Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России

2018 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Анатолий ЩЕЛКУНОВ

Дипломат России

Историческое повествование

Часть первая

Ночной набег грабителей

 Однажды, к вечеру, посольские разведчики, но не хивинские, доложили послу о том, что замечены три подозрительных группы всадников, скрывавшихся за барханами. Николай Павлович сразу вспомнил, что казахи предупреждали его, как только караван дойдёт до бухарской границы, то по тайному приказу хана хивинский конвой совместно с тремя сотнями чаудуров совершит нападение на него. Ожидая возможной ночной провокации, Игнатьев выбрал подходящее место для бивака и распорядился сделать привал. Он приказал разместить все повозки с кибитками в форме четырёхугольника. Пустое пространство занять тюками и тяжёлой поклажей. Лошадей также разместить в середине каре. Ещё с самого начала похода посланник велел приучать лошадей по специальному свистку бросаться в каре, а не разбегаться по степи. Только там их кормили овсом. Лошади так привыкли к этому сигналу, что, услышав знакомый свист, опрометью сбегались в середину каре. По флангам были расставлены часовые, а несколько впереди – казахский пикет. Приготовления оказались ненапрасными. В середине ночи Игнатьева разбудил встревоженный есаул:

 – Ваше превосходительство, часовые доложили мне, что наш караван окружили всадники. Я приказал приготовиться к бою.

 – Есаул, произведите в них выстрелы сигнальными ракетами, – коротко скомандовал Игнатьев, схватив свои два заряженных пистолета.

 Через пару минут раздались выстрелы, и кромешную тьму ярко осветили ракеты, которые, шипя и разбрасывая в стороны искры, полетели за барханы.

 Все члены экспедиции громкими криками «Урааа!» сопроводили разрывы фейерверков. Никогда не видевшие такого зрелища разбойники пустыни моментально исчезли.

 К утру Бородин доложил о прибытии двух всадников, которые просят встречи с «главным начальником». Игнатьев приказал проводить их к нему. Это были два туркменских старейшины, которые принесли ему извинения за ночное беспокойство. Они приняли караван за торговый и просили не жечь больше (шайтан атеш) дьявольский огонь, потому что он пугает лошадей, которые становятся, словно бешенные. Старейшины заверили, что они не намерены нападать на русское посольство.

 Николай Павлович этим не удовлетворился. Он потребовал, чтобы сын предводителя шайки и один из старейшин остались в посольском караване в качестве (аманатов) заложников. Парламентёры согласились с этим требованием. Аманаты были окружены четырьмя казаками с пистолетами наготове. Туркменских грабителей предупредили, что при попытке нападения или приближения к каравану они будут застрелены. Эта мера оказалась действенной. В ходе дальнейшего движения никаких провокаций со стороны аламанщиков не было. При приближении к Бухаре аманаты были отпущены. Игнатьев одарил их халатами, как знак внимания, послав особенно нарядный халат с галунами предводителю шайки.

 Ночное происшествие неожиданно благотворно повлияло на больных. При виде опасности они все встали в ряды защитников. А на утро, как один, заявили, что выздоровели и далее готовы ехать верхом на лошадях или на верблюдах. Этим весьма смутили доктора Батаршина, который никак не мог поверить в могучую силу психологического воздействия на здоровье человека.

 Через день после этого происшествия посол узнал от сопровождавших казахов, что отряд аламанщиков, убедившись, что с посольским караваном ему не справиться, ограбил кочевавшие недалеко казахские аулы, которые были подвластны бухарскому эмиру. Поскольку шайку разбойников беспрепятственно пропустили хивинцы, то этот случай вызвал крупный раздор между Хивой и Бухарой.

 Набег грабителей вызвал преувеличенные слухи в Оренбурге. Вероятно, стрельба ракетами произвела на степняков такое сильное впечатление, что, передавая рассказ об этом из уст в уста, каждый добавлял что-нибудь от себя. И до начальника края эта история дошла уже как кровавое сражение, закончившееся гибелью посольства. В Оренбурге поспешили обвинить Игнатьева в бесшабашной отваге и, сожалея о преждевременной смерти посланника, поспешили донести об этом в Петербург.

 Войдя в кабинет царя на очередной утренний доклад, Горчаков, ещё не успев начать заготовленную им фразу о своём вчерашнем разговоре с французским посланником, как император, писавший что-то за столом, обратился к нему:

 – Князь, я только что прочитал донесение от генерал-адъютанта Катенина… Он сообщает о нападении туркменского отряда грабителей в пятьсот человек на наше посольство… В неравном бою погиб флигель-адъютант полковник Игнатьев… Весь караван захвачен разбойниками… Я сердечно жалею об утрате своего крестника… Он был славным офицером.

 Александр Михайлович, не имевший такой информации, – снял вдруг запотевшие очки и, протирая их белоснежным батистовым платком, – произнёс:

 – Ваше величество, надо проверить эти сведения. Полковник Игнатьев опытный военный. О нём мне рассказывал военный министр, что он проявлял большую изобретательность, организуя береговую оборону на Балтике, когда английские корабли приближались к нашей столице.

 – Знаю – знаю… Николай – человек отважный и не по возрасту находчивый. Надеясь, он сумел выйти с честью из опасного положения. Я поручу Катенину ещё раз всё проверить и доложить.

 Позже, вернувшись домой, Игнатьев узнал, что многие в царском окружении и правительстве поверили сообщению оренбургского начальника и сочли своим долгом подготовить ничего не подозревавших родителей к ужасной участи, постигшей их сына.

 В середине сентября, когда до Бухары оставалось не более одного перехода, посолу доложили о прибытии гонца. Он доставил письмо от Тохсаба мирзы Азиза, министра бухарского эмира, ранее извещённого Игнатьевым о прибытии своего посольства. Тохсаб сообщал, что известил о приближении каравана своего эмира. Но просил замедлить движение до получения от него ответа, поскольку эмир выступил с войском против кокандского хана.

 Посол ответил мирзе Азизу, что после трудного перехода по пескам пустыни Кызыл-кум он не может задерживать караван в голодной степи и продолжит движение, надеясь на приём во всех поселениях, который соответствует значению русского посольства и дружественным отношениям между двумя государствами.

Вернуться к огравлению книги

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев