Анна КОЗЫРЕВА. Гуси-лебеди
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Анна КОЗЫРЕВА. Гуси-лебеди

2018 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2019 года
Архив 2018 года
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Анна КОЗЫРЕВА

Гуси-лебеди

Повесть

Марусины сказки

Спрятала на исходе поздняя осень по глухим закутам хлёсткие мокрые дожди. Усмирила скорые до безудержного буйства пронзительно свистящие ветра. Застыла в остужённой немоте в ожидании последнего властного мига, и еле-еле успела отскочить в сторону на обочь, уступая раздольную путь-дорожку лихо несущейся тройке с белошубой раскрасавицей-красой за возницу.

– Вот и я! – с веселой радостью возвестив всеми миру, царственной хозяюшкой вступила Матушка-Зима в обширные владения.

Огляделась. Осмотрелась. И три дня кряду, вал за валом, закружилось в седом поднебесье пушистое пух-перо, выбелив свежими снегами огромные просторы.

*

Радость долгожданного прихода зимы в доме Устиновых омрачилось внезапной болезнью Тимошки.

Днём ещё мальчик стоял у окна, высматривая сквозь снежные дымы дворовое пространство, а к вечеру, после дневного сна, уже пластом лежал, придавленный жаром высокой температуры.

Людмила вошла в детскую. Тревожно склонилась над сынишкой. Прислушалась к дыханию. Потрогала горячий лобик.

Тимоша слабо приоткрыл глаза – взгляд мутный, блуждающий.

– Сейчас… сейчас… мальчик мой… мамочка тебе ещё одну таблеточку даст… – страстно шептала Людмила, перебирая коробку с лекарствами. – Где?.. где же? – вопрошающий голос звучал растерянно и подавленно.

В тихом отчаянье отбросила она коробку в сторону и быстро вышла из детской. Стремительно вбежав на второй этаж, она влетела в ученическую, где на диванчике с книжкой в руках лежала Маруся.

 Неожиданное появление Людмилы вспугнуло девочку и, резко подскочив с диванчика, она насторожённым зверьком уставилась на вошедшую.

 – Машенька… – торопливо начала жена отца, – ты с Тимошей не посидела бы? Мне в аптеку… У него высокая температура… поднялась внезапно так…

Маруся голоса не подала, но, кивнув одобрительно, выбежала первой. Мгновенно слетела по лестнице вниз.

Кот – следом.

Подбежала к двери в детскую. Чуть-чуть постояла и, потянув на себя ручку, осторожно, бочком, вошла в комнату.

Кот настойчиво втиснулся меж ног.

Маруся тихо-тихо подошла к кроватке. С опаской посмотрела на больного мальчика, а тот, приоткрыв глаза, слабо улыбнулся ей.

– Ты чего это, Тимошенька? – дрогнувшим голосом спросила сестра и села на пол около кроватки. – Тебе плохо, да? Очень плохо? Сейчас… скоро-скоро… мама принесет лекарство – и тебе будет легче… потерпи немножко…

– Мне уже легче… – мальчик не мог скрыть всей гаммы радостно взбодривших его чувств. Он снова улыбался и ожившими впалыми глазами указал на кота, барином развалившегося у него в его ногах. – И Пуська пришёл!..

– А как же! – ободрила брата Маруся. – Он будет оберегать тебя… будет тебе за ангела-хранителя… Наш Пусик очень… очень добрый котярка… – и хозяйка ласково потрепала за взъерошенную холку согласно мурлыкнувшего кота.

– А он такой охранитель… как… – и Тимоша запнулся.

– Как кто? – поинтересовалась девочка.

– Как тот… – мальчик замялся. Он испугался: сейчас придётся сознаться в том, что без разрешения забирался на письменный стол… брал её вещи…

– Как кто тот? – настойчиво повторила Маруся.

– Который на картинке… дядя красивый… – дрогнул голос. – На полочке… в ученической…

– На иконке? – уточнила сестрица. – Это, Тимошка, не дядя. Это ангел-хранитель…

– А кого он охранитель? – мальчик приподнял голову с подушки.

– Любого… у каждого человека есть свой ангел-хранитель… – уверенно ответила Маруся.

– И у меня есть? – более чем заинтересованно прошептал осторожно мальчик.

– А как же?! Есть!..

– А у тебя есть? – пытал Марусю оробевший от неожиданного известия братишка.

– И у меня есть, – улыбнулась девочка.

– А у моей мамочки? – Тимоша был настойчив.

– И у твоей мамы… – согласилась Маруся.

– И у папочки? – казалось, что мальчик с каждым новым вопросом всё более и более оживал.

– И у нашего папочки… – эмоционально прошептала сестренка и в подтверждение тому добавила: – Он и сейчас с ним! Оберегает в командировке!

– А папочки ещё долго с нами не будет? – глубоко выдохнув, спросил погрустневший малыш.

– Скоро приедет… – не менее глубоко вздохнув, ответила Маруся.

– А как он охраняет? – Тимоша не мог успокоиться.

– У него большие-большие крылышки за спиной… – медленно начала девочка. – И он ими укрывает…

– Как укрывает?! Как зонтиком?! – мальчик подхватился резко и присел на постели.

– Ну… не совсем как зонтиком… – Маруся растерялась, но положение исправила быстро: – Он обнимает этими крылышками… прячет…

– От кого прячет? – в голосе Тимоши послышался испуг.

– От злых людей… недобрых всяких… от беды… – уверенно ответила Маруся. Добивала: – А ещё его можно попросить…

– О чём попросить? – живо перебил сестру Тимоша.

– Чтобы помогал… чтобы защищал… чтобы ты не болел… чтобы выздоровел…

Мальчик, пристально просверлив сестру напряжённым взглядом, проникновенно попросил:

– Давай попросим, чтобы мамочка быстрей пришла… – и пояснил страстным шепотком: – На улице темно… холодно… Она может замерзнуть

и заболеть!..

 – Вот ты и помолись за неё… – нечто совсем непонятное предложила ему Маруся.

– Помолиться?! – удивился Тимоша. – Как это?

– Это значит – попросить ангела-хранителя… Боженьку Самого попросить… – продолжила советовать непонятное сестра.

– Как попросить? – упорно не отступал братишка.

– А вот так: Боженька наш… дорогой мамин ангел-хранитель… и просто сказать, что ты хочешь своей маме…

– Понял-понял! – перебил её мальчик и быстро-быстро зашептал: – Дядя мамин ангел укрой крылышками мамочку от дождя! Так?

– Можно и так… – согласилась сестренка.

– Ну как вы, мои дорогие, тут?! – Людмила, раскрасневшаяся от скорой ходьбы, появилась в детской. Обнаружив, что сынишка живо общается с Марусей, обрадовано сказала: – Сейчас вот выпьешь это… – Она протянула ложечку с бурой сладко пахнущей жидкостью: – Выпьешь – и тебе станет легче.

Не успел Тимоша проглотить микстуру, как поспешил радостно сообщить:

– Мама… мамочка… Маруся мне… – А та на его оживление отреагировала по-своему: вполне понятными мальчику энергичными жестами, из-за спины Людмилы, показывала, чтобы рот закрыл и замолчал, – и мальчик, верно поняв её, закончил фразу по-другому, не так, как собирался раньше: – Маруся мне сказку рассказывала…

– Просто замечательно!.. – довольно звучал мамин голос.

Маруся, взмахнув рукой Тимоше на прощанье, ещё раз предупредительно прижала палец ко рту и тихо направилась к двери.

За ней пружинистыми прыжками бросился кот, которого Тимоша напрасно пытался увлечь, а сейчас успел лишь бросить вслед жалобно:

– Пусик, а ты?.. Ты куда?!

– Мы придём к тебе!.. Придём!.. – успокоила братика Маруся.

И они с котом исчезли за дверью.

Мама, тщательно укрыв сынишку, присела рядом на стульчик. Полюбопытствовала:

– Так какую же Маруся тебе сказку рассказывала?

– Про ангела-хранителя! – доложил Тимоша.

– Про ангела-хранителя? – Людмила не смогла скрыть, что удивлена ответом сына.

– Да!.. Маруся сказала, что ангел-хранитель есть у всех человеков! И у тебя есть… и у папы есть... Правда? – Тимоша вопросительно посмотрел на маму.

– Наверно… правда… – та растерялась.

– А ещё Маруся мне про Боженьку рассказывала… – как самый большой секрет сообщил мальчик приглушённым голосом и еще более тихим добавил: – Он на небе живет… Только Маруся это не сегодня говорила… это она давно говорила. – Мальчик, приглядываясь в лицо матери пристально, спросил уточняющее: – Он, правда, на небе живёт?

– Ну… на небе много чего есть… – вкрадчиво начала Людмила. Стала перечислять: – Звезды там… солнце… луна…

– А Боженька?! – Тимоша ответом явно был неудовлетворен.

– И Боженька… да… – поспешила согласиться с ним мама. Добавила: – Лежи… Я скоро вернусь…

Она ушла, а мальчик, тяжко выдохнув, закрыл глаза, но тут дверь медленно приоткрылась, и в детской снова появились Маруся и кот.

Приходу сестры Тимоша обрадовался, и тем более обрадовался Пуське. Кот снова улёгся в ноги. Свернулся калачиком и безмятежно уснул.

Маруся, присев на место, где прежде сидела Людмила, внимательным взглядом устремилась на братика. Спросила:

– Тебе полегчало?

Тимоша в ответ слабо улыбнулся. Сон был близко-близко и скоро одолел больного ребёнка, – и Тимоша уснул, а Маруся долго ещё тихо-тихо сидела у его постели.

*

 Следующий день был воскресным.

Людмила разрешила себе поваляться с утра в постели. Встала поздно, когда бледное солнце пустилось в привычный обход по дневному небосклону.

Первым делом Людмила заглянула в детскую: Тимоша сладко спал. Дотронулась ладонью до лба – температуры не было.

Пришла на кухню, где быстро приготовила завтрак.

Поднялась на второй этаж, чтобы позвать Марусю, которой, однако, в спальне не оказалась. Кровать аккуратно заправлена.

Заглянула в ученическую – никого.

Спустилась вниз и напрямую прошла в прихожую, где и обнаружила отсутствие верхней одежды девочки.

Вернулась встревоженная на кухню. Села за сервированный стол, и какое-то время сидела в недоумении.

К еде она так и не притронулась.

– Мамочка! Мама, ты где? – в действительность вернул настойчивый голос сынишки. Подхватилась:

– Я здесь, мой хороший!.. Здесь!

Тимоша сидел на кровати и, как только появилась мама, страстно спросил:

– А Пуська?

– Пуська? – машинально переспросила Людмила и вспомнила, что кота она нигде не видела. – Погулять отправился… – объяснила скорее даже и не сыну, а себе.

– А Маруся? – последовал новый вопрос.

– И Маруся с ним… – Людмиле стало чуть спокойнее, а вот Тимоша, глубоко-глубоко вздохнул.

– Кушать будешь? – озабоченно спросила мама.

– Не-а… пить хочу…

*

Скоро Тимоша, укутанный тепло, с шерстяным шарфом вокруг горла, сидел на постели и играл маленькими машинками.

Рядом, привычно, на маленьком стульчике пристроилась с раскрытой книжкой на коленях мама. Читала Людмила рассеянно, особенно и не вникая в смысл прочитанного, да и сынишка внимал в пол-уха, если только слушал вообще. Оба они напряжённо вслушивались в слабые звуки, доносившиеся извне, и, когда уловился звук открываемой входной двери, – и Людмила, и Тимоша выжидательно напряглись.

И ожидание не обмануло: вскоре в детскую медленно открылась дверь и к ним заглянула Маруся.

– Добрый день… – сказала торопливо и, войдя, обратилась к мальчику: – Ты как, Тимошенька?

– Ой, Маруся! Маруся пришла! – восторженно прохрипел больным горлом мальчик.

 – День добрый… – старательно ровным голосом отозвалась Людмила, но не выдержала и поинтересовалась укоризненно: – Ты это куда с утра пропала?

– Мы с классом в музей ездили… – поспешила оправдаться девочка. – Вы спали… я не стала будить… а вчера предупредить забыла…

– И на телефонные звонки не отвечала… – продолжила пенять ей жена отца.

– А я телефон дома случайно оставила, – старательно отводя глаза, сказала на то Маруся.

– И не ела ничего… Пойдем – покормлю… – Людмила, как только с появлением девочки внутреннее напряжение спало, почувствовала, что и сама очень голодна.

Когда Тимошина мама ушла, Маруся протянула больному мальчику маленькую просфору:

 – Смотри, что я тебе принесла…

– Ой, а что это?! – удивился Тимоша.

– Это маленькая булочка такая… Видишь: с крестиком… Это от Боженьки хлебушек… Съешь – и болеть не будешь!.. – пояснила ему сестренка.

И Тимоша, только что отказавшийся от всего, что предлагалось мамой, с удовольствием съел просфору и следом выпил стакан молока, который со стола подала Маруся.

– Я к тебе приду скоро, – сказала она, собравшись уходить.

– А Пуська?

– И Пуська придет, – обнадёжила брата Маруся.

*

Людмила на кухне с нетерпением ждала девочку.

И, как только та появилась, принялась её кормить. Видно было, что та проголодалась, ибо уминала за обе щёки всё, что подавалось ей.

Жена отца сидела напротив и, довольно наблюдая процесс поглощения с аппетитом еды, наконец, спросила:

– В каком музее были?

– Я ушла быстро… – послышалось в ответ.

– Это почему же? – осторожно, явно боясь вспугнуть приручаемую птицу, поинтересовалась Людмила.

– Нас повели в зал, где египетские мумии… И я ушла… – Маруся спешно допила чай.

– Это вы, выходит, на Волхонке были, – подсказала москвичка не в одном поколении.

– Может быть… – девочка не спорила и, сказав: – Спасибо… – быстро исчезла с глаз.

Людмила догадалась, что отправилась Маруся к Тимоше, где весь день и пробыла, а сама она, чутко понимая, что лишняя среди них, постаралась брату и сестре не мешать.

Не лишним был разве что только кот, возвратившийся вскоре с осенней улицы и тщательно отмытый.

*

Поздно вечером, ближе к полуночи, приехал Сергей.

Дети уже крепко спали, когда он появился дома.

Встревоженный сопливой хворью сынишки отец сразу же заглянул в детскую, чтобы самому убедиться в словах жены:

– Тимошка, как никогда, быстро на поправку пошел…

Затем Сергей поднялся к дочери.

Он тихо вошел в девичью спальню и в задумчивости какое-то время смотрел на спящую дочь, которая, как обрадовала его Людмила, может быть впервые за всё время, как поселилась здесь, долго разговаривала с ней.

Затем он спустился вниз, где его терпеливо ждала жена.

 – Устала? – обнимая нежно её, спросил Сергей.

– Есть немножко… – Людмила и сама нежно припала к любимому человеку.

– А Маруська как? – осторожно спросил муж.

– Более-менее… – Людмила задумалась, но продолжила: – Один раз только очень напугала… Ушла из дому рано утром… Я ей звоню, а телефон недоступен… Думала, что с ума сойду…

– И долго её не было? – в голосе отца пробились тревожные нотки.

– Нет… пришла быстро… Они, как оказалось, в музей ездили… Сказала, что ушла раньше, потому что их повели в зал египетских мумий, а ей стало страшно…

– Мне, кстати, в том зале тоже было не по себе… – после некоторой паузы, сказал Сергей. Спросил: – А как она с Тимошкой?

– Хорошо… Привыкает к нему, а он-то к ней как тянется! – и Людмила вновь задумалась, решаясь – продолжать или нет свой рассказ. Решилась: – Маруся ему тут про Боженьку всё рассказывала… Тимоша у неё в ученической иконку увидел… Спросил, кто это? Прочитала ему, что ангел-хранитель…

– А тебя, что, это насторожило? – Сергей внимательно посмотрел на жену.

– Да нет… – неопределенно пожала плечами Людмила.

– Это Вера Михайловна… бабушка её… – объяснил Сергей жене. – Она была человеком верующим… в церковь постоянно ходила… Маруську с собой с раннего детства водила… Я не думаю, что это может быть лишним…

– Я так не сказала… – поспешила заметить Людмила. – Мы Тимошу с тобой тоже крестили не ради моды…

– Это уж точно – не ради моды… – согласился с ней муж.

– Да и традиция такая… все же крестят… – добавила, как весомый аргумент, жена.

– Ну да… все же крестят… традиция… – эхом повторил за ней Сергей.

Вернуться к огравлению повести

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев