Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России

2018 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Анатолий ЩЕЛКУНОВ

Дипломат России

Историческое повествование

Часть третья

Первое знакомство с жемчужиной Востока

 Николаю Павловичу очень хотелось, чтобы Константинополь понравился Екатерине Леонидовне. Он поручает секретарю посольства Алексею Кумани и его супруге показать город своей «любимой жинке». Первое знакомство со «вторым Римом» оставило у неё очень сильное впечатление. По живописным улочкам, залитым лучами яркого летнего солнца, непрерывным потоком струилась толпа в разноцветных одеяниях. Головы многих мужчин были повязаны чалмой. У других на головах были малиновые фески. Как правило, большинство носило бороды, но все обязательно были с усами. Некоторые имели красные, синие или зелёные шальвары, подпоясанные широкими поясами. На большей части женщин были паранджи, покрывавшие их с головой. Екатерине Леонидовне бросилась в глаза лишённая грации походка многих турчанок: они шли, переваливаясь с боку на бок из-за того, что их ноги не привыкли к обуви, тем более к каблукам.

 – А что за сетка закрывает их лица? – спросила никогда не видевшая ничего подобного Екатерина Леонидовна у сопровождавших.

 – Это так называемый чачван, – пояснил Алексей Кумани. – Он делается из конского волоса и, согласно мусульманскому обычаю, закрывает лицо.

 Иные женщины были с открытыми лицами. Яркие платки на головах и живописные разноцветные одеяния свидетельствовали о том, что это христианки греческого, армянского или славянского происхождения. Дома голубого, розового, белого, зелёного, жёлтого и бордового цветов вызывали ощущение, будто свой след на них оставила недавно спустившаяся с небосвода радуга. Вдали, словно горбы гигантского ящера, из воды выглядывали Принцевы Острова, в сизой дымке проступали очертания Азиатского берега, отчётливо виднелась часть турецкой столицы Скутари, имеющая характерный восточный облик. Бирюзовое небо и ласковое, тихо плещущееся голубое море, Босфор и залив Золотой Рог пленили Екатерину Леонидовну. Тишину нарушали пронзительные гудки пароходов, величаво проплывавшие мимо снующих между ними бесчисленных судов, каиков и яликов. Волны, поднимаемые кормой пароходов, взметали эти судёнышки так высоко, что, глядя на них, становилось жутко за их пассажиров.

 – Я не видела такой изумрудной воды с каким-то чудным фиолетово-розовым отливом, ни в Финском взморье, ни в Чёрном море! – сказала восхищённая Екатерина Леонидовна своим спутникам.

 Она долго любовалась каменной громадой знаменитой Софии Цареградской. Её поразила необыкновенно симметричное и стройное сооружение древних мастеров архитектурного искусства, нашедших гармонию изящных форм и величественных размеров. С восхищением она смотрела на дивную красоту Голубой мечети в окружении взметнувшихся ввысь, почти до небес, минаретов. Этот шедевр гениальных мусульманских зодчих удивил её необыкновенными размерами купола, который, подобно второму небесному своду, возвышался над площадью, залитой ярким солнечным светом. «Наверное, его создатели хотели превзойти своим творчеством древних православных предшественников,» – решила про себя Екатерина Леонидовна.

 Когда перед её взором открылись развалины огромной старинной крепости, мощные каменные стены которой тянулись вдоль морского берега, в её воображении возникли картины жестоких схваток защитников, отчаянно сражавшихся за свой древний и великий город. Во многих местах стены крепости были разрушены. Кое-где на сохранившихся руинах башен зеленел плющ и кусты деревьев. Развалины крепостных стен напоминали мифическую змею огромных размеров, тело которой покоилось на гребне холмов и скал, а голова опустилась в море.

 Екатерина Леонидовна посетила несколько православных храмов, небольших снаружи, но достаточно высоких внутри. Невольное их сравнение с мусульманскими мечетями оставило в её душе горькое, и даже гнетущее чувство. Алексей Кумани пояснил Екатерине Леонидовне:

 – Турецкое иго в течение нескольких веков сковывало живой организм православных народов. Оно наложило свою насилующую длань на их духовную жизнь. Все знаменитые древние и средневековые храмы, украшавшие Балканский полуостров, были разрушены или превращены в мечети. Построенные же при владычестве турок греческие и болгарские церкви имели скромные размеры и своей убогостью оставляли чувства жалости. Порта только после Адрианопольского мира, подписанного по результатам русско-турецкой войны в 1829 году, позволила грекам и болгарам строить церкви с куполами и колокольнями. А прежде оттоманские власти не разрешали воздвигать их выше обычных строений. Поэтому во многих местах православные строители пытались увеличить внутренний объём своих храмов и придать величавость центральным куполам за счёт внутреннего углубления в землю. Редко какие соборные церкви имеют большой иконостас в несколько ярусов, с позолоченной ажурной резьбой и обширный алтарь.

 Как всякая женщина, Екатерина Леонидовна не отказала себе в удовольствии побывать в магазинах. Она уже знала от мужа об их богатстве. Некоторые из них действительно оказались великолепными и даже превосходили самый изысканный на Невском Проспекте. Эти магазины находились в Пере. Её центральная улица своей архитектурой напоминала европейские проспекты. Громадные и красивые дома тянулись вдоль улицы, образуя сплошную галерею. Но что резко контрастировало со Старой Европой, так это примыкающие к Пере кварталы. Дома в них построены с такой плотностью, что кажется, что они пытаются согреться, прижавшись друг к другу. Улицы здесь тесные и грязные. Дворов в таких кварталах вовсе нет. Многочисленные переулки и закоулки столь узки, что во многих местах невозможно разминуться двум встречным экипажам. Красивых зданий европейской архитектуры здесь не встретишь. Турецкие мечети в них так же скромны и лишены архитектурных достоинств, как остальные строения, а минареты едва возвышаются над крышами обывательских домов.

 – Какой интересный и экзотичный город! – делилась она впечатлениями с матерью после поездки. – Знаешь, мама, меня не столько поразила крайняя убогость православных храмов, сколько торгашеский дух греческого священника. Очень представительный молодой человек, осанистый и статный, как английский аристократ, увидев вошедших в храм представительных европейских дам в сопровождении молодого мужчины, подошёл к нам и весьма любезно поприветствовал нас на французском языке. Узнав, что мы русские, достал из стоявшей на престоле коробочки несколько золотых крестиков и сказал, что в них находятся по несколько частиц святых мощей, и он готов продать их нам. Коля мне рассказывал о греках-фанариотах, которые ему своим поведением напоминают скорее купцов-торгашей, чем священников. А тут я сама столкнулась с таким персонажем. Когда следом за мной, осенив себя крестным знамением, с благоговейным чувством к крестикам приложились Алексей и его супруга, я краем глаза заметила, как на красивом лице фанариота мелькнула лукавая и даже, как мне показалось, ироническая улыбка. Предлагая нам купить несколько таких крестиков, он заломил за них немалую цену. Заметив удивление на наших лицах, стал настойчиво уверять нас, что в России мы сможем продать их во много раз дороже. Мне не хотелось торговаться с ним, и я отклонила его предложение, пообещав, что, возможно, зайду в церковь другим разом. Тогда он поспешил из той же коробочки достать какие-то мелкие камешки, заявив, что они от гроба Святого Николая в Мирах Ликийских, и он уступит их по меньшей цене. Столь неуважительное отношение к останкам христианских святынь, проявившее скорее коммерческую ловкость истинно восточного коммерсанта, чем сакраментальные чувства служителя церкви, меня просто покоробило.

 Анна Матвеевна, слушая эти признания, невольно перекрестилась. Она приехала в Константинополь, чтобы помочь Екатерине Леонидовне обжиться на новом месте. В зяте она души не чаяла. А молодые супруги не хотели оставлять Анну Матвеевну одну в Петербурге. Две её старшие дочери рано ушли из жизни. А дома без дочери и зятя стареющая княгиня бы очень скучала.

 – Я попрошу Колю организовать такую же поездку и тебе. Мы побывали и в посольской резиденции в Буюк-дере. Если её отремонтировать, она будет очень удобной для нашего проживания там и для проведения дипломатических раутов. Коля говорил, что запросит у правительства денег на ремонт посольства и резиденции.

 Такая просьба была действительно направлена. Игнатьев обосновал её тем, что русское посольство должно иметь подобающий представительству великого государства вид и необходимые условия для работы его чиновников. Средства в размере 117 тысяч рублей на перестройку главного здания и 50 тысяч на ремонт резиденции Буюк-Дере были получены посольством, несмотря на строжайший режим экономии, который ввёл Горчаков. Игнатьеву удалось несколько расширить участок посольства за счёт купленного по соседству, надстроить дополнительный этаж над главным зданием, где были оборудованы кабинеты сотрудников, и капитально отремонтировать резиденцию, разбив на её территории красивый сад. Таким комплексом не обладала ни одна иностранная миссия.

Вернуться к огравлению книги

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев