Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России

2018 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Анатолий ЩЕЛКУНОВ

Дипломат России

Историческое повествование

Часть первая

Поиск компромиссов

 Получив разрешение эмира, мирза Азиз выразил готовность принять посольство с официальным визитом. При обсуждении протокольных вопросов возникли затруднения. Игнатьев не согласился с требованиями бухарского этикета. Тохсаб не хотел допускать в комнату переговоров сопровождавших посла чиновников. Немусульманам в те времена не разрешалось ездить верхом внутри городской стены. Все христиане должны были ходить пешком. Вне города они могли ездить верхом, но должны были стоя приветствовать бухарских чиновных лиц. Посол настоял не только на том, чтобы эти правила были отменены для всех чинов мисси и конвоя, но и для всех российских торговцев и их приказчиков, прибывавших из России. Аргументируя свою позицию, Николай Павлович указал на отсутствие в России каких-либо различий в способах передвижения между православными и мусульманами.

 Не согласился Игнатьев следовать бухарским традициям, во время переговоров с Тохсабом садиться на ковёр, поджав ноги. Он потребовал, чтобы ему был приготовлен стул. В противном случае он привезёт свой стул, подобно тому, как это сделал на аудиенции у хивинского хана. Бухарцы решили, что для первого визиря будет унизительно сидеть не на одном уровне с российским послом. И чтобы не уронить достоинства, мирза Азиз предпочёл также сидеть на европейском стуле.

 Для современного человека все эти детали могут показаться неким ребяческим капризом. Но в те времена в Средней Азии таким мелочам этикета придавали первостепенное значение. «И горе тому европейскому агенту, – писал позднее Игнатьев, – который упускал это из виду и бессознательно, с первого шага, соглашался играть жалкую роль в глазах туземцев или же бестолковостью своею сразу грубо нарушал все обычаи и пренебрегал местными воззрениями на достоинство представительства. Те, которые первые были в сношениях с азиатцами разных местностей, вынесли на своих плечах всю тягость закоренелых предрассудков и бесчисленных, непонятных, для европейского дипломата, затруднений, пока силою обстоятельства, а всего более – русского оружия, характер международных и общественных отношений в Азии совершенно изменился, приблизившись более или менее к общепринятому типу».

 Автор по своему опыту дипломатической работы в Центральной Азии знает о сохраняющихся здесь некоторых особенностях местного протокола. Но в целом они приближены к международной практике. Что касается национальной специфики в традициях и обычаях народов этого региона, то иностранным дипломатическим представителям к ним следует относиться с должным уважением. Любые, даже самые незначительные, проявления высокомерия, пренебрежения и невнимания к особенностям национальных устоев или обычаев здесь сразу замечаются и вызывают отрицательную реакцию. Внимательный человек может заметить, что отношение к себе чужестранца самые обычные люди словно читают по его глазам или воспринимают на чувственном уровне.

 Игнатьев очень хорошо это понимал. Его аристократичность, интеллигентность, подобно солнцу и влаге для цветов, служили ему на протяжении всей дипломатической практики в деле налаживания добрых отношений со своими партнёрами. Но он был непреклонен, если дело касалось традиций его страны и установленного в ней порядка.

 Шествие посольства по городу к первому визирю прошло блистательно. Ещё большая толпа, чем при вступлении в Бухару, наблюдала небывалое зрелище на главных улицах, многолюдных базарах и в караван-сараях.

 Излучая приветливость, мирза Азиз принял русского посланника. Всем членам миссии были предложены сладости, чай и обильный обед. Сославшись на волю эмира, он просил в знак приязни принять подарки, большей частью состоявшие из халатов.

 Николай Павлович попытался воспользоваться добрым расположением Тохсаба, чтобы прозондировать отношение бухарского властелина к торговым преференциям для русских купцов.

 – Многоуважаемый мирза Азиз, – обратился он к визирю, – мне кажутся чрезмерно великими ваши требования – понизить таможенные пошлины на бухарские товары, и чтобы они не были очищаемы пошлиною при ввозе, а только в Оренбурге по возвращении торговцев с Нижегородской ярмарки.

 – Ваше превосходительство, – с неизменной улыбкой отвечал Тохсаб, – хотел бы вас заверить, что великий эмир даст ответ на все ваши предложения во время личного свидания.

 Николай Павлович из уклончивых ответов визиря понял, что ни на один из вопросов он не получит ясного ответа, пока эмир не выскажет своего мнения на сей счёт.

 По окончании визита посол пригласил во внутренний двор дома песенников своего конвоя. Их бравый вид вызвал оживление среди приглашённых на встречу бухарцев. Каждая исполняемая ими песня сопровождалась восхищёнными возгласами публики, никогда не слышавшей ничего подобного.

Вернуться к огравлению книги

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев