Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России

2018 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Анатолий ЩЕЛКУНОВ

Дипломат России

Историческое повествование

Часть первая

Первая встреча с хивинцами

 Ранним утором 22 июня Игнатьев распорядился начать переправу. Приготовленные хивинцами лодки оказались малого размера, ненадёжной конструкции и недостаточными по количеству для многочисленного каравана. Это создало значительные затруднения. На них предстояло плыть до другого берега в течение восьми часов, пробираясь через камышовые заросли при невыносимой жаре (свыше 40 градусов в тени) и атакуемыми мириадами комаров и мошек. Первоначально была отправлена половина конвоя с лошадьми. Игнатьев поручил старшему офицеру расположиться на противоположном берегу с необходимыми предосторожностями на случай нападения. Верблюдов погонщики повели в обход. Большую часть повозок пришлось сжечь. Николай Павлович с небольшим отрядом уральцев и несколькими сопровождающими переправлялся последним. Прибыв на другой берег, он сел на подведённого к нему коня и подъехал к выстроившимся казакам конвоя. Поздоровавшись с ними и проехав по фронту, он направился к встречавшим его хивинцам, которых было не менее ста всадников, и произнёс перед ним приветственную речь. Уважая местные обычаи, посол пригласил хивинских чиновников на обед. По его окончании он одарил их сахарными головами и небольшими сувенирами. Через два дня, когда подошли верблюды, поход был продолжен. Дорогою хивинские всадники, сопровождавшие посольский караван, развлекали членов экспедиции, состязаясь на своих быстрых и лёгких конях или охотясь на кабанов, рыскающих по камышам. Чем ближе подходил караван к Кунграду, тем чаще попадались радующие глаз засеянные и обработанные поля и фруктовые сады, орошаемые арыками.

 На сей раз Николай Павлович провёл ночлег близ аула, в саду Азбиргена. Благодатная тень его деревьев, первая за время похода, первые плоды и вкусные свежие овощи после полуторамесячного странствия, пирамидальные тополя и абрикосовые деревья, палатка, разбитая у пруда, вызывали у него добродушное, но с оттенком ностальгии настроение. Напившись зелёного чая, вкусив фруктов и разнообразных хивинских деликатесов, он сел за письма к родным и Ковалевскому. Последнее письмо было отправлено им с чабаром перед переправой. Тем не менее, он продолжал вести своего рода дневниковые записи о своих наблюдениях в виде писем, сознавая, что в походе может случиться всякое. Не исключал он и смерти.

 Проснувшись 29 июня, когда чуть забрезжил рассвет, посланник увидел на складном стуле возле постели портреты отца и всей семьи. Это его камердинер Дмитрий Скачков трогательно напомнил о дне именин Павла Николаевича. Кстати сказать, Скачков прослужил у Игнатьева без малого тридцать лет, став в семействе как бы родным. По случаю именин отца Николая Павловича поздравили все члены экспедиции. Он пригласил сотрудников посольства и офицеров на обед, а для нижних чинов зарезали быка и раздали вина.

 При подъезде к Кунграду миссию посетили сборщик подати и таможенный чиновник. Они передали поклон от хана и заявили, что присланы узнать, с каким грузом едет посольство, поэтому хотели бы осмотреть вьюки. Со ссылкой на международный обычай, по которому посольское имущество не подлежит осмотру, им было отказано. Тогда хивинцы попросили предоставить список вещей. Эта просьба была удовлетворена. Получив список и подарки в придачу, они рассказали Игнатьеву неприятную новость. Оказалось, что среди местных жителей распространились слухи, будто бы караван везёт пушки, а на Хиву идут два многочисленных русских отряда с целью завоевать город. Эти слухи подогревались передвижениями генерал-губернатора по степи. Плохую службу сослужило и перехваченное хивинцами письмо начальника края туркменам, в котором он, стремясь к налаживанию с ними добрососедских отношений, выражал им дружеские заверения. Но наибольший переполох вызвал пароход, устроивший в низовьях реки пушечный салют при приближении «Обручева» и двух барж.

 Когда судно появилось в Кунграде, оно нагнало страху на его жителей, никогда не видевших ничего подобного. Так же перепуганы были и лодочники на Айбугирской переправе, попрятавшиеся в камышах от чудовища, выбрасывавшего черную струю дума к небу. Их с трудом удалось собрать, чтобы они подали свои лодки для каравана посольства. Бутаков пытался войти в Амударью по различным рукавам. Но попытки оказались безуспешными из-за быстро меняющегося русла реки. Зондаж её фарватера и сигнальные выстрелы с «Перовского» вызвали не только тревогу у хивинцев, но и сомнения в истинных мотивах российской миссии.

 Всё это напугало хивинского властелина. Он стал собирать войско, ожидая со дня на день нападения русских отрядов вместе с туркменскими племенами. Узнав об этом от Есаул-баши и хивинских чиновников, Игнатьев подумал:

 «Плохую службу сослужили нашему посольству действия начальника флотилии и маневры генерал-губернатора. Получилось, ну точно, как в басне Крылова про лебедя, рака и щуку».

 Пароход вновь опаздывал на встречу с караваном. От Бутакова, несмотря на прежние заверения, не было никакой информации. А назначенные для сопровождения экспедиции хивинцы настойчиво просили не мешкать и удовлетворить пожелания Сеид-Мохаммеда – скорее выступить в Хиву, чтобы рассеять возникшие подозрения.

 Игнатьев отправил лейтенанта Можайского в сопровождении двух хивинских чиновников навстречу флотилии. Официально ему было поручено, если пароходу не удастся пройти по реке до города Ургенча, где будет находиться посольство, получить от Бутакова подарочные вещи и на барках приплыть в Хиву. А секретное поручение предусматривало произвести полную рекогносцировку реки и глазомерную съемку местности. Для этой цели с ним направлялся топограф и расторопный казак из уральцев.

Вернуться к огравлению книги

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев