Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России

2018 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Анатолий ЩЕЛКУНОВ

Дипломат России

Историческое повествование

Часть первая

Подготовка к экспедиции

 В конце марта полковник прибывает в Петербург. После мягкой зимы в Европе холодный пронизывающий ветер с Балтики показался ему особенно неприветливым. Он сразу уходит с головой в процесс подготовки к предстоящей экспедиции. К его сожалению многое из того, что он предлагал в своих записках, не было учтено. Как это было свойственно характеру Игнатьева, на встрече с Ковалевским он не стал скрывать своих опасений.

 – Ваше превосходительство, хотел бы обратить внимание на некоторые обстоятельства, могущие препятствовать успеху экспедиции.

 Ковалевский спокойно выслушал его и спросил, что конкретно он имеет в виду.

 – Я полагаю, что в экспедицию назначено слишком много ненужных лиц из различных ведомств и слишком поздним – в середине мая – предусмотрено её выступление для такого дальнего перехода по безводной пустыне в самый жаркий период.

 – Но вам самому на сборы остаётся не более двадцати дней…

 – Хотел бы также заметить, что в моих предложениях военный конвой посольства предполагался вдвое многочисленней. Я внимательно ознакомился с вашим отчётом об экспедиции в Бухару и с интересом прочитал вашу книгу. В них вы пишите о том, насколько труден и опасен переход через степи и пустыни Хивы.

 – Я разделяю ваши опасения, полковник. Но так распорядился великий князь. Он запросил мнение военного министра и оренбургского генерал-губернатора. Они заверили его в своей готовности оказать всяческую поддержку вашему посольству.

 Ковалевский, успокаивая Игнатьева, сказал, что ему отсюда всё кажется таким опасным. На месте он убедится, что препятствия не столь значительны. Генерал-губернатору Катенину и командующему Аральской флотилии Бутакову будут даны указания ускорить приготовления. А если состав экспедиции окажется неудачным, то он всегда может отправить обратно ненужного человека.

 – Открытие судоходства на реке Амударье составляет важнейшее из всех порученных вам дел, – подытожил Егор Петрович. – Имейте в виду, что конечной целью наших действий – искать удобнейший путь в Индию по рекам Аму и Сыру или через Кашгар… На Персию нам надеется нельзя. Желательно достигнуть самостоятельного пути для будущих действий. Сделайте то, что можете сделать. Но надо избегать военных действий. Легко войну начать. Да не легко вести.

 Полковника принял и военный министр Николай Онуфриевич Сухозанет. Он хорошо знал семью Игнатьевых. Его брат Иван Онуфриевич возглавлял Пажеский корпус до того, как отца Николая Павловича назначили директором этого самого престижного в России военного училища. Игнатьева растрогали поистине отеческие слова старого боевого генерала, участника двух войн – Отечественной и Крымской, который на все лады расхваливал его способности. Говорил о том, что его ожидает блестящее будущее на военной службе, и выражал большое сожаление, что полковника забирают у него на «такое рискованное дело».

 Омрачало Николая Павловича одно – зловещие предсказания, которыми осаждали его родителей знакомые. Многие приятели Игнатьева расставались с ним, словно в последний раз перед неминуемой гибелью. Были и такие, кто с едва скрываемой завистью к быстрому карьерному росту молодого посланника, пытался внушить ему мысль, что государь и князь Горчаков намеренно направляют его с таким опасным поручением в надежде на то, что он либо свернёт себе шею и погибнет, либо осрамиться перед петербургским светом.

 Особенно Игнатьева растрогало сердечное прощание с императором и членами венценосной семьи. Тёплое, по-настоящему сердечное отношение, которое проявили государь и великий князь Константин Николаевич, произвело на него глубокое впечатление.

Вернуться к огравлению книги

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев