Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России

2018 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Анатолий ЩЕЛКУНОВ

Дипломат России

Историческое повествование

Часть третья

Против коварного Альбиона

 Вскоре после этого разговора Игнатьев обратился к вице-канцлеру с запиской, в которой обосновывал необходимость политики силового давления на Англию. Он предложил основательно проработанный с геополитической точки зрения план, в соответствии с которым России необходимо было упрочить отношения с Персией и Афганистаном и мусульманским населением Индии. Союза с Тегераном, по его мнению, можно было добиться путём поддержки некоторых его территориальных претензий в афганских землях, гарантий от постоянных вторжений туркменских племён и финансовой помощи на содержание его армии. Это позволило бы России провести войска через персидскую территорию с Кавказа. А два других экспедиционных корпуса можно было двинуть в индийские земли из Оренбурга и Западной Сибири. Для нанесения Англии ощутимых потерь в колониальной торговле Игнатьев предлагал силами Тихоокеанской эскадры перехватывать английские суда с чаем, опиумом, драгоценными камнями, золотом и другими товарами, которые вывозились из Китая, Индии и земель Юго-Восточной Азии. Это заставит Лондон, писал он, «уважать голос России и избегать с нами разрыва». Чтобы быть с Англией в мире, утверждал Игнатьев, «необходимо вывести английских государственных людей из их приятного заблуждения насчёт безопасности индийских владений, невозможности России прибегнуть к наступательным действиям против Англии, недостатка в нас предприимчивости и достаточной для нас доступности путей через Среднюю Азию». Ещё, будучи в Лондоне, Игнатьев пришёл к убеждению, которое не раз высказывал своим приятелем: «Даже если мы для Англии сделаем самое лучшее, на что способны, она не перестанет нас ненавидеть, мешать нам и унижать нас».

 Эти слова можно считать пророческими, если вспомнить, как отблагодарил сэр Уинстон Черчиль нашу страну, за то, что она огромными жертвами спасла Великобританию в годы второй мировой войны, убеждая Трумена вскоре после разгрома фашистской Германии сбросить на СССР атомную бомбу.

 В устной беседе с вице-канцлером Николай Павлович ссылался на поддержку его плана военным министерством. Горчаков оказался в непростой ситуации. Он понимал, что масштабный военно-политический проект Игнатьева и поддержка многими генералами идеи реванша за поражение в Крымской войне могут склонить Александра II в пользу его реализации. В беседе с императором ему необходимо было найти убедительные аргументы в пользу политического статус-кво.

 В дневнике Николая Павловича можно найти следующую запись: «Князь Горчаков тоже ведёт работу по устранению ограничительных для России статей Парижского договора. Но между мной и им имеется существенная разница. Он верит ещё в «европейский концерт» и согласен выносить спорные вопросы, затрагивающие Россию на европейское обсуждение, на международные конгрессы, где он может блистать своим ораторским искусством. В то время как я считал и считаю, что мы должны начать строить броненосцы в Чёрном море и после этого проводить политику прямых отношений с Турцией».

 О проекте Игнатьева, несмотря на его сугубо конфиденциальный характер, просочились сведения в царское окружение. Среди генералов и чиновников министерства иностранных дел всегда находятся такие, кто-либо по глупой болтливости, либо из амбицеозных претензий старается блеснуть своей осведомлённостью о том, что происходит в сферах высшей политики. Чуткое ухо английской дипломатии в Петербурге уловило появившиеся слухи о наступательных планах российского правительства в Азии. Конечно, нельзя исключать и преднамеренной утечки информации, допущенной сведома вице-канцлера, целью которой было прощупать реакцию кабинета Пальмерстона.

 Посол её величества лорд Нэпир запросился на приём к Горчакову. Министр не стал откладывать встречу, поскольку ему было важно через посланца королевы Виктории донести до Уайт-холла позицию России о недопустимости политического давления на неё в связи с польскими событиями. Министр иностранных дел лорд Джон Россель в очередной ноте, переданной российскому послу в Лондоне барону Бруннову, категорично заявлял, что из-за событий в Польше «Россия исключает себя из общения с цивилизованным миром». В ходе беседы с Нэпиром вице-канцлер изящным французским оборотом пояснил ему, что государь император не потерпит никакого иностранного вмешательства в события в польских землях, где ранее возникший пожар уже догорает. Горчаков сообщил, что барону Бруннову направлено указание передать английскому правительству ответную ноту, в которой решительно отклоняются все требования Уайт-холла и польский вопрос объявляется делом, касающимся исключительно России.

 Британец никогда до сих пор не видел русского министра столь решительно настроенного. Он счёл целесообразным перевести разговор на другую тему. Сославшись на публикации в некоторых английских газетах, Нэпир поинтересовался, насколько оправданы сведения об активизации русских в Азии. Горчаков, не вдаваясь в детали российской политики на Востоке, намекнул, что в Петербурге с пониманием относятся к чаяниям некоторых азиатских племён и народов получить подданство или покровительство от России в связи существующими угрозами чужеземного закабаления. Посол расценил такой ответ как явный намёк на готовность России создать для его страны немалые проблемы в территориях, близких к английским колониям.

 Информируя лорда Росселя о результатах своего зондажа, он писал, что Россия своих позиций в польском вопросе не уступит без войны, и если Англия не собирается воевать, то лучше всего оставить опасную затею и прекратить игру с огнём. Но заносчивый Россель не внял предостережениям своего посла. Он прислал новую ноту для вручения Горчакову, в которой заявлял, что Россия-де никаких прав на дальнейшее обладание Польшей не имеет. Нэпир не стал её вручать вице-канцлеру, а вернул в Лондон, порекомендовав своему министру «пересмотреть» содержание послания. Этот шаг посла остудил пыл Росселя, ценившего Нэпира за «сообразительность». Неожиданно он заявляет в публичной речи, что «ни честь, ни обязательства Англии, ни её интересы – ничто не заставляет нас начать из-за Польши войну с Россией». Вскоре последовало выступление Пальмерстона в палате общин, в котором он сказал, что сама мысль о войне Англии с Россией из-за Польши была бы «сумасшествием», и виновата только «польская» близорукость, если кто-то из поляков поверил в возможность подобной войны.

 Ознакомившись с этими словесными кульбитами английских политиков, князь Горчаков окончательно убедился в своей дипломатической победе. Трудно сказать, что больше всего повлияло на перемены в настроениях политического истеблишмента Великобритании: то ли слухи об азиатском походе русских, то ли решительная позиция Певческого моста по польскому вопросу. Во всяком случае, Горчаков теперь мог доложить императору, что на европейском политическом горизонте польский кризис исчерпан. У него также появился сильный аргумент против сторонников силовой линии в Азии, которая могла бы привести к новому напряжению с европейскими державами и даже к созданию антирусской коалиции.

 Негативное отношение министра к проекту Игнатьева огорчило его. Он, конечно, не мог оценить состояние российской экономической и военной мощи в той степени, в какой представлял её Горчаков. Вице-канцлер хорошо понимал, что предложение об активизации деятельности Тихоокеанской флотилии носило чисто гипотетический характер, так как в то время её боевой потенциал практически был ничтожен. И попытки противодействовать английским кораблям могли бы привести к полному уничтожению русского флота на Востоке.

Вернуться к огравлению книги

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев