Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Анатолий ЩЕЛКУНОВ. Дипломат России

2018 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Анатолий ЩЕЛКУНОВ

Дипломат России

Историческое повествование

Часть третья

Неудачная развязка франко-турецкого флирта

 В середине февраля Николай Павлович получает печальное известие, что в Ницце неожиданно скончался Фуад-паша. Это была для него большая потеря, так как у него сложились с турецким министром близкие и, можно сказать, тёплые отношения. Он ценил его образованность, европейскую культуру, находчивость и разносторонность. С ним он находил понимание по различным вопросам, благодаря чему удавалось сглаживать многие острые проблемы. Новым министром султан назначил Савфет-пашу, с которым пришлось налаживать деловые контакты, хотя Игнатьев с ним уже имел дело как с министром юстиции. Савфет-паша, имевший опыт дипломатической работы, предлагает падишаху в целях активизации франко-турецких отношений возобновить приглашение императору Франции посетить вместе с супругой турецкую столицу по пути на торжественную церемонию открытия Суэцкого канала. Приглашение приняла императрица Евгения.

 Во многих монарших домах Европы её считали авантюристкой. Может быть, этой сомнительной славы она обязана тем, что и самого Шарля Луи Наполеона – племянника его великого дяди, не без основания полагали таковым. За попытку захвата власти во Франции он отсидел в тюрьме, из которой ему удалось бежать. Завладев всё-таки короной, он безуспешно пытался породниться с племянницей королевы Виктории принцессой фон Гогенлоэ, затем – внучкой Мюрата принцессой Стефанией, и, наконец, дочерью великого герцога Баденского. И все эти попытки окончились неудачей. Потеряв надежду на высокородный брак, он предложил руку и сердце Евгении Монтихо – представительнице старинного, но обнищавшего испанского рода. Её мать, хорошо известная парижской богеме, отдала Евгению на воспитание в один из французских католических монастырей. Когда Евгения появилась в свете, то покорила многих из сильной половины своей яркой внешностью, умом, грацией и остроумными ответами на комплименты. Попытки Наполеона сделать её своей любовницей наталкивались на её непреклонность. Это ещё больше разжигало его страсть, которая распалила сердце по-настоящему сильным чувством. Евгения вопреки южному темпераменту действовала весьма расчётливо, добившись от своего обожателя долгожданного предложения о женитьбе. Корона императрицы не вскружила ей голову. Отказавшись принять от парижских властей в качестве свадебного подарка бриллиантовое колье ценою в несколько сот тысяч франков со словами: «Вы сделаете меня гораздо счастливее, передав предназначенную сумму на благотворительные цели; я не хочу, чтобы моя свадьба стала бременем для страны, которой я теперь принадлежу», – она вызвала неодобрение аристократии и восторг жителей Парижа. В первые годы после женитьбы светская жизнь закружила её своим вихрем: рядом с ней можно было встретить наряду с иностранными дипломатами, модными поэтами, художниками, заезжих астрологов и настоящих шарлатанов. Среди её друзей были Стендаль и Проспер Мериме. Кто знает, быть может, благодаря общению с этой испанкой у гениального писателя родился образ бессмертной Кармен, обогативший мировое искусство?! Находясь вместе с императрицей летом 1865 года в Биарице, где она отдыхала на вилле, носящей её имя, Проспер Мериме сыграл с фон Бисмарком злую шутку, которая стала достоянием салонных сплетен в европейских странах. Наверное, гениальная интуиция подсказала писателю, какой злой рок свяжет его родину с этим прусским политиком. Бисмарк был тогда наиболее колоритной фигурой из аккредитованных к французскому престолу послов. Он хорошо понимал нравы своего времени и знал, что в окружении императрицы ему будет легче раздобыть интересующую его информацию. Поэтому он поспешил на время перебраться в Биарицу. Бисмарк сделался одним из постоянных посетителей виллы «Евгения». Женское общество проявляло к нему живой интерес. Все говорили, что он прямо-таки пленил одну молодую графиню. Она была дочерью бывшего посла в Берлине. Хорошо владела немецким, и с удовольствием говорила с Бисмарком на его родном языке. Мериме, заметив её повышенный интерес к прусскому послу, решил сыграть над ними шутку, которая выдавала в нём и одарённого драматурга. Он удачно нарисовал портрет Бисмарка, который выказывал большое сходство с оригиналом. Вечером, когда в салоне виллы «Евгения» собралось всё местное общество, Мериме с помощью подкупленной служанки прикрепил портрет в спальне графини на подушке кровати. С помощью одеяла он сделал чучело, похожее на лежащего человека в ночном колпаке. Когда все стали расходиться, Мериме нарочно задержал графиню увлекательным разговором, дождавшись, пока все разойдутся спать. Войдя к себе в спальню, графиня к своему ужасу увидела в мерцающем свете свечей лежащего на её кровать немца. Не помня себя от страха, она выскочила из спальни. Прибежав в комнату статс-дамы императрицы, она испуганным голосом закричала: «Идите скорее сюда! В моём будуаре какой-то мужчина!» Мериме тем временем поднял весь дом. Появился и Бисмарк. Тут только графиня убедилась, что её разыграли. Улыбающийся Мериме признался в своей шутке, сказав, что он хотел сделать так называемый Schlossscherz (шутку, обычную для замков). Смех долго не стихал в эту ночь на вилле.

 Постепенно императрица начинает всё больше интересоваться государственными делами. Сила её характера превращает Наполеона в «подкаблучника». История знает немало примеров, когда жёны первых лиц государства влияют на важнейшие вопросы внутренней и международной политики. Желая приобрести симпатии народа, императрица открывает во дворце Фонтенбло Музей китайского искусства. Его богатейшую коллекцию составили бесценные изделия мастеров Поднебесной, украшавшие пекинский Летний императорский дворец до его разграбления англо-французской союзнической армией и преподнесённые Наполеону в качестве дара.

 Через полтора столетия, весной 2015 года, музей подвергся дерзкому ограблению. Из него похитители полтора десятка ценнейших экспонатов.

 Евгения, по свидетельству современников, сыграла решающую роль в прекращении франко-австрийской войны и втягивании Франции в войну с Пруссией, канцлером которой в то время стал неприятный ей Бисмарк. Как известно, эта бойня закончилась крахом Второй империи и позорным пленением Наполеона, его вынужденной эмиграцией в Англию, где бывшая императрица, похоронив мужа, полвека прожила на положении изгнанницы.

 Встреча императрицы в Константинополе проводилась по самому высокому разряду. Абдул-Азису хотелось очаровать её приёмом, в котором она почувствовала бы не только богатство и роскошь Османской империи, но и личную симпатию к ней падишаха. Её резиденцией стал летний дворец султана Бейлербей, который расположен на азиатском берегу пролива. После пышного банкета, устроенного в честь высокой гостьи, Абдул-Азис спонтанно, под воздействием охвативших его чувств, направляется вместе с Евгенией во дворец Долмабахче, к своей матери – валиде султан Пертевнияль. Не подготовленная к такому визиту без предварительной договорённости, валиде в состоянии крайнего раздражения отвесила звонкую пощёчину непрошеной гостье, чьё низкое происхождение, по мнению родившей повелителя Османской империи, не давало ей право посещать закрытый для всех гарем. К слову сказать, сама Пертевнияль, прежде чем попасть в наложницы отца Абдул-Азиса, была прачкой. Евгения испытала не только чувство крайнего унижения и возмущения, но и физическую боль от того, что удар пришёлся по той щеке, где осталась тщательно гримируемая рана от стекла кареты, взорванной Феличе Орсини. Трудно себе представить, какая буря негодования клокотала в душе императрицы, которая в последние почти два десятилетия в свой адрес слышала только комплименты: один изощрённее другого?! Чем только не пытался Абдул-Азис замять этот беспрецедентный случай, дававший для Франции повод разорвать дипломатические отношения и объявить casus belli. Немало драгоценностей из сокровищницы султана оказалось в багаже Евгении, убывшей в Египет на открытие Суэцкого канала. Впереди её корабля на всех парах неслось судно с указанием Абдул-Азиса египетскому хедиву Исмаилу (за год до этого инцидента он получил от падишаха титул хедива – по-персидски «повелителя» – приравнивающий его к вице-королю), чтобы французской императрице было оказано повышенное внимание. Пощёчина испортила двусторонние франко-турецкие отношения.

Вернуться к огравлению книги

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев