Анна КОЗЫРЕВА. Гуси-лебеди
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Анна КОЗЫРЕВА. Гуси-лебеди

2018 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2019 года
Архив 2018 года
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Анна КОЗЫРЕВА

Гуси-лебеди

Повесть

Маруся и её кот

Позднее утро.

Сладко спит в своей кроватке Тимоша. В детской тихо и сумеречно, но пробился в щель меж плотных штор солнечный лучик, упал на подушку и осторожно подобрался к спящему ребёнку. Защекотал игриво и призывно: хватит спать! Пора вставать!

И Тимоша проснулся. Тут же, не потянувшись как обычно, резво соскочил на пол, выбежал из детской и испуганно позвал:

– Мама!

– Я здесь! – вмиг прилетело к нему.

Маму босоногий малыш нашел на кухне. Уткнулся носом в мягкий живот, и мама, обняв его, поцеловала:

– Доброе утро, сынок!

На кухне сладко и вкусно пахло. Готовилось что-то очень вкусное, потому что сегодня, радостно вспомнилось, приезжает папа и с ним приезжает… и он споткнулся, не решаясь и мысленно произнести «его сестричка»…

Тимоша очень боялся, что пропустит приезд папы, и скоро занял наблюдательный пост на стуле, зорко высматривая большой, отгороженный от внешнего мира железной решеткой, двор. В широкое окно раскидистой кроной заглядывала, вздрагивая на легком ветру позолочённой листвой, высокая берёза.

Во двор через широкие ворота медленно въехала машина – и Тимоша тут же узнал её.

– Приехали!.. Они приехали!.. – с осторожной радостью сообщил он. – Мамочка, там папа… папа с сестричкой приехали!..

Мама стояла рядом, и они вместе смотрели, как знакомое авто остановилось у подъезда и как из него вышел папа.

Он поднял голову вверх и, увидев их в окно на втором этаже, приветственно помахал рукой. Они тоже помахали ему. И, наблюдая с интересом, видели, как папа открыл багажник. Выгрузил на асфальт большую сумку и маленький чемодан на колесиках.

– Это Марусино, да? – тихо поинтересовался Тимоша, но ответа ждать не стал. – А сестричка где? – тревожно спросил, обнаружив, что из машины никто больше не вышел. – Она приехала?

– В машине ещё… думаю… – мама ответила тоже тихо. – Сейчас появится…

И точно: папа, мельком взглянув на знакомое окно, захлопнул багажник и широко распахнул дверцу машины, и оттуда нехотя вылезла девочка с корзинкой в руках.

Папа взял большую сумку и направился к подъезду. Следом покатила за длинную ручку свою поклажу и девочка. Исчезли с глаз, а Тимоша спрыгнул со стула и побежал в прихожую.

*

Папа вошел первым. Поставил сумку на пол. Оглянулся на задержавшуюся за дверью дочь.

– Заходи! – позвал её.

Вошла она не сразу, а войдя, выразительно посмотрела на Тимошу и бережно поставила на пол у своих ног маленькую корзинку с крышкой.

Тимоша пристально смотрел на девочку, совершенно не знал, что надо сделать или сказать, и папа помог:

– Поздоровайся, сынок.

– Здравствуй… те… – вымолвил тогда он робким тоном и услышал в ответ:

– Привет…

– С приездом… дорогая Машенька… – произнесла в некотором замешательстве мама. Добавила: – Рады… – слово, однако, повисло в воздухе – девочка старательно отводила от неё глаза.

– Вот это наша Марусенька и есть… – произнёс меж тем настойчиво папа: – Знакомьтесь… Это Тимошка… Твой, Марусенька, братик… – Девочка присела и старательно стала развязывать шнурки на высоких ботинках. – А это… – продолжил папа – … это, доченька, наша Людмила Петровна… Тимошина мама...

– Поняла… не маленькая… – не поднимая головы от упорно неподдающихся развязыванию шнурков, снисходительно бросила Маруся и тут же порывисто пробурчала себе под нос: – Мамой звать не буду, – не надейтесь…

Людмила, всем своим видом показав, что ничего не услышала, поспешила со словами:

– С приездом, Серёженька… – застенчиво поцеловала мужа и, взволнованно вскрикнув: – Ой, на кухне что-то, кажется, горит! – убежала вон.

– Давай живо раздевайся! – обратился отец к дочери. – И не стесняйся! Ты – дома! – и, обратившись к сыну: – А ты, Тимошка, помоги сестренке! – быстро ушел следом за взволнованной женой.

Тимоша и Маруся остались в прихожей одни. Шнурки сразу же развязались и, встав на ноги, девочка резко сняла с себя рюкзачок, горбиком торчавший за спиной и, подняв крышку корзинки, скомандовала:

– Вылазь!.. Приехали…

Из корзинки показалась большая ушастая голова дымчато-серого кота. Кот, уверенно и осмысленно оглядевшись, уставился на мальчика немигающими бирюзовыми глазами.

– Ой, киска!.. – у ошеломлённого Тимоши перехватило дыхание. – Мама! смотри, какая киска приехала! – но мамы рядом не оказалось, а Маруся посмотрела на братика долгим оценивающим взглядом и снисходительно усмирила его эмоции:

– Это не киска!.. Пуська – настоящий охотничий кот!.. – И миролюбиво пояснила: – Знаешь, как он крыс валит!..

*

В столовой, где стоял красиво накрытый стол, Тимоша и Маруся появились вместе. Кот уверенно – за ними.

– Мама! Мамочка! – возбужденный мальчик подбежал к матери. -Смотри, какой большой котик… Это Пуська! Он знаешь, как крыс валит!

За котом, успевшим по-хозяйски расположиться на диване, Людмила, изумившись неожиданному постояльцу, уже наблюдала:

– Вижу! Вижу! – отозвалась. – Красивый! Важный! Только вот у нас, кажется, ни крыс, ни мышей…

– Не переживайте: он умный и гадить Вам не будет! – подозрительно взглянув искоса на говорившую, громко сообщила Маруся и демонстративно погладила живность.

 – Верю, что умный… Мы ему в туалете поставим… – продолжить Людмиле не удалось – девочка перебила:

– Он к улице привык… и всё, что ему нужно, делает там…

– Хорошо пусть делает на улице… – Людмила старалась слова произносить внятно и ровно. – Будем с Тимошей гулять с ним…

– Не надо с ним никому гулять! Сама буду! – порывисто отозвалась Маруся.

– Пойдем-ка, доченька, знакомиться с твоими апартаментами, – вмешался в напряжённый разговор папа. – Что там наша Людмила Петровна приготовила? Не терпится посмотреть… Я и сам не видел, а за стол мы потом…

*

Дружно поднялись на второй этаж.

Сергей открыл дверь в спальню и, задержавшись на пороге, восторженно присвистнул:

– Ай, да мамочка! Ай, да Людмила Петровна! Вот обрадовала, так обрадовала! – И, обернувшись к дочери, у ног которой терся кот, спросил: – И как тебе, принцесса моя, по душе всё? Нравится?

– Ничего… сойдёт… – Маруся, оглядев всё вспыхнувшим восторженно взглядом, в комнату, однако, входить не стала. Зато в белую спальню вошел кот и по-хозяйски обошел её, добросовестно обнюхав все углы, на что папа добродушно заметил:

– Объект принят!

– Здесь, на этаже, своя ванна… – подала голос Людмила, стоявшая позади всех. Она хотела распахнуть узкую дверь, но девочка прошла мимо.

*

Следующей была ученическая, и Маруся, как ни старалась скрыть свои восторженные впечатления, вошла туда первой и, усевшись в кресло, медленно стала вращаться.

Сергей, подойдя ближе, положил руку на спинку кресла:

– Надеюсь, и это нравится? – Быстро закружил дочь. Весело выкрикнул: – Маруськ, да в таких условиях только на десятки учиться надо!

– Мне, папочка, как-то больше колы да двойки по душе, – девочка властно остановила вращение.

Кресло замерло. Маруся поднялась и стала осматривать уютную комнату.

Людмила внимательно напряжёнными глазами следила за каждым малым изменением в её мимике. Вот остановилась и, бросив мимолётный взгляд на постер, задержалась у письменного стола.

– Полевые цветы… – сказала Людмила, уловив во взгляде умиление. Спросила: – Любишь полевые цветы?

– Нет!.. – девочка порывисто отошла в сторону. Бросила пренебрежительно: – Никогда не любила полевые цветы… Я только дедовник люблю! – Людмила растерянно посмотрела на мужа, а Маруся с вызывающей ехидцей в голосе спросила: – Что, не знаете дедовник?! – Пояснила насмешливо: – Это же чертополох самый обыкновенный… колючка…

– По-моему, доченька, колючка у меня – ты… – упрекнул отец ершистую строптивицу.

*

За обеденным столом семья сидела в затянувшемся молчании, лишь Сергей, уставший с дороги, с аппетитом поглощал еду и нахваливал хозяйку.

Тимошу еда вовсе не интересовала. Он непрестанно заглядывал под стол, где кот, демонстрируя волчий аппетит, поедал всё, что мальчик добросовестно подбрасывал ему под нос.

Людмила, заметив, что девочка отодвинула в сторону тарелку с нетронутой едой, участливо предложила:

– Попробуй вот тортик… Он с клубникой…

– Спасибо… я не хочу ничего… – глухим голосом отозвалась Маруся. Обратилась к отцу: – Папочка, можно я пойду к себе…

– Конечно, доченька… – ответил Сергей. – Ты можешь делать всё, что захочешь… Это же твой дом…

Маруся поднялась из-за стола. Аккуратно задвинула стул к столу и, выкрикнув:

 – Пуська, за мной!.. – направилась к лестнице.

Кот бросился следом, легко обогнал её и исчез с глаз.

Сергей проводил дочь глазами, полными нескрываемой грусти и печали. Прошептал взволнованно:

 – Может, правда, найти ей тот чертополох…

– Красивый, между прочим, цветок… – сказала Людмила, чутко внимавшая словам мужа.

Тимоша же, с недоумением и обидой растерянным взглядом проводив неблагодарного кота, глубоко вздохнул.

Папа, понимая всю глубину переживаний сынишки, обнял его. Поспешил утешить:

– Не переживай, мужик! Вы ещё с ним станете большими друзьями. Просто коту надо обжиться… привыкнуть…

*

Маруся робко вошла в спальню, постояв в нерешительности перед тем у порога. Осторожно села в мягком креслице.

Кот тут же прыгнул ей на колени, однако поблаженствовать сытому зверю не удалось – хозяйка резко встала и быстро вернулась к порогу, где оставила на полу рюкзачок.

Расстегнула его и бережно вынула оттуда две рамочки с фотографиями. В рамочке побольше с цветного фото ей озорно и весело улыбалась красивая женщина в кожанке-косухе, а с той, что поменьше, прямо на Марусю смотрела миловидная, с добрыми глазами пожилая женщина.

Обе рамочки с фото девочка поставила на комод и долго-долго тоскующим жалобным взглядом смотрела на них.

Затем легла поверх покрывала на постель, отвернулась лицом к стенке и тихо, безутешно заскулила брошенным щенком.

Вернуться к огравлению повести

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев