Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России

2018 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Анатолий ЩЕЛКУНОВ

Дипломат России

Историческое повествование

Часть третья

Мемуар Горчакова

 Через некоторое время под пером Горчакова рождается мемуар, содержащий проект реформ в христианских провинциях Османской империи. Их суть составляли предложения об административной автономии. Европейскую часть империи предлагалось разделить на отдельные области по этническому принципу. Области – разделить на санджаки и округа, в которых всеми жителями избирались бы советы округов и санджаков. Депутаты от санджаков избирали бы Главный совет под председательством назначаемого султаном генерал-губернатора области. Все жители объявлялись равными перед законом и имели бы право занимать государственные должности. Суды предлагалось так же избирать: для христианского населения в санджаках; для мусульман и христиан – смешанные суды и отдельно – духовные. Христиане за выкуп освобождались от воинской повинности, имея право служить в полиции. Школы создавались бы для всех вероисповеданий. По сути, этот документ базировался на мерах, предложенных Игнатьевым в его записках, только более детально разработанных.

 Канцлер, не избавившись до конца от своих иллюзий относительно «европейского концерта», надеялся на поддержку Европой его проекта. Однако Франция встретила мемуар резко отрицательно. Мустье заявил российскому послу А.Ф.Будбергу, что предложения Горчакова приведут к распаду Османской империи. Французы были озабочены не облегчением положения балканских народов, а сохранением своего политического и финансового влияния в Турции.

 Игнатьев в соответствии с поручением канцлера провёл очередные переговоры с Фуад-пашой. Сама жизнь диктовала новые аргументы в пользу коренных реформ. Николай Павлович убеждал министра в том, что никакие полумеры не обеспечат мир в христианских провинциях. Но министр настаивал на «османизации», ведущей к слиянию христианского населения с мусульманским. Игнатьев возражал:

 – Христиане ни при каких обстоятельствах не согласятся жить по Корану!

 Постепенно под влиянием нарастающего освободительного движения балканских народов Фуад-паша согласился с принципом самоуправления и выразил готовность обсуждать некоторые другие положения плана Горчакова. Информация, поступающая Игнатьеву от консулов, свидетельствовала о том, что волны народного гнева, охватившие Крит, Эпир и Фессалию, докатываются до земель болгар и сербов. Болгарское настоятельство в Одессе обращается к нему с просьбой содействовать «достижению великой цели освобождения болгарского народа от турецкого ига». Связанный с настоятельством Тайный болгарский центральный комитет (ТБЦК), созданный патриотически настроенными болгарами в Бухаресте, устанавливает контакты с сербами и заключает с ними соглашение о создании Югославянского царства во главе с князем Михаилом Обреновичем, если совместная борьба за освобождение завершится успехом.

 Николай Павлович решает направить в Бухарест своего эмиссара с тем, чтобы изучить обстановку на нижнем Дунае и собрать информацию о деятельности ТБЦК. Этим эмиссаром был болгарин Николай Геров, российский вице-консул в Пловдиве, который за время своей службы проявил себя как весьма ценный работник. Когда турецким властям стало известно о поездке Герова, то Порта расценила это как попытку содействовать подготовке восстания болгар. Игнатьеву было заявлено, что в этом замечены и русские офицеры. Он решительно отклонил подобные измышления. В беседе с великим визирем Али-пашой Николай Павлович предостерёг его от желания Порты вооружить мусульманское население в провинциях, что, по его словам:

 – Приведёт к неуправляемым кровавым событиям и усилит антиправительственное движение.

 Следует признать, что озабоченности Турции было неслучайными. Военное министерство России направило в Сербию по просьбе сербского правительства военную миссию с целью оказания помощи сербской армии. Кроме того, Петербург предоставил Сербии выгодный заем и безвозмездно передал до ста тысяч ружей. До администрации султана дошли слухи о прибытии в Белград генерала Черняева и готовности нескольких тысяч русских добровольцев последовать за ним. На попытку Али-паши выразить «недоумение» Игнатьеву в связи с такой информацией, Николай Павлович решительно отклонил эти «домыслы», задав вопрос:

 – Почему Высокая Порта не возражает против присутствия французских офицеров в Румынии?»

 Великий визирь предпочёл отмолчаться.

 Усилия Игнатьева были направлены на объединение разрозненных выступлений в единое общебалканское движение. Благодаря его усилиям турецкий гарнизон был выведен из белградской цитадели и вскоре покинул территорию Сербии. Через консулов он пытался убедить вождей балканских народов в том, что только совместными усилиями они добьются освобождения. В Петербург он слал депеши, в которых предлагал оказывать финансовую помощь тем отрядам восставших, которые готовы к подчинению сербскому правительству. Но его надежды не оправдались. Локальные и разрозненные выступления болгарских отрядов и греков на Крите и в Эпире были подавлены турками.

 Князь Горчаков, не потерявший надежды добиться единства действий с французами, убедил Александра II летом 1867 года посетить Всемирную выставку в Париже.

 Переживавший горячее чувство к юной княжне Долгорукой, царь накануне своей поездки отправил её с братом в Неаполь. Они договорились с княжной, что к моменту его прибытия в Париж она будет уже находиться там, разместившись в гостинице недалеко от Елисейского дворца. Как только над Парижем опускались сумерки, Катюша, как её называл император, укрывшись плащом, чтобы её не могла узнать французская тайная полиция, отправлялась на свидание с любимым. В её объятьях он забывал о переговорах с Наполеоном III, главной темой которых был Восточный вопрос, и о нежелании французов принять российский план реформ, содержащийся в мемуаре Горчакова.

 Находившийся вместе с государем в Париже Горчаков во время блестящего бала, устроенного в Тюльери для гостей выставки от имени французского императора, оживлённо беседовал с Бисмарком. Во время котильона к ним подошла одна из придворных дам и протянула Бисмарку букет из роз, что означало приглашение на вальс. Бисмарк, извинившись перед русским канцлером, уступил желанию дамы. Александр Михайлович с любопытством наблюдал за танцующей парой. Завершив танец, Бисмарк вынул из петлицы своего фрака бутон розы и подал его даме со словами, которые по достоинству оценил Горчаков: «Сохраните, мадам этот бутон, как воспоминание о последнем вальсе в моей жизни, о котором я никогда не забуду!»

Вернуться к огравлению книги

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев