Виктор БОЧЕНКОВ
       > НА ГЛАВНУЮ > БИБЛИОТЕКА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ Б >


Виктор БОЧЕНКОВ

2017 г.

Форум славянских культур

 

БИБЛИОТЕКА


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2019 года
Архив 2018 года
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
Суждения

Прочее:

Виктор БОЧЕНКОВ

Чешский диптих

1. Идущий за миражом

Обложка одного из номеров журнала «Заволжский летописец» за 1918 год, издававшегося в Уфе. 

Я ловлю себя на мысли, что многое в русских статьях и фельетонах Гашека кружится вокруг этого слова – расстрел. В «Бугульминских рассказах» тоже. Этот ритуал совершается быстро и просто, как на музейной фотокопии газеты «Наш путь», где на первой полосе, над гашековским рассказиком «Об уфимском разбойнике лавочнике Балакурине», размещен рисунок: несколько красноармейцев с хищными улыбками целятся из вскинутых винтовок в трёх человек, приставленных спиной к стене, понурых, разъевшихся, бороды лопатами. Подпись гласит: «Что может случиться с каждым мародёром и спекулянтом». Религиозные войны, какой была и гражданская, не ведают пощады. Газетные красноармейцы молоды и сильны, и с таким полным радости взором разве только любимой девушке цветы дарить.

Расстрел у Гашека становится обыденностью, даже скучной обыденностью, вроде паутины в углу, где давно не убирали. На время можно свалить всё. Что-то сломалось в людях. Гашек говорит о расстреле приподнято, если речь о врагах, как тот мельниковский сектант Гриша, готовый совершить кражу. Расстрел у Гашека – естественное, законное, необходимо нужное средство борьбы против «мировой буржуазии», за лучшую жизнь, за народное счастье. Но убивать готовы и колчаковцы, и «буржуи». И тоже охотно, и как-то особенно просто.

Само слово «расстрел» в русскоязычных гашековских зарисовках появляется впервые в «Жизни по катехизису» («Наш путь», 22 января 1919 года), затем, кажется, в рассказике «Уфимский Иван Иванович» (там же, 16 февраля 1919 года). Речь идёт о мелком купчишке и спекулянте, распускающем провокационные слухи о победах Белой армии. «Вы слышите сегодня, что занят Бирск, завтра Стерлитамак, и не знаете: или смеяться над идиотами, или взять револьвер и пустить им пулю в лоб. Это последнее, по-моему, есть самое лучшее средство борьбы с провокаторами». «Ввиду того, что верёвка у нас отменена, предлагаю всех этих провокаторов иван ивановичей на месте расстреливать».

Коротко и просто.

2 февраля 1919 года Гашек призвал поставить к стенке епископа Андрея (Ухтомского), слова «расстрел» в статейке не употребил. 21 января заметкой «Два выстрела» он отозвался на убийство в Германии Карла Либкнехта и Розы Люксембург. «Каждый рабочий и крестьянин знает, что эти два выстрела – символ атаки международной буржуазии на революционный пролетариат, и что нельзя тратить время, рисковать ещё жизнью других работников Великой Революции Труда, и что надо сразу покончить с буржуазией и истребить её на всём земном шаре».

Расстрел, овеянный чёрным юмором, опять возникает в зарисовке «Об уфимском разбойнике лавочнике Балакулине» (9 марта 1919-го): «...Вчера я спросил санитара, что случилось с лавочником Балакулиным. Говорят, что его за спекуляцию расстреляли и что он упорно молчал и только перед смертью, когда он уже стоял у стенки, спросил себя: “А может быть, я очень дёшево продал колбасу?..”» Публикация сопровождалась расстрельной картинкой. Но «буржуи» в плакатной гашековской сатире тоже не останавливаются перед кровью, тоже расстреливают, и не без юморка.

Откуда в православной стране такое братоненавистничество? А почему в «православной»? Это старый ярлык и мираж, и Россия – давно не православная страна, она безрелигиозная страна, но неверие и ненависть – не синонимы и, мне кажется, тут имеет место одна иллюзия – набившее оскомину утверждение о том, что раз Бога нет, то всё дозволено. Да почему же? Порой всё дозволено и там, где только и талдычат о Боге. Здесь что-то не так… Собственность, дающая всю власть на земле, сильней, чем чувство братства и национального родства. Где борьба за «моё», там всегда будет кровь, и Бог не спасёт. Настоящая вера становится слишком частным делом, а в других случаях это просто идеология, средство управления людьми.

В марте 1919 года красные отступили из Уфы, которую взяли 31 декабря 1918-го (потеряв тогда Пермь с военными заводами). «С гордостью теперь говорю: “Я буржуй!” – возрадовался гашековский герой. – Пришла свобода для всех нас, богачей, а для этой рабочей и крестьянской дряни кандалы, ссылка, Сибирь, веревка и расстрел». 9 июля 1919 года «Красный стрелок» публикует «Дневник попа Малюты», для которого создатель Швейка придумал вот какие откровения: «В городе мы расстреляли несколько дюжин большевиков, с которых сняли сапоги и продали в полковой цейхгауз. Сегодня я высек несколько солдат, чтобы не забывали, что дисциплина – это страх божий». «Наши сдали Мензелинск. Красные гонят нас по Каме. Им в плен попал один батюшка, служивший у пулемета в 27-м Челябинском полку, и они его вместо любви христианской расстреляли». «Наш эшелон отправляется завтра утром, в шесть часов, на Златоуст. Надеюсь, что Бог поможет, и мы еще успеем расстрелять до утра последнюю партию заключённых красных в тюрьме». Поп Малюта служит у Гашека в особом колчаковском полку Иисуса Христа, состоящем из духовенства, с особой пулемётной командой. Полк постепенно отступает, совершая всевозможные зверства. Я лишь подобрал примеры с использованием слова «расстрелять».

Вкратце говорится о казнях пленных красноармейцев в заметках «Англо-французы в Сибири», «Белые о Пятой армии», о расстреле самого Колчака в «Чешском вопросе». Виселиц тоже хватает. Расстрел, совершаемый красными, всегда утверждает у Гашека правду и высшую истину, при этом казнимый нередко осмеивается. Рассказ о насилии белых преследует цель обличения врага – приём известный и традиционный.

И в «Бугульминских рассказах» расстрельная тема тоже цветёт пышным цветом.

Цикл задумывался как продолжение «Похождений бравого солдата Швейка». Они должны были стать его четвертой частью: «Швейк в Бугульме». Сам роман писался по лоскутикам, как и его герои. Со знакомых, с друзей, и вымышленные истории были, и реальность. И у «Бугульминских рассказов» та же участь. Опубликованы они были в 1921-м, когда Гашек уже вернулся на родину. Но прежде чем взяться за воспоминания, переработать их, досочинить, создателю Швейка предстояло дойти до Иркутска, вернуться в Москву, жениться; 6 ноября 1920-го он выехал с супругой в Чехию. Деньги выделил Коминтерн. Развода с первой женой, оставшейся в Праге, Гашек не оформлял. В паспортах стояла чужая фамилия – Штайдловы. 4 декабря Гашек и Александра Львова пересекли советскую границу.

< Назад

Вернуться к оглавлению

Вперёд >


Далее читайте:

Чехия (подборка статей в проекте "Историческая география").

Ярослав Гашек (биографические материалы в ХРОНОСе).

Цинговатов Ю.Л. Юбилей бравого солдата Швейка.

Исторические лица Чехословакии (указатель имен).

Чехослования в XX веке (хронологическая таблица).

 

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев