Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России

2018 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Анатолий ЩЕЛКУНОВ

Дипломат России

Историческое повествование

Часть третья

На берегах Босфора

 Константинополь, город Святого Константина Великого, нареченного христианами Равноапостольным, престольный град Византийской империи, Царьград, царица Востока, столица султанской Турции – он всегда будет ассоциироваться в сознании русского человека с колыбелью православной цивилизации. Здесь приняла крещение Святая Равноапостольная княгиня Ольга. Бурная историческая судьба этого города вмещает в себя такие взлёты и падения, воображаемая крутизна амплитуды которых захватывает дух. Его памятники прошлого вплетаются в неподражаемую своим многоцветием мозаику. Во второй половине девятнадцатого века Константинополь стал средоточием напряжённой дипломатической борьбы за влияние на Османскую империю – крупнейшую евразийскую державу, раскинувшуюся на важнейшем стратегическом перекрестии торговых и политических интересов Востока и Запада.

 У Н.П.Игнатьева за годы работы в Азиатском департаменте сформировалось отчётливое представление о том, что именно через Константинополь проходят линии соперничества геополитических интересов России, Англии, Австрии и Франции, которые в реальной политике стремились использовать нарастающие межнациональные и межконфессиональные противоречия на Балканах. Опасаясь восстановления позиций России в регионе, власти западных стран зачастую координировали свою политику в противодействии её усилиям оказывать поддержку славянскому населению. Путём ряда успешных военных операций в Африке и дипломатического давления на султана Париж добивается от него признания Наполеона III «защитником христиан Оттоманской империи». Банковские круги Великобритании сумели заманить нуждающуюся в крупных финансовых займах администрацию Порты в хитроумные кредитные лабиринты. На этом фоне не только не прекращалась, а, напротив, даже усилилась в годы польского кризиса идеологическая кампания против России, якобы «жаждущей завоевать весь остальной мир». Русофобия целенаправленно насаждалась определёнными силами в публичном пространстве европейских стран. В ту пору любой европеец, считавший себя либералом, революционером и социалистом, был настроен против России. Изрядно поработали на этом поприще и классики марксизма. Стремясь консолидировать общественное мнение Запада на антироссийской почве, его идеологи много потрудились, чтобы миф о «русском варварстве» и «русской угрозе» превратился в одно из идеологических и культурных веяний.

 Не напоминает ли это вам, уважаемый читатель, сегодняшние реалии? Разница лишь в том, что дирижёром и одновременно первой скрипкой в антироссийском оркестре вместо владычицы морей выступают Соединённые Штаты Америки. Идеологи Вашингтона запустили в мировое информационное пространство новые мифы «об отсутствии в России демократии», о «тирании выходцев из КГБ», «об аннексии Крыма», агрессии против Украины» и т.д. и т. п.

 Игнатьеву предстояло расстроить антирусскую гармонию этого оркестра, мешающего налаживанию взаимовыгодного российско-турецкого сотрудничества.

 Так случилось, что в течение ряда лет после возобновления работы российского дипломатического представительства в Константинополе его деятельность не отвечала в полной мере нуждам государства, стремящегося восстановить свою роль на внешнеполитической арене после поражения в Крымской войне. Из-за профессиональной безликости руководителей мисси не было возобновлено влияние России на Высокую Порту, они не сумели установить доверительных отношений ни с авторитетными кругами администрации султана, ни с высшими иерархами православной церкви, ни с лидерами славянского населения и христианских общин. Формализм и безразличное отношение к делу – эти два качества характеризовали большинство сотрудников посольской и консульских миссий.

 Николай Павлович, надеясь привлечь для работы в посольстве квалифицированных и творческих людей, просил Горчакова поддержать его и добиться от государя повышения окладов дипломатических сотрудников.

 – Ваше сиятельство, я хорошо понимаю ваши усилия, направленные на экономию финансовых средств. – Министр, сообразив, куда клонит вновь назначенный посол, немного поморщился. Стараясь не замечать реакции вице-канцлера, известного своей прижимистостью, когда речь заходила о трате государственных денег, Игнатьев продолжил, – понятно мне также и то, что значительных средств потребовало повышение зарплат в самом министерстве. Но если не улучшить материального положения наших дипломатов в посольстве и консульствах в Турции, то мне туда не привлечь на работу знающих людей. Примеру вице-консула в Варне Рачинского, ушедшего в отставку из-за того, что его оклада не хватало на содержание семьи, могут последовать и другие. Я не прошу повысить оклад посла, но оклады всех других чиновников посольства и консульств необходимо повысить.

 – Готов согласиться с вами, Николай Павлович, но вы ведь знаете, что это потребует огромных дополнительных расходов. В Турецкой империи работает более семидесяти процентов наших заграничных чиновников.

 – Но там приходится им противостоять самым опытным европейским дипломатам. А территория империи раскинулась на трёх континентах. С каждым годом святые места посещает всё больше паломников, которые нуждаются в нашей помощи. Поэтому я намерен ставить также вопрос о расширении сети наших консульств.

 – Хорошо! – скрепя сердце, сказал министр, всем своим видом показывая, что хотел бы сменить неприятную для него тему разговора. – Давайте условимся так: вы ещё раз внимательно всё изучите по приезде в посольство и депешей изложите ваши предложения. А я буду просить Государственный совет поддержать вас.

 Сделав небольшую паузу, он спросил:

 – А кого бы вы рекомендовали на ваше место в департаменте?

 К этому вопросу Игнатьев был готов. Ему хотелось передать руководство департаментом в надёжные руки, чтобы новый директор основательно разбирался во всём многообразии проблем этого важнейшего министерского подразделения.

 – Я бы предложил три кандидатуры. Нынешнего посланника в Константинополе Новикова. Он разобрался за годы своего пребывания в Турции во всех хитросплетениях её политики. Но, правда, не знаком с проблемами Средней Азии и Дальнего Востока. Посланник в Персии Гирс мог бы возглавить департамент. Он неплохо проявил себя в Тегеране. Однако имеет один лишь недостаток: он ваш родственник и, может быть, пока у него нет достаточного понимания политики Турции и Китая. Я же более всего склоняюсь к Петру Николаевичу Стремоухову. На посту вице-директора департамента ему приходится решать многообразные вопросы по всему спектру деятельности. Как выпускник Царскосельского лицея он хорошо образован. Поработал на самостоятельной должности генерального консула в Рагузе. Уверен, он оправдает с честью такое к нему доверие.

 Министр, взвесив все «за» и «против», высказанные Игнатьевым, остановился на кандидатуре Стремоухова, который и был назначен директором департамента.

 Прибыв в Константинополь, Игнатьев начал подготовку к вручению верительных грамот. Он нанёс протокольный визит к новому великому визирю Махмуд-паше и договорился с ним о порядке предстоящей церемонии. В той же карете, что в прошлый свой визит, Игнатьев направился в новый падишахский дворец Долмабахче, выстроенный на берегу Босфора. На сей раз он постарался придать своему выезду особую пышность. Карета была запряжена четвёркой лошадей. За ней следовало более десяти экипажей с конвоем и сопровождаемой посланника свитой в парадной форме. Толпы горожан с любопытством наблюдали за необычной процессией. У металлической ограды при въезде на территорию дворца посла приветствовала охрана. По гаревым дорожкам раскинувшегося перед дворцом розария, декорированного магнолиями и скульптурами, карета проследовала к беломраморным ступеням. Здесь посольскую делегацию встретил церемониймейстер. Следуя за ним, Игнатьев поднялся по ажурной лестнице на второй этаж в тронный зал. Архитекторы – братья Саркис и Акоп Бальян сумели воплотить в этом импозантном сооружении органичное сочетание новых европейских архитектурных тенденций и традиционных османских элементов. Внутри его украшали ковры ручной работы с замысловатыми узорами, светильники из богемского хрусталя и вазы китайского и японского фарфора. Николай Павлович после торжественной речи и вручения верительных грамот дал знак сопровождавшим его чиновникам преподнести от имени Александра II красивый чайный сервиз, изготовленный на императорском фарфоровом заводе, а лично от себя – картину известного российского мариниста Айвазовского. Султан Абдул-Азис принял Игнатьева весьма любезно. Он выразил удовлетворение, что Петербург направил к нему посланником такого известного политического деятеля. Пригласив посла сесть в стоявшее рядом с его троном кресло, Абдул-Азис начал неформальную беседу. Он поинтересовался здоровьем императора, его впечатлениями от недавнего заграничного путешествия. Выразил благодарность за подарки и сказал, что ему понравилась картина, на которой была изображена морская баталия. Как бы, между прочим, он заметил, что украшавшая зал огромная хрустальная люстра была подарена ему королевой Викторией. Свет многочисленных свечей причудливо отражался в ней. Дружеский тон беседы располагал к доверительности. Игнатьев воспользовался настроением султана, чтобы попытаться заверить его в искреннем желании государя императора начать новую страницу в отношениях с Турцией и наладить взаимовыгодное торговое сотрудничество. Абдул-Азис всем своим видом демонстрировал, что заверения посла ему пришлись по душе. Завершая беседу, он предложил Игнатьеву при необходимости без излишних формальных церемоний обращаться непосредственно к нему.

Вернуться к огравлению книги

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев