «эффективным инвесторам» прибыльной собственности и потеря национального суверенитета?

Или все-таки этот опыт следует расценивать как отрицательный? Чтобы не делать необдуманных опрометчивых шагов, о которых потом приходится жалеть. «Что имеем — не храним...»

 

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев