Анна КОЗЫРЕВА
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Анна КОЗЫРЕВА

2011 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
Суждения

Прочее:
Игровые клубы вулкан играть на деньги "Вулкан".

Анна КОЗЫРЕВА

Всемирный потоп. Начало исторического времени. Расселение славян.

Мы привыкли к выражению «допотопная жизнь», как к некоему определению чего-то совершенно давнего, забытого, устаревшего, и чаще всего совершенно не проецируем его на вполне конкретное, историческое событие: был ли на самом деле тот ПОТОП?!

Учеными нарисовано множество схем развития, по-научному эволюционирования, жизни на Земле; все они статичны, красочны, живописны – но умозрительны, чего не скажешь, как это не звучит парадоксально, о части картин жизни допотопной, - картин, представленных в зыбких и слабых контурах древними мифами.

Во многих древних мифах воде придавался таинственный и священный смысл. В некоторых мифоэпических представлениях о сотворении мира упоминалось о Первоначальном Мировом океане, из которого вдруг появлялся Некто, и этот Некто начинал творить будущий мир. Существовала и гидроцентрическая модель космоса, по которой в центре Вселенной находится Мировая река. Во всех без исключениях мифовоззрениях вода всегда присутствовала в сотворении Вселенной и, какой бы ни рисовалась модель, выступала вместе с огнем, воздухом и землей одним из первоэлементов Бытия.

Идея Мировой реки, или океана, близка и славянскому мировоззрению. О Мировом море-океане в «Голубиной книге» сказано, что оно «всем морям мати: окинуло то море весь белый свет, обошло то море окол всей земли, все подвселенныя». Неслучайно мыслилось, что на ночь солнце скрывается в водах «всесветного моря», а на утро, омывшись, вновь свежим и чистым появляется на небосклоне. Образ купающегося солнца привычен для всей русской поэзии; на месте он и в этих незатейливых стихах:

Выкатилось солнце из корзины дня
И хрустальным звоном увлекло меня.
Я иду по звуку в дальние края,
Где купалось солнце, на ночь уходя.

А на день, как виделось, в мировые воды погружались ночные светила и звезды, чтобы не потерять своего блеска. Вспомним, сколь часто встречается поэтическое сравнение молодого, двурогого месяца с лодочкой-ладьей, и поймем, что оно неслучайно; как нет ничего случайного в народных загадках, сохраняющих отзвуки далеких представлений. Помня об этом, и такая загадка древних славян, как «бегли овцы по калинову мосту, увидали зорю – покидались в воду», совсем не покажется замысловатой, да и ответ тут же появится сам собой: овцы – звезды, калинов мост – небесный свод.

Вполне понятны чувства далекого предка, обожествлявшего водную стихию: вода соединяла небо с землей, давала жизнь земле. Мистическое, священное состояние знакомо многим, когда с неба срываются мощные дождевые потоки, сопровождаемые грохотом и треском, разрывающегося от молний и шума, небесного полотна. Падение воды с небес в самом разном виде – дождя, росы или снега - заставляло видеть в ней нечто живое и могучее. С небес, от всесветного моря-океана брали свое начало и реки земные, если и не все, но реки уж обожествленные, признанные за божество, непременно, такие как: Ганг, Рейн - а Буг даже встречался в конкретном написании «Бог-река».

Каждую весну обновляется природа. Человек видит, что на смену губительной холодной зиме приходит время цветения и благоухания, время обновления. Такое же время обновления ждет в будущем и самого человека, - так рождается вера в грядущий рай, в страну блаженства и неги. В этой мечте-ожидании сохранились отзвуки о былом «золотом веке», когда люди не знали ни трудов, ни горестей-болезней. Человеку, каким бы он ни был и в какую бы эпоху он ни жил, свойственно идеализировать день вчерашний, и что же тогда говорить о времени допотопном, столь далеком и столь нереальном, смутные воспоминания о котором невольно будоражили зыбкую память. Да-да, именно тогда текли молочные и медовые реки; именно тогда росли немыслимо красивые деревья, дарившие людям плоды молодости и бессмертия. И как не мечтать о возвращении золотого века-рая?

Рисуя в своем воображении Землю, покоящуюся на водах всесветного океана: «на воде, яко же на блюде, простерта», - в простонародье возникло представление о том, что блюдо то лежит на спине гигантского кита. Чудо-кит лежит себе полеживает, не шевелясь, тихо-спокойненько, порой лишь нет-нет да и поднимет хвост-хвостище, а как поводит им туда-сюда, - тут и жди несчастья - землетрясения.

По иным мифам, не один, а целых четыре (а то и все семь!) огромных кита исстари служили подпоркой земли; когда один из них умер, тогда-то и случился всемирный потоп; а вот когда умрут остальные, - жди конца света.

Когда кит-рыба потронется,
Тогда мать-земля всколебается,
Тогда белый свет наш покончится.

 (Из «Голубиной книги»)

Представления о китах в основании земли встречается и в позднейших христианских апокрифах. В сказании Мефодия Патарского о Ное причина Всемирного потопа объясняется тем, что «повеле Бог в море 30 китам отъити от мест своих – и поиде вода в си (морские) оконцы на землю, иже о(т)ступиша киты».

Известно, что, как мифы о сотворении мира в большинстве своем, так и Всемирный потоп, в значительной мере, по сути своей, - есть отображение поэтической картины весеннего обновления природы, возникшей в древнейшие времена. И исполинские киты, особенно киты, лежащие на огненной реке (встречаются и такие образы) – это громоносные тяжелые тучи-облака. Вот и крокодил Корнея Чуковского, который «солнце проглотил», из того же ряда образов-представлений.

 

Вода кормила и поила человека, но она же и уносила в запредельный мир. Изначально понятие «потустороннего мира» имело отношение к понятию «находящийся за водой», ибо согласно древним представлениям, души умерших переплавлялись в загробный мир по воде.

Однако повторимся, что самая сильная по эмоциям память о значении воды – это память о Всемирном потопе, изложенная в Библии: «И продолжалось на земле наводнение сорок дней, и умножилась вода, и подняла ковчег, и он возвысился над землею. Вода уже усиливалась и весьма умножалась на земле; и ковчег плавал по поверхности вод. И усилилась вода на земле чрезвычайно, так что покрылись все высокие горы, какие есть под всем небом. На пятнадцать локтей поднялась над ними вода, и покрылись горы. И лишилась жизни всякая плоть, движущаяся по земле, и птицы, и скоты, и звери, и все гады, ползающие по земле, и все люди. Все, что имело дыхание духа жизни в ноздрях своих на суше, умерло» (Бытие, гл.7, 17-22».

Согласно Библии, спаслось только семейство праведника Ноя, который заранее, по благословению Господа, построил ковчег, в котором они проплавали все дни потопа.

Легенды о Великом потопе, в котором погибло почти все человечество, широко распространены по всему миру. Наиболее древняя – вавилонская или, точнее, шумерская.

Великий потоп, по этому мифу, произошел в царствование Ксисутруса, десятого царя Вавилона. Бог Кронус явился к нему во сне с предупреждением о скорой катастрофе, но вначале велел написать историю мира от начала и приказал закопать для её сохранности в Сиппаре, городе солнца. Построив по указанию бога корабль и взяв с собой запас пищи и питья, а также домашних птиц и животных, Ксисутруса погрузился на него со своими родственниками и друзьями. Долго над землей бушевала и лилась вода, а царь со своей родней и свитой находились в этом бушующем и стонущем безбрежном море. Когда вода перестала проливаться потоками, они увидели сушу, и тут же направили туда свое судно. Царь и несколько близких ему людей высадились на берег. Место это оказалось горой. Царь в честь спасения воздал почести земле и, построив алтарь, принес благодарную жертву богам. После чего он вдруг исчез вместе с теми, кто высадился с ним с корабля, а оставшимся голос с неба сообщил, что Ксисутруса и других боги призвали к себе. После этого тем, кто остался было велено отправиться в Вавилон и разыскать там спрятанные письмена.

В «Эпосе о Гильгамеше» также рисуется картина потопа: в один миг с горизонта поднялось темное облако и обрушилось на землю. Земля съежилась от жара пламени, и шесть дней ураган, потоп и буря продолжали уничтожать землю, а все люди были обращены в глину. Учитывая, что «Эпос о Гильгамеше» был написан на глиняных табличках из библиотеки исторически реального царя Вавилона Ашшурбанипала, царствовавшего в 669-633 гг. до н.э., то можно предположить, что в мифе звучат отголоски подлинной памяти о Всемирном потопе.

В древнекитайской легенде рассказывается, что «следуя природной конвульсии, море выходит из берегов, из земли возникают горы, реки меняют свои течения, люди и все существа погибают».

«Много дурных вестей о людской испорченности дошло до Зевса, отца богов… царь богов обещает населить землю новыми, лучшими людьми… И вот все ветры, что разносят облака и расчищают небо, заключил Кронион в пещеры Эола; волю дал лишь южному ветру, дожденосному Ноту. И влажнокрылый Нот полетел над землею: голова его одета непроницаемым мраком, капли воды падают с седых волос, крыльев, груди и длинной бороды его. Толпою окружают его облака, и лишь подавит их Нот рукою, обильный дождь со страшным шумом льется на землю; Ирида в сияющей одежде без устали черпает воду и питает ею облака. Уже затоплены дождем поля, разрушена надежда земледельца: погибли плоды трудов долгого года, а разгневанному Зевсу мало небесных вод: брат его, бог моря, помогает ему своими водами… Нет больше предела между водой и землей: все стало морем, безбрежным морем», - это цитата из «Метаморфоз» Овидия.

В карело-финском эпосе «Калевала» описывается, что на землю с неба обрушился град железных камней, солнце вместе с луной были украдены с неба, опора неба ослабла, а потом от вспышки огня зажглись новое солнце и новая луна.

В древнеиндийском эпосе «Махабхарата» повествуется о потопе, как о наказании за людские грехи. Рассказывается, что когда Ману, первый человек, пришел на берег потока, чтобы совершить акт покаяния, то услыхал мольбу о спасении маленькой рыбки, распластавшейся на берегу. Ману спас ее, и рыбка в благодарность сообщает ему о скором бедствии. По ее совету-повелению Ману строит корабль, на который входит с семью праведниками-мудрецами. Тем временем рыбка из маленькой превратилась в гигантскую рыбу: когда корабль отправился в неведомый путь, прикрепив корабль к себе, рыба целый год носила его по бурным волнам. Но вот воды утихли, и она, остановившись у вершины горы, сказала: «Я – Барма, владыка всего сущего; выше меня нет ничего! В образе рыбы я был вашим спасителем, и теперь Ману, ты должен создать миры, богов, асуров, людей и все творения».

Во всех случаях спасшихся оказывается немного: у ариев – люди, отобранные на развод Йимий; в Шумере – Знусудра; в Вавилоне – Атрахасис, в Уруке – Утнапишти, у греков и сирийцев – Девкалион и Пирра; по вьетнамской легенде - два брата и две сестры и т.д. Везде спасаются по-разному: кто-то в корабле-ковчеге, как в Библии; кто в ящике (отзвук в сказках – сундук), кто на плоту, кто на чудесно выросшем дереве, кто просто на высоких горах.

В русской мифологии также сохранились следы воспоминаний о Всемирном потопе. В одном из вариантов былины о великане Святовите-Святогоре рассказывается, что он не смог поднять камень бога Велеса и сам превратился в Святую гору. Тогда разгневанный Перун раскалывает этот камень, и начинается потоп. О расположении той Святой горы в былинах указываются разные места: это и Рифейские (Уральские) горы, и гора Арарат, как в Библии, и Алатырская гора на Эльбрусе.

Вера в то, что много-много веков был Всемирный потоп, во время которого погибло почти все население Земли, существовала всегда. Древние афиняне на территории храма Зевса-олимпийца показывали широкую расселину на земле, как память о том ужасном потопе. В эту расселину, как уверяли они, стекала вода потопа, и сюда же ежегодно афиняне бросали лепешки из пшеничной муки и меда в пищу душам погибших от великого наводнения. В Афинах ежегодно совершался праздник возлияния воды, когда лили воду в расселину, чтобы утолить, кроме голода, и жажду духов, обитавших в подземном мире.

Вопрос о том, был или не был Всемирный потоп, как бы и не оспаривается. Ископаемые природные останки показывают, что существовали на земле гигантских размеров и растительность, и животные, и птицы, и те же насекомые: например, встречались стрекозы с полуметровым размахом крыльев.

Давно признавалось, что в далекие-далекие времена поверх атмосферы Земли существовал большой слой перегретого водяного пара, что повышало атмосферное давление и способствовало созданию благоприятного для живого и растительного мира парникового эффекта. Иммануил Кант – немецкий философ и ученый, писал в ХУШ веке, что земля раньше вокруг себя имела атмосферическое кольцо из водяных паров. Именно эта сконцентрированная вода, как полагают, и вылилась на землю в несметных количествах, одномоментно погубив прежний мир полностью, о чем и свидетельствуют многочисленные ископаемые останки.

Небо очистилось от водяных паров, над землей изогнутым мостом засветилась радуга, а космические лучи, беспрепятственно устремившиеся на поверхность земли, существенно изменили условия обитания на планете.

Наличие слоя водяных паров, как полагают, защищало поверхность Земли от космического, влияющего на организм пагубного воздействия. Именно наличием подобного защитного слоя объясняется и долгожительство, как свидетельствует Библия, людей, и гигантские размеры, как самых разных представителей животного мира, так и всей растительности на планете. Это поистине было золотое время: от полюса до полюса был тропический климат, повсюду произрастала буйная растительность, способная прокормить животных и больших, и малых. На земле не было ни ветров, ни смены времен года, ни дождей. Это подтверждается даже тем, что ископаемые громадные деревья не имеют годичных колец и сильной корневой системы.

Образ «всесветного моря» в картине мира древнего человека, сохраняя в сознании слабым отзвуком воспоминания о «допотопной» влагонасыщенной атмосфере, в первобытном мировоззрении возник из представления о небесных запасах воды.

Мир древним славянам виделся в виде трех ярусов: земля и неба в виде двух горизонтов. Небо с солнцем и луной, с тучами и облаками – это видимое всем небо, а над ним, где-то далеко-далеко за звездами, второе – «верхнее» небо с неистощимыми запасами дождевой воды. Русский язык сохранил давние представления о двойственности неба: в одном случае мы употребляем слово «небо», а другом – «небеса», прекрасно при этом понимая их эмоциональную разность.

Итак, Всемирный потоп в жизни планета Земле в той или иной форме имел место быть, определив собой устойчивые понятия, как «допотопный» и «послепотопный». Жизнь, как мы понимаем, до Потопа и после Потопа – это совершенно два различных мироощущения. Еще халдейский ученый Берос в Ш в. до н.э. сообщал, что вавилонские жрецы делили древнюю историю своей страны на времена «до потопа» и «после потопа».

Именно с периода «после потопа» начинается реальный отсчет земного исторического времени. Конечно, реальный отсчет начинается значительно позже, а пока, в так называемом доисторическом состоянии народов в нескольких местах земного шара – в долинах Нила и Хуанхэ, в Мессопотамии и Индии – почти одновременно возникают великие культуры глубокой древности, положившие начало всей последующей истории человечества.

По Библии, человеческая история заново ведет свою родословную от сыновей Ноя, и, как три самостоятельных ветви родового древа, несет в будущее свою особость и самобытность. Нестор-летописец Повесть Временных Лет о том, «откуда пошла Русская земля» вполне естественно начинает со слов: «После потопа три сына Ноевы, Сим, Хам и Афет, разделили землю: восток достался Симу, южная сторона Хаму, север и запад Афету; от племени Афетова пошел народ славянский».

Русский философ Алексей Хомяков писал в Х1Х веке: «Несколько тысячелетий назад среди ветвей благородного Иафетова корня пустил свой росток славяно-русский стебель, хотя многовековая судьба его была нелегка. Не один раз он был на волоске от гибели, но сумел не утратить свою самобытность и сохраниться в недрах индоевропейских народов, постепенно заполнивших собой большую часть Евразии».

До сих пор идут споры о происхождении славян, строятся мыслимые и немыслимые догадки на этот счет, но непреложным остается уже одно то, что славянские народы, и как часть его - русский народ, - составляют одну из значительных этнических групп Европы.

По одной из версий первые индоевропейцы попали в место своего первичного расселения в Европе через Кавказ и дальние закаспийские пустыни Средней Азии из района рек Аму-Дарья и Сыр-Дарья. По другой: самым кратким и естественным путем через Малую Азию, вдоль южного берега Черного моря через пролив Босфор на Балканский полуостров. Пролив Босфор, название которого звучит как Коровий брод, когда-то был перешейком. Но в том или ином случае, часть далеких переселенцев из Индии попадают в дунайские земли, которые русский выдающийся ученый О.Н. Трубачев определяет общей прародиной славян.

В самых древних преданиях славян сохранилась память о стародавней жизни на берегах сказочной реки Дуная, при этом нет даже и слабого намёка-упоминания о моменте, когда бы славяне могли появиться здесь. В отличии, например, от венгров, которые сохранили в памяти образ Приуральской прародины. В отсутствии подобной памяти, как считает О.Н. Трубачев, нет ничего странного, ибо это однозначно «может служить одним из указаний на извечность обитания их и их предков в Центрально-Восточной Европе в широких пределах». Ученый-лингвист вполне обоснованно доказал, что область формирования индоевропейцев совпадает с прародиной славян. О постоянном пребывании славян в Европе указывает и невозможность даже условной датировки «выделения» праславянского языка из индоевропейского». Причина этому, как полагает О.Н. Трубачев, в том, что «славянский – это индоевропейский язык архаического типа, словарь и грамматика которого не испытали потрясений в отличие, например, от греческого».

Таинственная страна «Беловодье», о которой мечтают многие сказочные герои и вполне не сказочные романтики, в прочтении Трубачева, - это «страна западных вод», всё та же придунайская прародина, генетическая память о которой сохраняется в самых глубинах народной души; следуя этой логике, вполне понятным и естественным становится стремление вначале древних руссов, а в последствии и русских, во все последующие столетия самоотверженно проливать свою кровь за братушек славян, чтобы защитить и свою древнейшую колыбель.

Не удивительно и то, что образ Дунай-реки для русских народных песен весьма привычен:

 

Окол Дону, окол Дону, окол тихого Дунаю,

Окол тихого Дунаю добрый молодец гуляет,

Добрый молодец гуляет, табун коней загоняет.

 

Часто звучит и просто как припев:

 Ой, Дунай, мой Дунай,     

Ой, веселый Дунай!

 

Да и известный герой далеко не древней эпохи, завершает свой путь «добра молодца» по одной из народных песен все на том же Дунае:

 

Выходил же тут Стенька Разин сын на Дунай-реку,

Закричал же тут Стенька Разин сын своим громким голосом:

Как и все-то вы, мои братцы товарищи, все повыловлены!

Вы возьмите-тко, братцы мои товарищи, калену стрелу,

Пристрелиту-тко, братцы товарищи, грудь мою бе-белую!

 

И просит затем знаменитый атаман-разбойничек своих друзей-товарищей перевезти его через Дунай и похоронить у «белого камешка» между трех дорог, первой – Питерской, другой – Владимирской, третьей – Киевской. В этом случае Дунай - символ не столько рубежа-переправы, отделяющим тот свет от этого, сколько центр всего мира, потому-то и «бел горюч камень», а Алатырь-камень, олицетворяя пуп земли, оказывается лежащим тоже на берегах Дуная. Исторически же верно другое, что атаман волжских разбойников Степан Разин был казнен на Красной площади в Москве.

Понятно, что на одном месте славянские племена не могли оставаться, поэтому, в силу самых разных обстоятельств, они начинают покидать свою прародину, осваивая все новые и новые пространства. О широком распространении по европейскому континенту праславянских племен свидетельствуют многочисленные археологические находки.

Именно благодаря археологам, была открыта, так называемая Трипольская культура. Славянские племена эпохи Триполья были многолюдны, о чем свидетельствует большое число обнаруженных огромных поселений. Трипольцы в культурном отношении значительно превышали своих соседей. Однако в начале П тыс. до н.э. произошло внезапное прекращение развития трипольской культуры, носившее катастрофический характер. Судя по раскопкам, трипольцы покидали свои поселения с такой поспешностью, что бросали в своих домах массу вещей и даже домашних идолов. Причина тому, как предполагает большинство ученых-археологов, во внезапном нападении внешнего врага с востока.

Есть весьма любопытная гипотеза о том, что трипольцы – это племя пеласгов, появившихся на греческом о. Крит в Ш в. до н.э. Путь, которым прошли трипольцы-пеласги из Триполья на остров, отмечен археологами. Им хорошо известно, что около 2500 года до н.э. в Фессалонии возникает так называемая культура Димини, родственная культурам придунайских племен, в частности трипольской. Еще античный историк Гелланик (У век до н.э.) утверждал, что «этруски - это ответвление эгейских пеласгов». По его мнению, пеласги, изгнанные греками, приплыли к устью реки По в Италии, продвинулись в глубь страны, захватили город Кротон (Кортону) и поселились в местности, получившей название «Тиррения». «Этрусками» их называли римляне (латиняне), а греки называли - «тирренами», сами ж этруски, согласно Дионисию Галикарнасскому, называли себя «расена». Интересно и то, что в древнем словаре Стефана Византийского «совершенно безоговорочно этруски названы славянскими племенами».

Ученые, поддерживающие гипотезу о пеласгах-трипольцах, предлагают представить себе следующую схему: пеласги-этруски-славянское племя (расены) - схему предположительного вывода, что пеласги – это славянское племя, т.е. праславяне.

Летом 1908 г. итальянские археологи при раскопках царского дворца на акрополе древнего критского города Феста нашли небольшой по размерам диск из хорошо обожженной глины. С обеих сторон его покрывала спирально идущая надпись на неизвестном языке. Диск датирован 1700 годом до д.н. Почти столетие ученые пытались прочитать загадочные письмена.

И вот, как верится, современному русскому ученому-лингвисту Г.С. Гриневич удалось разгадать загадку Фестайского диска. Он предлагает свою, весьма интересную, версию прочтения.

Текст стороны Б, по Гриневичу, звучит так: «Будем опять жить. Будет служение Богу. Будет все в прошлом - забудем кто есть мы. Где вы пребудете, чада будут, нивы будут, прекрасная жизнь – забудем кто есть мы. Чада есть – узы есть – забудем кто есть. Что считать, Господи! Рысиюния чарует очи. Никуда от нее не денешься, не излечишься. Ни единожды будем, услышим мы: вы чьи будете, рысичи, что для вас почести, в кудрях шлемы; разговоры о вас. Не есть еще, будем Ее мы, в этом мире Божьем».

            Из прочитанного современным ученым текста предельно ясно, что некий народ «рысичей» вынужден был оставить свою прежнюю землю – «Рысиюнию», где на их долю выпало много страданий и горя. Новую землю «рысичи» обрели на Крите. Следуя этому выводу, жители Крита, известные под названием «минойцы», - это и есть трипольцы-пеласги, предки этрусков, являлись славянским племенем. Подлинное, неискаженное самоназвание этого племени было «рысь». Рысь, как указывают исследователи, - тотем наших далеких предков, что, в свою очередь, служит подтверждению версии о том, что на Крит «рысичи» пришли с севера, т.е. из Триполья. Лингвистам хорошо известно, что «роса» – «русый» – «ржавый» – «рудный» – «рыжий» – «рысь» – семья однокоренных слов.

По одной из версий причиной, по которой трипольцы столь стремительно покинули свои родные места, могли быть киммерейцы, ставшие хозяева степей Северного Почерноморья на протяжении нескольких столетий. Обладавшие одной из сильнейших конниц древнего мира, они стремительно совершали свои разрушительные набеги, и, словно огненный змей, уничтожая все живое на своем пути, продвигались далеко в глубь праславянской земли. Следы киммерийцев обнаруживаются вплоть до берегов Янтарного (Балтийского) моря.

На греческих и малоазиатских рисунках сохранились изображения киммерийцев. Они показаны конными воинами в высоких шапках, похожих на папахи, вооружены луками и длинными прямыми мечами. И что любопытно: на многих изображениях киммерейцев в бою сопровождают крупные собаки.

Судя по всему, киммерийские цари рассчитывали пройти походным маршем всю славянскую лесостепь, привычно оставить после себя выжженную пустыню и поскорее приступить к грабительскому опустошению богатейших городов восточных империй: Мидии, Вавилона, Ассирии, однако на долгие 400 лет им пришлось задержаться в славянской Восточной Европе. Лишь с начала УШ в. до н.э. киммерийцы стали беспокоить страны Передней Азии.

Это, без преувеличения, одна из самых трагических страниц славяно-русской истории, однако они сумели выстоять и не подчиниться агрессивным степнякам. Против постоянных набегов киммерийцев была построена южнее Киева непрерывная цепь из мощных крепостей: что-то вроде Великой Китайской стены. Остатки этих гигантских оборонительных сооружений, известных под названием «Змиевых валов» сохранились в народной памяти. Былины и сказки доныне хранят в зловещее дыхание степного огненного змея, неисчислимые жертвы и возвышенную героику первых богатырей-защитников родной земли.

К слову, от соседства-столкновения с киммерийцами восточным славянам досталась и конная наука. Славяне научились верховой езде, и у них со временем то же появляется своя конница.

На рубеже УШ-УП вв. до н.э. киммерийцы закончили свое существование. Следующей мощной волной, накрывшей восточно-славянские земли, было скифское нашествие.

И если от киммерийцев славяне сумели отгородиться гигантскими валами и, как аргумент сопротивления, создать свою конницу, то со скифами на протяжении долгого периода сумели прожить более-менее по-добрососедски. На протяжении всего периода Великой Скифии у невольных соседей сложились отношения некоего равновесия, исключавшие порабощение одних другими. Скифы не опустошали пахотные земли славян, а со временем скифы-всадники, как охрана, сопровождали караваны в Грецию и другие страны, где славяне торговали зерном.

 О Великой Скифии упоминает в своей летописи и Нестор. Главная его цель состояла не в том, чтобы вспомнить о давней вассальной зависимости восточных славян от соседей, а в том, чтобы показать, что часть славянских племен и в древнее время жила именно на той земле, которая греческими авторами именовалась Великой Скифией. Нестору было известно, что античные географы включали в понятие Скифии не только землю настоящих скифов-степняков, но и обширное пространство славянской прародины вплоть до Скифского ("Венедского" - "Славянского") океана.

И первые письменные упоминания о восточных славянах, датированные 1-П вв. н.э., связаны со скифами. Например, Плиний (ок. 77 г. н.э.) писал о "скифах-пахарях", как, в отличие от скифов-кочевников, имеющих свои города. Понятно, что римский историк пишет о вполне постоянном, оседлом населении.

Сведения Плиния подкрепляются сообщениями другого древнего историка Тацита (98 г. н. э.), который ссылался на Геродота, писавшего о славянах-венедах в устьях Дуная. Кстати, итальянский всемирно-известный город Венеция, по преданию, и был основан теми венедами. (И сегодня в итальянской области Фриуле-Венеция преобладает славянское население.)

Однако и сам Геродот в «Истории», упоминая о славянах-пахарях, проживающих на берегах Борисфена (так он именует Днепр), и, называя их по реке «борисфенитами», или порой «скифами», указывал, однако, что сами себя они называют - "сколоты".

 В Ш-П вв. до н.э. после скифов, частью осевших на славянских землях, частью исчезнувших в других краях и весях, неодолимой силой явилось мощнейшее нашествие сармат, оттеснивших славян-земледельцев из лесостепи. Сарматские кочевья раскинулись на огромном пространстве – от Дона до Дуная. Власть в Западных Степях перешла к новым хозяевам. Сарматы безжалостно вытесняют на запад и истребляют скифов, родных им по крови, но чуждых по культуре и духу.

Как свидетельствуют письменные источники, в это время на Востоке появились «неранимые» воины - всадники, защищенные чешуйчатой, металлической броней и шлемами, вооруженные длинными прямыми мечами и четырехметровыми копьями. Это были сарматы. Они первыми создали тяжелую конницу – прообраз будущих рыцарей. Железные латы, шлемы и оружие во множестве были обнаружены археологами в сарматских погребениях.

Негативное влияние сармат длилось около шести столетий. И лишь в I - II вв. н. э., когда сарматы ослабли, положение восточных славян стало меняться к лучшему. Начинает возрождаться жизнь, возродилась и славянская знать, следом возобновились торговые пути на юг. Наступало Траяново время.

В 1-П вв. н.э. самый великий и одновременно последний из длинного ряда римских завоевателей император Траян создал в Европе свою огромную империю. Постоянные войны в Европе и Азии за расширение пределов империи, а также потребности всевозрастающего населения требовали непрерывного пополнения продовольственных запасов.

Торговля восточных славян в этот период была активной и весьма успешной, о чем свидетельствуют многочисленные богатые находки серебряных денег при раскопках. То, весьма благополучное, время сохранилось в памяти древнерусского народа. Пройдет не одно столетие, когда автор "Слова о полку Игореве" вспомнит "Трояновы века" как счастливую эпоху славянского прошлого. Упоминается в "Слове" и "тропа Трояна", явно означавшая путь, по которому двигались "черес поля на горы" славянские дружины, по всей вероятности, в эпоху завоевания Балкан в VI в.

Продвигались древние славяне как на запад и север, так на юг и на восток. Уже к Ш тыс. до н.э. на европейской территории России сложились те этнические единства, с которыми имеет дело позднейшая история. Вновь процитируем Нестора-летописца:

«Спустя много времени славяне сели по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись по земле многие народы и назвались каждый своим именем, где кто сел на каком месте; так, например, одни поселились на реке именем Морава и назвались моравами, и другие назвались чехами; а вот тоже славяне: белые хорваты, сербы и хорутане. Когда волохи напали на славян подунайских, поселились сзади них и стали их притеснять, то славяне опять начали двигаться на север: так одни пришли и сели на Висле и прозвались ляхами; от этих ляхов пошли поляки, лутичи, мазовшане, поморяне. Другие славяне пришли и сели по Днепру и назвались полянами, иные древлянами, потому что стали жить в лесах; а некоторые стали между Припятью и Двиною и назвались дреговичами; полочане прозвались от речки именем Полоты, которая впадает в Двину. Те, которые поселились около озера Ильменя, прозвались своим именем, славянами; они построили себе город, назвали его Новгородом. Так разошелся славянский народ».

Ядром будущего Русского государства вначале была сравнительно небольшая область Среднего Поднепровья - от Десны до Роси. Именно этот район на протяжении двух тысячелетий был наиболее развитым и исторически активным. Как показывают археологические раскопки, главное ядро "Русской земли" по Днепру и Роси целиком вписывается в ареал восточного участка славянской прародины, что убедительно говорит о том, что восточные славяне здесь жили испокон.

Косвенные данные из древних летописей показывают: на территории Среднего Поднепровья издавна существовало несколько государственных образований. О том же свидетельствуют византийские и готские источники, а у арабских и персидских авторов встречаются названия государств – Куява, Арасанич, Славия, Вантит.

Не может же быть так, что ничего не было – и вдруг объявилось, словно взявшись из ниоткуда, государство Русь. Начальная точка убегает во тьму веков. В зарубежных хрониках У1-УП вв. славяне отождествляются со склавинами и антами, обитавшими на широких пространствах от Дуная до Дона. О венедах мы уже вспоминали. На Балтике до Х1-ХП вв. существовали государства славян-вендов, в том числе сильное Вендское королевство. Рассыпался по Европе и этноним «славяне»: словены в Новгороде, склавины на Дунае, словинцы в Польше, словаки в Центральной Европе, словенцы на Балканах.

Археологические раскопки на праславянских территориях указывают на то, что человек здесь обитал издревле. Часть раскопок относится к железному веку, часть и более древние – к бронзовому и медному векам. Это ровесники древнейших греческих и ближневосточных цивилизаций, да и по уровню ничем не уступали, а возможно и превосходили, как о том свидетельствуют находки Триполья.

Напомним, что Геродот поименовал Днепр Борисфеном, однако уже античные авторы называют его Данаприс – именем весьма созвучным русскому Днепр и украинскому Днiпро. Hа рубеже V - VI вв. н. э. появляется крепость Киев, которой суждено будет в будущем стать центром Древнерусского государства.

Не поддается точному определению время, когда появилось название Русь, но уже в IV - VI вв. н. э. сведениями о людях-рос по соседству с приазовскими готами и о богатырском народе рос начинают появляться в летописных хрониках.

Кроме того, не следует забывать и о Руси Приазовской, Таманской и Черноморской – древней колыбели руссов - той Руси, которая со временем в летописи будет названа Тмутараканским княжеством. И лишь существованием в ранние эпохи Азовско-Черноморской Руси можно объяснить, почему вообще руссы в начальной истории именуются народом преимущественно морским. Морские походы Киевской Руси совершались, конечно, с помощью их приморских соплеменников. И этим же объясняется столь широкое наличие в русских народных сказах и былинах морских образов. Они явно не чужие и пришлые, а сохраненные исконной народной памятью.

Однако, как свидетельствуют все те же археологические находки, восточные славяне – народ земледелец. Рано освоив землепашество, шаг за шагом отвоевывали они у глухих лесов себе места для пашни и для жительства. Но не сразу стал пахарь-славянин именоваться этим званием. Поначалу хозяина подсеки - поля, которое огнем очищалось от деревьев и другой растительности под пашню, как главу подобного родового огнища, называли «огнищанином». И только значительно позднее огнищане становились пахарями, сеятелями-мужами, которые поднимали свой род.

Геродот, описывая скифов, главными их святынями называет упавшие с неба золотые реликвии: плуг, ярмо, секиру и чашу. Это явная ошибка, потому как скифы-кочевники землепашцами никогда не были, а вот скифы-пахари, о которых и пишет в «Истории» Геродот, - это и есть сколоты.

«Хлеб – всему голова», - эта поговорка рано усвоилась восточными славянами. Рано стали покупать хлеб у славян, живших по Днепру-Борисфену, греки. Хлеб почти всегда был основным товаром восточных славян. Знаменитый торговый путь «из варяг в греки», как могучая артерия, полнокровно питает всех, кто, так или иначе, становится причастным к его развитию и укреплению.

Кроме того, среднеднепровские славяне продвигались вглубь более северных, литовско-латышских (балтских) племен и тех племен, которых Геродот назвал «неврами». Академик Б.А. Рыбаков отмечал, что невры, по всей вероятности, также праславянские племена, но более первобытные, чем высокоразвитые борисфениты-сколоты.

Однако спокойная жизнь, так называемые «Трояновы века», продолжалась недолго. Наступило время великого переселения народов - трагическое «время Бусово», о котором упоминает автор «Слова о полку Игореве».

Немало хлопот доставила нашим далеким предкам могущественная империя Германариха, столкновение с которой пришлось пережить в 1У веке. Следом, к концу 1У в., на европейском континенте появились новая сила - воинственные гунны. Особый расцвет силы и могущества державы гуннов относится к середине У века – в период правления императора Аттилы, подчинившего себе значительные азиатские территории и большую часть Европы, однако после его смерти империя быстро распалась.

Это далеко не полный перечень племен и народов, с которыми на протяжении длительного времени прошлось соприкоснуться древним славянам. От каждой из этих встреч, безусловно, в народной памяти что-то оставило лишь слабый след-намек, а что-то продолжало жить в веках, как взятое из чужого опыта за образец для подражания. Но особое место в памяти русского народа о тех давних племенах принадлежит скифам, которые за период длительного сосуществования-соседства из своей богатой культуры и языческих воззрений часть передали славянам и которых фактически до начала ХХ века ошибочно принимали за наших далеких предков. Впрочем, если всмотреться в древнегреческие миниатюры, на которых изображены скифы Северного Причерноморья и которые дают яркое представление об их облике, то ошибка становиться вполне понятной: бородатые, в длинных кафтанах, в мягких кожаных сапогах и войлочных шапках, с раскосыми глазами. Александр Блок писал в 1918 году:

 

Мильоны – нас. Нас – тьмы, и тьмы, и тьмы.

Попробуйте, сразитесь с нами!

 Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы,

С раскосыми и жадными очами!

 

Для вас – века, для нас – единый час.

Мы, как послушные холопы,

Держали щит меж двух враждебных рас

Монголов и Европы!

 

И если в том, что «мы – скифы», русский поэт ошибался, то в том, что русский народ на протяжении многих и многих веков спасал Европу от опустошительного нашествия с Востока, - факт неоспоримый, о чем и свидетельствует вся подлинная история России.

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев