Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России

2018 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Анатолий ЩЕЛКУНОВ

Дипломат России

Историческое повествование

Часть третья

Тайны контрпропаганды

 Князь Горчаков по своему опыту работы в европейских странах, а также по признанию главного министерского цензора Ф.И.Тютчева знал, что такие материалы в газетах стран западной Европы могут быть весьма полезными для интересов России.

 Докладывая Александру II о поступившей просьбе Игнатьева выделить деньги на эти цели, канцлер сказал:

 – Ваше величество, посол в Константинополе обратил особое внимание на настоятельную необходимость начать с нашей стороны противодействие тому крайне вредному для нас направлению, которое приняла в настоящее время западная журналистика. Она стремится подорвать в общественном мнении Европы всякое доверие к образу действий наших на Востоке и систематически поддерживает раздражение против нас распространением ложных известий.

 – А правительства каких стран замечены в поддержке подобных враждебных действий? – поинтересовался государь.

 – Французское правительство оказывало содействие журналистам из польской эмиграции. А в последнее время печать Австрии единодушно действует против нас во всех вопросах, касающихся восточной политики.

 Царь согласился с доводами канцлера. И распорядился выделить до тридцати тысяч франков «для употребления согласно предложениям посла нашего на выдачу вознаграждений тем корреспондентам западных газет, с которыми посольство войдёт в соглашение по настоящему вопросу». Прошло некоторое время, Горчаков с чувством удовлетворения, что деньги были потрачены не зря, сообщал государю:

 – Хотел бы доложить вашему величеству, что выдача негласным образом денежных вознаграждений корреспондентам западных газет достигла цели.

 – Что вы имеете в виду? – непонимающе обратил на него свои голубые глаза император.

 – Их публикации дали некоторые благоприятные результаты для нашей политики на Востоке. Об этом сообщает посол Игнатьев.

 – Ну что ж, в таком случае следует продолжить эту практику в разумных пределах, – распорядился государь.

 Через пять лет размер ассигнований посольства на эти цели сократился до двадцати тысяч франков. Кроме денежных форм поощрения журналистов, и не только западных, Николай Павлович использует российские награды. По его ходатайству за преданность России и содействие «поддержанию нашего влияния в Ливии» главному редактору арабского журнала «Хадикат эль Ахбар» и Дамасской официальной газеты Хамилю-Эфенди-Хури был пожалован орден Святой Анны третей степени.

 Игнатьев этим не ограничился. Он считал также важным информировать российское общество о положении славянских народов в Османской империи. При этом он опирался на хорошие отношения, установившиеся с Иваном Сергеевичем Аксаковым ещё в пору своего директорства в Азиатском департаменте. Направляя Аксакову консульские донесения, которые сообщали о жестоком национальном гнёте христианских народов Балкан, их бесправии и насильственной «османизации», Игнатьев рекомендовал использовать их с учётом журналистской специфики. Иван Сергеевич, располагая такими «горячими» материалами с мест событий, публиковал страстные, яркие и афористичные статьи в своих изданиях, которые не могли оставить русских людей безучастными к страданиям единоверцев. Эти публикации, вольно или невольно вызывавшие ассоциации о произволе и беззаконии отечественных властей, неоднократно становились причиной запрета аксаковских изданий. После закрытия «Русской беседы» и «Паруса» Аксаков последовательно издаёт газеты: «День», «Москва», «Москвич», «Русь». За частые преследования и закрытия его изданий И.С.Аксакова называли «страстотерпцем цензуры всех эпох и направлений». А Игнатьев считал его «преданным православию и русским преданиям». Примечательно признание самого Аксакова в одном из писем: «Ни один западник, ни один русский социалист так не страшен правительству, как московский славянофил, никто не подвергается такому гонению». Близкое общение Аксакова с Тютчевым, их соединяли родственные узы и та роль, которую они играли в духовной и политической жизни России, давало Ивану Сергеевичу уникальную возможность лучше понимать самые сложные животрепещущие международные проблемы. Это понимание затем воплощалось в редакционных и внешнеполитических аксаковских статьях и таким образом доводилось до сведения российского общества, вынуждая реагировать соответствующим образом российское правительство. Игнатьев сумел также наладить хорошие отношения с находившимся некоторое время в Константинополе молодым и талантливым журналистом Алексеем Сергеевичем Сувориным. Разъясняя ему политику России на Балканах, рассказывая о положении закабалённых народов, Игнатьев во многом способствовал формированию того мировоззрения, которое позже реализовалось в последовательной позиции Суворина как горячего поборника борьбы болгарского народа за своё освобождение, занимаемого его газетой «Новое время».

 В канун Константинопольской конференции в декабре 1876 года в кабинет посла вошёл чем-то обеспокоенный советник Нелидов. Глаза его выдавали недовольство и досаду. Протянув Николаю Павловичу какие-то печатные материалы, он с плохо скрываемым раздражением в голосе произнёс:

 – Ваше превосходительство, обратите внимание на этот «шедевр!»

 – Чем это вы так обеспокоены, Александр Иванович? – беря бумаги, спросил посол.

 Прочитав их название на французском языке «Les Responsabilites» («Ответственность») и несколько документов сборника, он понял, что это очередная фальшивка, направленная на компрометацию политики России и его как её представителя на Балканах.

 – Ну, не мошенники ли авторы этого безобразия?! – с возмущением бросил он бумаги на стол. – Наверняка, они состряпаны с помощью Парижа, Вены или Лондона. Не мытьём, так катаньем пытаются они опорочить Россию! Этот удар точно рассчитан перед конференцией, чтобы ослабить наши переговорные позиции. Вы обратили внимание, они напечатали подложные письма, якобы посланные мной нашему послу в Вене и египетскому хедиву.

 – Да, я прочитал все бумаги, – ответил советник. – Предисловие сборника и комментарии к нему не оставляют сомнения, что изготовлены они подручными Окши-бея. Иначе, зачем бы им понадобилось публиковать выдумки о будто бы имевших место русских жестокостях в Польше?

 – Согласен с вами. А самих австрийцев с головой выдают измышления о том, будто бы восстание в Боснии и Герцеговине – это результат устроенного мною заговора и созданных с моей помощью тайных комитетов. Ведь именно против политики Вены выступают восставшие… Ну что ж, они пытаются с нами разговаривать языком лжи и подтасовок, а мы будем их бить фактами.

 В ходе конференции Игнатьев доказал её участникам всю нелепость сфабрикованных материалов сборника и продемонстрировал подложные документы на поддельных бланках российского посольства, которые были изготовлены поляками, работавшими по найму в австрийском дипломатическом представительстве. Поляки были уволены. Но тем силам, которые стояли за этими пропагандистскими фальсификациями, нужна была не истина и честное разбирательство с фактами в руках. Поэтому сборник фальшивых документов претерпел два издания, а европейская пресса и западные политики использовали их в тенденциозных обвинениях России в агрессивной политике на Балканах.

 В конкретных исторических условиях, когда медийное пространство было ограничено и не существовало широкой сети средств массовой информации, Николай Павлович сумел наладить очень действенную систему сбора сведений, необходимых для высокопрофессиональной работы. Эти сведения позволяли ему делать необходимые выводы и предложения о конкретных шагах и политических акциях Певческого Моста по тому или иному внешнеполитическому поводу. Они помогали ведомству канцлера Горчакова своевременно распутывать сложную сеть интриг и провокаций, сплетаемую мастерами европейской дипломатии против интересов России. Игнатьеву, по его признанию, порой приходилось «показывать кулаки», утверждая позицию своего государства. Но он никогда не прибегал к политике тайных заговоров или, как принято их называть в последнее время, «латентных структур» и антиправительственных группировок в государстве своей аккредитации.

Вернуться к огравлению книги

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев