Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России

2018 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Анатолий ЩЕЛКУНОВ

Дипломат России

Историческое повествование

Часть третья

Тайная встреча в Буюк-дере

 Получив указание Горчакова, Николай Павлович пригласил министра иностранных дел Турции на обед в Буюк-дере. Весна вступала в свои права. Морской воздух, насыщенный запахами расцветающей магнолии, распустившихся роз, ирисов и тюльпанов, пьянил. Несмолкаемая симфония птичьего пения в роскошном саду резиденции пробуждала в душе упоительный настрой.

 Игнатьев после краткой прогулки по саду пригласил гостя в резиденцию. Увидев стол, ломившийся от яств, опытный Фуад-паша понял, что впереди его ждёт весьма важная беседа. Блюда были выбраны с учётом его вкуса. Игнатьев давно изучил наклонности и желания министра, с которым у него были довольно доверительные отношения. После обмена традиционными на Востоке любезностями и угощения гостя всевозможными сладостями: шербетом, рахат-лукумом, халвой, приготовленной посольским поваром с использованием российских рецептов, Николай Павлович постепенно начал выводить министра на разговор по существу. Он высказал искреннее сожаление, что турецкому правительству никак не удаётся успокоить положение на Крите.

 Наши консулы, сказал он, мне шлют одну депешу за другой о том, что в Греции, Сербии и в других европейских провинциях Османской империи растёт сочувствие к инсургентам на острове. А это опасно для спокойствия во всей стране. Упомянув, что в российском общественном мнении, в газетных публикациях всё чаще раздаётся призыв к императору помочь единоверцам, Николай Павлович, как бы размышляя вслух, стал излагать свои соображения о том, какие меры турецкого правительства могли бы устранить недовольство христианского населения. Он сделал акцент на желании Петербурга мирного разрешения всех конфликтных проблем.

 – Моё правительство ожидает, – сказал он, – что инициатива будет исходить именно от Высокой Порты.

 Фуад-паша внимательно слушал, не перебивая хозяина. Его самого беспокоило происходящее в стране. Он хорошо изучил манеру Игнатьева. И у него не оставалось сомнения, что сказанное им – это только прелюдия к основной части. В подтверждение его интуиции Игнатьев стал излагать видение Петербургом тех мер, которые могли бы надёжно гарантировать законность в отношении христианского населения, обеспечить его безопасность при соблюдении равных прав с мусульманами и отмену репрессий. Всё сказанное послом было весомо и убедительно. Фуад-паша задумался. Беседу, чтобы не смущать министра присутствием других лиц, хозяин проводил с глазу на глаз. Так он поступал каждый раз, когда разговор касался сугубо конфиденциальных тем. Игнатьев долил в бокал гостя медовый напиток и, чтобы дать ему собраться с мыслями, предложил тост:

 – За здоровье падишаха!

 Пригубив напиток, министр, стараясь подобрать точные французские слова, сказал:

 – Я понимаю озабоченность российской стороны. Мой падишах очень обеспокоен тем, что длительное время в империи не удаётся умиротворить отдельные провинции, – с неподдельным огорчением произнёс Фуад-паша. – Падишах мог бы согласиться с предложениями Петербурга, но при следующих условиях.

 Он сделал паузу и решительным тоном уточнил:

 – Ислам должен оставаться в империи основной религией. В христианских провинциях администрацию необходимо оставить турецкой. Правящей династии нужны прочные гарантии. А столица Османской империи по-прежнему должна находиться в Константинополе.

 На сей раз очередь задуматься была за Игнатьевым. Министр, удовлетворённый произведённым эффектом, взяв бокал, произнёс тост:

 – За здоровье его императорского величества царя Александра II и процветание Российской империи.

 Горчаков, получив депешу от Игнатьева, был готов согласиться со всеми выдвинутыми Фуад-пашой условиями, кроме одного. Он считал, что при сохранении турецкой администрации в провинциях не исчезнут основные противоречия, вызывающие антиправительственные выступления. Права христиан, как нарушались, так и будут нарушаться местной турецкой властью. По глубокому убеждению канцлера, только автономия, против которой возражала Порта, могла бы удовлетворить запросы христианского населения. Об этом писал и Игнатьев.

Вернуться к огравлению книги

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев