Владимир ВОРОПАЕВ. Так будем пребывать в истине
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Владимир ВОРОПАЕВ. Так будем пребывать в истине

2021 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2019 года
Архив 2018 года
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

 Владимир ВОРОПАЕВ

«Так будем пребывать в истине»

Беседа с Владимиром Воропаевым

Присоединяясь к поздравлениям с 70-летием автора многочисленных трудов о жизни и творчестве Н.В. Гоголя, доктора филологических наук, профессора МГУ им. М.В. Ломоносова В.А. Воропаева, мы публикуем беседу, записанную с ним Ириной Ушаковой для Русской народной линии в канун юбилея. При подготовке материала в печать Владимир Алексеевич любезно согласился ответить и на некоторые наши вопросы.

Беседа с Владимиром Алексеевичем Воропаевым Ирины Ушаковой (СПб) и Дмитрия Бураго (Киев)

Беседа с В.А. Воропаевым записана в канун его 70-летия, которое он отмечает

Ирина Ушакова. Владимир Алексеевич, за плечами насыщенный творческий путь. Какие Ваши исследования, какие труды Вы считаете самыми значимыми?

– Мне самому не пристало оценивать значимость своих трудов. Могу только очертить область своих научных интересов: Русская литература ХIХ века, Н.В. Гоголь, его жизнь и творчество, научное издание и комментирование произведений писателя, публикация неизданных рукописей, создание Гоголевской библиографии. Православие, духовная культура России, святоотеческая традиция в русской литературе, формирование новых методологических подходов в изучении русской классики.

Ирина Ушакова. Что для Вас значит Ломоносовская премия, которой Вы награждены в нынешнем году?

 – Премия присуждена за цикл работ по истории русской литературы ХIХ века: монографии о жизни и творческом наследии Н.В. Гоголя и тематически связанные с ними работы. Для меня очень дорога эта награда. Вся моя жизнь неразрывно связана с Московским университетом. Филологический факультет, кафедра истории русской литературы, на которой я проработал всю свою жизнь, сделали меня филологом, учёным. И потому я отношу эту премии и к коллегам по кафедре, многие из которых не менее, а может быть, и более достойны этой почётной премии. И скажу, как сказал бы Гоголь вместе с Пророком Давидом: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу…» (Пс. 113).

Ирина Ушакова. По «Мертвым душам» Гоголя в советской традиции нам пытались навязать образ косной, лицемерной действительности царской России. В этой связи вспоминается, каким глотком «живой» воды стало исследование Юрия Лощица об И. Гончарове и его герое Обломове, что во многом воплотилось в художественном фильме Н. Михалкова «Несколько дней из жизни Обломова». Та, дореволюционная деревня, предстала нам вдруг раем земным, а прошлая жизнь в Обломовке сегодня, когда наступает экологическая катастрофа, кажется нам самой богоугодной и спасительной, какая только возможна на Земле. Как научиться читать «Мертвые души» любящим взглядом и извлекать из этого произведения спасительный смысл? Что в «Мертвых душах», на Ваш взгляд, привлекает уже не одно поколение читателей?

– «Мертвые души», как и любое произведение Гоголя, – про нас. Общепризнанно, что отличительной чертой героев писателя является пошлость. Но что такое пошлость? Пошлость у Гоголя – это печать духовного убожества, которое можно найти в каждом человеке. Герои Гоголя пошлы, так как они мертвы духовно. Сокровенный смысл творения раскрыт автором в предсмертной записи: «Будьте не мертвые, а живые души. Нет другой двери, кроме указанной Иисусом Христом…». По Гоголю, души его героев не вовсе умерли. В них, как и в каждом человеке, таится подлинная жизнь – образ Божий, а вместе с тем и надежда на возрождение. Гоголевский замысел созвучен христианскому нравственному закону, сформулированному святым апостолом Павлом: «Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут» (1 Кор. 15: 22).

Кстати, название поэмы – «Мертвые души» – недопустимо писать через «ё». Это произвол, нарушающий авторскую волю: в рукописях и прижизненных, а также всех последующих изданиях (включая советские и новое академическое), всегда «е». Замысел творения Гоголя самым непосредственным образом связан с церковной традицией: Христос воскресе из мертвых… Чаю воскресения мертвых… В церковнославянском языке, как известно, нет буквы «ё».

Ирина Ушакова. Появились ли какие-либо новые разыскания по поводу второго тома «Мертвых душ»?

– Я давно, наверное, лет сорок назад, высказал мысль, что Гоголь не написал второй том. Правильнее говорить о сохранившихся начальных черновых главах второго тома. Законченную беловую рукопись второго тома никто никогда не видел. Думаю, её и не было никогда. Время от времени в печати появляются сообщения о находках не известных ранее рукописей второго тома «Мертвых душ», но все эти сообщения не находят подтверждения: речь идёт о списках всё тех же черновых глав.

Ирина Ушакова. Что за последние десять, двадцать лет изменилось в преподавании литературы в школе и вузах? Молодёжь стала меньше или больше интересоваться словесностью, филологией?

– Читают, конечно, всё меньше и меньше. Болонская система, от которой уже давно отказались в Европе, принесла немало вреда нашему образованию, и, помнится, в своё время Ученый совет филологического факультета Московского университета принял решение вернуться к традиционной системе преподавания, но воз и ныне там. Однако сейчас наступила эпоха, когда эти проблемы уходят на второй и третий план. Дистанционное обучение, думаю, надолго. И это в корне меняет характер отношений преподавателя и учащихся.

 Ирина Ушакова. Есть ли, на Ваш взгляд, в нашем сегодняшнем образовании проблемы, связанные с тем, что заимствованная система образования сделала нас эпигонами Запада? Как донести до чиновников слова Гоголя: «<…> образование черпается из самого же народа, <…> просвещение наносное должно быть в такой степени заимствовано, сколько может оно помогать собственному развитию, но что развиваться народ должен из своих же национальных стихий»?

– Да, Гоголь не раз высказывался на эту тему, и в лекции о багдадском калифе Ал-Мамуне, которую Вы сейчас процитировали, и в «Выбранных местах из переписки с друзьями». Так, в главе «Просвещение», занимающей центральное место в книге, он писал: «Мы повторяем теперь ещё бессмысленно слово «просвещение». Даже и не задумались над тем, откуда пришло это слово и что оно значит. Слова этого нет ни на каком языке, оно только у нас. Просветить не значит научить, или наставить, или образовать, или даже осветить, но всего насквозь высветлить человека во всех его силах, а не в одном уме, пронести всю природу его сквозь какой-то очистительный огонь. Слово это взято из нашей Церкви, которая уже почти тысячу лет его произносит, несмотря на все мраки и невежественные тьмы, отовсюду её окружающие, и знает, зачем произносит». Утверждая, что слова «просвещение» нет ни на каком языке, кроме русского, и перебирая переводы возможных соответствий этому слову в других языках, Гоголь не находит в них оттенка, который отражал бы воздействие и на нравственную природу человека. Даже такой чуткий критик, как Аполлон Григорьев, в статье «Гоголь и его последняя книга» писал, что ему «непонятно в высшей степени», что Гоголь называет просвещением, и утверждал, что немецкое Aufklärung значит «решительно то же самое». Между тем Гоголь употребляет это слово в его духовном, литургическом значении. Без духовного просвещения («Свет Христов просвещает всех!»), по Гоголю, не может быть никакого света. Словенские учители святые Кирилл и Мефодий являются просветителями славянских народов именно потому, что воцерковили их. Святая равноапостольная Нина была просветительницей Иверии (так называлась Грузия) потому что способствовала крещению (просвещению) жителей этой страны. Наконец, напомним, что девизом Московского университета, начертанным на наружной стене храма Святой мученицы Татианы, были – и теперь восстановлены – слова: «Свет Христов просвещает всех!»

Ирина Ушакова. Как современному подростку, воспитанному уже на психоделической музыке, на американских фильмах понять, услышать, усвоить «внутреннего человека» в произведениях Гоголя? Как донести то, что говорил Н.В. Гоголь, обращаясь к своему другу, графу А.П. Толстому, говоря: «Благодарите Бога за то, что вы русский…»?

– Гоголь учит правильному, духовному пониманию патриотизма. Мы должны не гордиться тем, что мы русские, а благодарить за это Бога. Любовь к Отечеству, понимаемая как служение «гражданина земли своей», пронизывает всё творчество Гоголя. В этом отношении он современен как никто из русских писателей. Поэтому надо читать Гоголя, разъяснять в школе сокровенный смысл его творений. Но здесь многое зависит, конечно, от учителя.

Ирина Ушакова. В своих трудах Вы говорите о гоголевском идеале воцерковления русской жизни. Насколько это возможно в современном мире?

 – Идеал этот, по-прежнему, глубоко значим для России. Другого пути нет. Россия может быть только православной, иначе её не будет совсем. Вспомним спор Белинского с Гоголем. Этот спор не окончен и поныне. Для Гоголя христианство выше цивилизации. Сегодня уже очевидно, что современная европейская цивилизация не имеет продолжения в своем качестве. Мы становимся свидетелями всё большего разделения. Духовная культура собирается вокруг Церкви, а мирская возрастает в своей враждебности к Православию. Это неизбежный процесс апостасии – отпадения от Бога. Хотя изначально любая культура – и европейская, и русская – связана с Церковью. Современная массовая культура и есть предельное выражение светской. Успех её связан с тем, что человек утратил представление о том, для чего он живет, что он должен делать со своей жизнью. Раньше он это понимал через Православие, которое учит чувству ответственности. Отсюда и разные неустройства и нестроения, начиная от всевозможных кризисов (экономических, экологических) и кончая неудачами в личной жизни, разрушением семьи и прочим. Гоголь очень точно говорил, что у человека тогда всё ладится, когда он внутренне устроен. А чтоб устроенным быть внутренне, – надо искать Царствия Божия, и всё остальное приложится вам.

 Ирина Ушакова. Каких современных писателей Вы могли бы отметить, в творчестве которых раскрывается сегодня народность, так ярко высвеченная в произведениях Гоголя? Можно ли вообще сегодня, когда исчезает русская деревня, говорить о таком понятии, как народность?

– Честно говоря, современных авторов, за редкими исключениями, я не читаю. Времени остается всё меньше. Когда на книжной полке стоят святые отцы, не очень-то возьмёшь в руки нынешние сочинения. Наша земная жизнь коротка, а святоотеческая мудрость неизмерима. Притом, конечно, приходится много читать по специальности. Я, например, просматриваю всю доступную мне литературу о Гоголе. Кстати сказать, о нём много пишут и современные писатели. И, как мне представляется, не о Гоголе будут судить по тому, что они говорили о нём, а о них будут судить по тому, что они сказали о Гоголе. Что же касается понятия «народность», то о нём, разумеется, можно говорить и сегодня. Только наполняется это понятие новым содержанием, поскольку сам народ сильно изменился.

 Ирина Ушакова. Владимир Алексеевич, затрагивая современное литературоведение, позвольте задать Вам такие вопросы. Знаю, что Вы дружили с литературоведом Виктором Афанасьевым (монах Лазарь). Как Вы оцениваете его труды? И меня интересует ещё такой вопрос. Часто вижу книги филолога Николая Лобастова о русской литературе, содержание которых вызывает смущение. Можно ли всерьёз относиться к его исследованиям?

– Монах Лазарь (Афанасьев) – исключительное явление в современном литературоведении, и, полагаю, до сих пор недооцененное. Из-под его пера вышло более пятидесяти популярных книг. Читателю хорошо известны его биографические сочинения о Жуковском, Лермонтове, Иване Козлове, Батюшкове, Языкове, а также жизнеописания великих подвижников христианского благочестия, как древних, так и прославленных в наше время: преподобных отцов Антония Великого, Нила Сорского, Серафима Саровского, Оптинских старцев. Известен он и как духовный поэт. Многие его стихи положены на музыку. Профессор Московской Духовной академии Михаил Дунаев в шестом томе своего фундаментального труда «Православие и русская литература», где творчеству монаха Лазаря посвящён специальный раздел, отметил, что его поэзия «подлинная и православная по духу». И что удивительно, труды этого вовсе «неучёного» человека (учиться ему не пришлось) нашли признание в научной, академической среде. В Энциклопедическом словаре «М.Ю. Лермонтов» (2014), приуроченном к 200-летию со дня рождения поэта, им написана обширная вступительная статья «Парус одинокий» и около 150 энциклопедических статей и очерков о Лермонтове и его окружении. Не припомню другого случая, чтобы литературоведческие работы нефилолога, писателя-самоучки, получили столь высокое научное признание.

Что касается сочинений Николая Лобастова (надо сказать, довольно многочисленных), то, конечно, он не филолог, не исследователь, а школьный учитель, подвизающийся на ниве православного просвещения, популяризатор. И делает он своё дело в меру отпущенных ему талантов. Но мне трудно представить его работы в каком-нибудь научном, академическом издании. Впрочем, на этом остановимся. Как учат святые отцы, христианину непозволительно судить о ближнем (заметьте, не только не осуждать, но и судить). «Отнюдь не суди ни о ком», – наставляет преподобный Антоний Великий. Святитель Игнатий (Брянчанинов) разъясняет: «Чтобы не осуждать ближнего, нужно отказаться от суждения о ближнем: потому-то в евангельской заповеди, воспрещающей осуждение ближнего, предварительно воспрещено суждение о нем. Не судите и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены (Лк. 6: 37). Сперва мы позволяем себе суждение о делах ближнего, а потом невольно впадаем в осуждение. Не посеем семени – и не возрастут сорняки; воспретим себе ненужное суждение о ближних – и не будет осуждения».

Ирина Ушакова. Над чем Вы трудитесь сегодня? Осуществление каких задумок ещё в Ваших планах?

 – В Псалтыре сказано, что срок жизни человека – 70 лет (Пс. 89: 10). Всё, что сверх этого – милость Божия. Так что больших планов не строю. Надо бы завершить начатое, например, Гоголевскую библиографию. Может, если будут силы, напишу и издам итоговую биографическую книгу о Гоголе.

Ирина Ушакова. Владимир Алексеевич, спасибо за интересную беседу. Что бы Вы хотели пожелать читателям в заключение?

– В наше окаянное время могу пожелать как себе, так и всем читателям РНЛ, только одного: крепости духа, мужества. Как говорил Гоголь: «Мы призваны в мир на битву, а не на праздник: праздновать победу будем на том свете». Битва за Россию ещё далеко не окончена. И от нас зависит исход этой битвы. Мужество, которое нам всем так необходимо, по учению святых отцов, – «не что иное, как пребывание в истине при твердом противоборстве невидимым врагам» (преподобный Антоний Великий). Так будем пребывать в истине.

 

«Стойте твердо»

Дмитрий Бураго. В статье, опубликованной в нашем издании «COLLEGIUM» за 2004 год «Жизнь с Гоголем. К 200-летию со дня рождения Бориса Зайцева» Вы отмечаете, что Зайцев говорил о новом прочтении Гоголя в зрелом возрасте, где «Мертвые души» и «Ревизор» «не тускнеют», а «Тарас Бульба» кажется слишком простым: «Тема Сенкевича, попавшая в руки Гоголя…». Переживали ли Вы новое прочтение Гоголя и согласитесь ли с оценкой «Тараса Бульбы» Зайцевым? Как звучат сегодня последние слова Тараса, обращенные и к Андрею, и к Остапу?

– Гоголь в разные годы жизни раскрывается по-новому, и это естественно. Но нисколько не тускнеет. Это относится и к «Тарасу Бульбе». Историческая повесть Гоголя всегда была популярна не только в России, но и во всем мире. Ее приравнивали к таким классическим эпическим произведениям, как «Илиада» Гомера (на которую Гоголь и ориентировался). Книга многократно переделывалась для театра и для оперной сцены, а также экранизировалась. «Тарас Бульба» всегда был любимым детским чтением. Но что особенно важно иметь в виду, повесть до сих пор остается во многом не прочитанной в своем духовно-религиозном содержании. Гоголя занимала мысль – не грешно ли христианину убивать людей на поле битвы. Среди его выписок из творений святых отцов есть такая: «…не позволительно убивать, но убивать врагов на брани и законно, и похвалы достойно» (святитель Афанасий Александрийский). Автор ставит глубокие философские, богословские вопросы (вспомним книгу известного русского философа Ивана Ильина «О сопротивлении злу силою»). Отдавая должное воинскому подвигу, святой равноапостольный Кирилл в согласии с другими святыми отцами и учителями Церкви приравнивает к святым мученикам всех христианских воинов, погибших за веру и Отечество. В книге «Выбранные места из переписки с друзьями» Гоголь подводит итог своим размышлениям о том, правомерно ли защищать святыню веры силою оружия: «Чернецы Ослябя и Пересвет, с благословенья самого настоятеля, взяли в руки меч, противный христианину…» Это было перед Куликовской битвой, когда преподобный Сергий Радонежский, игумен земли Русской, благословил великого князя Московского Димитрия Донского на сражение с татарами.

Что касается последних слов Тараса, обращенных к сыновьям, то они, как это всегда бывает у Гоголя, со временем приобретают особенную силу и символическую глубину. На вопрос Тараса: «Что, сынку! помогли тебе твои ляхи?» – Андрий «был безответен». Покорно принимает он приговор отца, понимая, что нет у него и не может быть оправдания. Эти слова Гоголя стали крылатыми и сегодня в современной Украине звучат по особенному злободневно. Не менее символичны и слова Тараса в сцене казни Остапа: «Батько! где ты! Слышишь ли ты? – Слышу!». Сегодня всем нам надо приложить много душевных и духовных усилий, чтобы услышать то, что происходит вокруг, постичь смысл совершающихся на наших глазах событий.

Дмитрий Бураго. Вы принимали активное участие в научной жизни Украины, участвовали в конференциях и форумах, печатались в журнальной периодике, награждены в Киеве орденом преподобного Нестора Летописца. Как происходит научное сотрудничество сегодня? Каковы перспективы?

– За последние десять лет самым крупным совместным российско-украинским научным проектом в гуманитарной сфере стало издание Полного собрания сочинений и писем Гоголя в 17 томах. Издание вышло в свет в юбилейном 2009 году по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и приснопамятного Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира и призвано служить как христианскому просвещению людей, так и единению славянских народов. Собрание включает в себя все художественные, литературно-критические, публицистические и духовно-нравственные произведения писателя (в том числе и незавершенные), а также записные книжки, подготовительные материалы по истории, фольклору и этнографии, выписки из творений святых отцов и богослужебных книг и проч. Впервые в полном объеме издана переписка Гоголя (включая ответы его адресатов). Все тома сопровождены сопроводительными статьями и комментариями. Большой массив текстов печатается по рукописям. Среди них «Тарас Бульба», «Старосветские помещики», отдельные главы «Выбранных мест из переписки с друзьями», черновые наброски второго тома «Мертвых душ» и многое другое. Впервые по автографам изданы народные песни (русские и малороссийские), собранные Гоголем. Собрание получило научное и общественное признание как в России, так и в Украине. В 2010 году на форуме издателей во Львове оно было отмечено специальным дипломом.

Сегодня научное сотрудничество с украинскими литературоведами сведено к минимуму. Я по-прежнему являюсь членом редколлегии «Гоголеведческих студий», единственного в мире периодического издания, посвященного Гоголю, веду в нем библиографический раздел литературы о писателе на русском языке. В последнем выпуске издания, кстати, опубликована библиография моих гоголеведческих работ.

Дмитрий Бураго. Поделюсь двумя историями. Один студент-филолог Киевского университета настаивает, что Гоголь писал на украинском языке, а царь заставлял переводить на русский. Спрашивая об источнике этих сведений, получил ответ: «В школе». И вторая. В Киев приехал иранец средних лет со своей семьей только потому, что это страна Гоголя, которого он прочитал еще в детстве и с тех пор живет русской литературой. Он не филолог, не знает ни русского, ни украинского, не вникает в существующие политические реалии, а изучает местность и рассматривает людей. Он в полном восторге, говоря, что видит то, о чем пишет Гоголь. Как бы Вы прокомментировали эти сюжеты?

– Гоголь, конечно, писал на русском языке не по указке царя. Это глупости. Собственно, украинского литературного языка в то время не было. Не было орфографии украинского языка, она появилась уже после Гоголя. Ее создатели – друг и земляк Гоголя Михаил Александрович Максимович и его первый биограф Пантелеймон Александрович Кулиш. Да и сегодня украинский литературный язык находится в стадии становления. Вопрос, почему Гоголь писал на русском языке, в последние годы широко дискутируется. В этой связи можно сослаться на мнение известного историка-слависта, академика Владимира Ивановича Ламанского, который находил, что гениальность Гоголя проявилась именно в его сознательном отказе от «украинской мовы» в пользу общерусского литературного языка. «Честь сохранения славянского языка принадлежит исключительно русским», – говорил Гоголь. Эти пророческие слова спустя несколько десятилетий повторил замечательный русский ученый-лингвист князь Николай Сергеевич Трубецкой: «Русский литературный язык, в конечном счете, является прямым преемником староцерковнославянского языка, созданного святыми славянскими первоучителями в качестве общего литературного языка для всех славянских племен эпохи конца праславянского единства». В осознании значения церковнославянского языка в формировании русского литературного языка Гоголь опередил свое время. Для Гоголя русский литературный язык – единственный и прямой наследник церковнославянского языка, который в славянским мире иногда называли русским и который был общеславянским книжным (литературным) языком.

Мысли эти получили признание и развитие у лингвистов нашего времени (академик Н.И. Толстой, Е.М. Верещагин и др.). Напомним в этой связи слова Гоголя, сказанные в разговоре со своим земляком О.М. Бодянским, профессором истории и литературы славянских наречий Московского университета: «Нам, Осип Максимович, надо писать по-русски… надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племен. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня – язык Пушкина, какою является Евангелие для всех христиан…» Кстати сказать, малороссийские песни из собрания Гоголя, записаны им по русской орфографии.

Что касается иранца, почитателя Гоголя, то это, по-моему, не удивительно. Классика русской литературы знают во всем мире, и в Иране тоже. К настоящему времени на персидский язык переведены едва ли не все художественные произведения Гоголя. В Тегеране создана Иранская ассоциация русского языка и литературы, где изучению творческого наследия писателя уделяется далеко не последнее место. И потом, Гоголь создал (подобно таблице Менделеева), галерею вечных типов, которых мы постоянно встречаем в нашей повседневной жизни. Так что немудрено, что этот иранец видит то, о чем писал Гоголь.

Дмитрий Бураго. Сегодня кажется, что художественная реальность опередила бытийную. Так происходящее достаточно определенно пережито в постмодернистских исканиях. Сетевая реальность запускает весь человеческий опыт в игровое пространство, оснащая его уже не железным, а цифровым занавесом. И растут дети, у которых не Иван Царевич, а Марвел, не «Вечера на хуторе близ Диканьки», а компьютерная стратегия. А сами мы, взрослые, живем с приклеенными к экрану лицами, который по убеждению многих верующих заманивает в темень. Как быть?

– Все то, о чем вы говорите, печальная реальность нашего времени, проявления апостасии – всеобщего отступления от Бога. Наша задача – не остановить этот процесс (он необратим), а остаться самими собой, остаться верными Христу. Несмотря ни на что. Здесь и проверяется твердость нашей веры. На полях принадлежавшей ему Библии против слов святого апостола Павла: «Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом или посланием нашим» (2 Фес. 2, 15) Гоголь начертал карандашом: «Стойте твердо». Будем следовать этому завету.

Источник: Видавничий Дім Дмитра Бураго

 

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев