Владимир ПОПОВ. Косово поле великороссов?
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Владимир ПОПОВ. Косово поле великороссов?

2015 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2019 года
Архив 2018 года
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Владимир ПОПОВ

Косово поле великороссов?

Бесславный венец “западнической” ереси

III.  ЖИЗНЬ  ПРИ  “ЛУЧИНЕ”,  ИЛИ  “ПОВТОРНОЕ  ПОРАБОЩЕНИЕ”

...Кому правда — мерзость... Золотом заполняют ларцы злодея,
у бедного пропитание из закрома выгребают.

Из шумерского эпоса

“...Жить при лучине — это значит вообще быть без всех или большей части достижений цивилизации”, — ответил академик Андрей Сахаров сценаристу фильма “Колокол Чернобыля” Алесю Адамовичу. Речь в беседе зашла о возникшем в обществе остром неприятии атомной энергетики как таковой после апокалипсической аварии на АЭС под Киевом. Тогда, в пылу гласности, неистовые популисты договорились до того, что лучше уж жить при лучине, чем под дамокловым мечом “мирного” атома.

 

Здравый смысл технократа

В охватившем общество всеобщем замешательстве Андрей Дмитриевич проявил тогда замечательную трезвость и ясность ума. Тут-то Сахаров — технократ — был в своей стихии, и его трудно было сбить с толку. Любопытно, что его доводы против “лучины” были в основном экономического и остросоциального толка: “...Есть такая эмпирическая закономерность: средняя продолжительность жизни очень сильно растет в линейной зависимости от расхода энергии на душу населения. Поэтому представляется, что в смысле человеческих страданий отказ от производства больших количеств электроэнергии на душу населения — это тоже убийство, только убийство другим способом...”. Не прибавить, не убавить, точный и неотразимый довод ученого. Но в строку ли он с охватившим вскоре великого физика реформаторским ражем? Его утопия “конфедеративного” раздробления мощной экономики СССР как раз “лучиной” и грозила обернуться. С образованием СНГ в суверенных Грузии и Армении города погрузились в потемки. Люди коротают вечера при свете керосиновых ламп. А теперь и в российской глубинке тысячи квартир стали отключать от электричества. “Убийство... только другим способом” — когда чубайсовское акционерное РАО “ЕЭС” среди зимы отключает от электроэнергии и теплоснабжения рабочие поселки и даже части Стратегических ракетных войск — “за неуплату”. Если средства жизнеобеспечения становятся предметом купли-продажи, то и само право на жизнь государство не гарантирует. На наших глазах, как по-писаному, точно в строку с сахаровским предостережением, продолжительность жизни в России за годы “реформ” снизилась почти в одной пропорции с падением уровня потребления энергоресурсов на душу населения! К досаде грефов, этот уровень все еще “чрезмерен”.

В советской экономике расход условного топлива на душу населения составлял около 14 тонн в год. По независимой оценке экономистов, в СССР затраты на душу населения всех видов ресурсов в мировых ценах составляли 500 долларов, а сегодня, на гребне “капиталистического экономического роста”, они немногим более... 60 долларов. Таково отличие производительной экономики, работающей на внутренний спрос, инвестиции и потребности общества, от “самоедской”, основанной на валовом вывозе сырья и капитала. Производительность труда в стране пала, а внутренние цены сравнялись или сблизились с мировыми.

 

Идеологическая “тюря”

Прикиньте-ка, сколько стоит нынче на российском рынке 14 тонн условного топлива? Когда будут проедены советские заделы в ТЭКе, энергетический кризис неотвратим. Между тем западные партнеры на переговорах о вступлении России в ВТО домогаются, чтобы цены на газ и электроэнергию в России были вровень с мировыми. Не случайно 22 марта 2005 года глава правления “Газпрома” А. Миллер предложил полностью отменить государственное регулирование тарифов на газ для промышленности и уже со следующего года продавать его внутри страны по мировым ценам. Что это, как не убиение национальной экономики, а вместе с ней и населения России! Что остается? Потребление энергоресурсов в стране должно быть урезано до уровня платежеспособного спроса предприятий и домохозяйств. Весь сокровенный смысл реформы ЖКХ — именно в этом, а не в мифической “эффективности” менеджмента частных владельцев сетей. Рынок коммунальных услуг оценивается в 30 миллиардов долларов. Дело за малым: как эту деньгу вышибить из нищего населения? Иначе вся затея с приватизацией этой капиталоемкой части экономики, до которой прежде “руки не дошли”, повисает. Посулы, что разницу между платежеспособным спросом и дороговизной рыночных продаж электричества и тепла покроют государственные субсидии — лукавство. Доля социальных расходов в ВВП России снижается. Неплатежеспособными потребителями услуг займутся судебные приставы. Воссоздается институт ночлежек и домов призрения. Неспроста 75% опрошенных с трепетом ожидают развертывания коммунальной реформы. Им уже сегодняшние “половинные” счета за тепло, электричество не по карману. И если кто-то и обольщался на тот счет, что у “ультралибералов”, которые заправляют делами в правительстве Фрадкова, есть какой-то выверенный замысел, как “сбалансировать” зияющий разрыв между повальной бедностью большинства домохозяйств и дороговизной благ цивилизации, то наглядное головотяпство с монетизацией льгот не оставило последних иллюзий. Такое впечатление, что дух Иудушки Головлева так и витает в святая святых Минэкономразвития. Нас, великороссов, реформаторы попросту сживают со свету...

...Чем настырнее социальный геноцид, творимый реформаторами, тем пронзительней стращание масс-медиа “сталинским ГУЛАГом”, картинками “пустых прилавков” и давкой за водкой при “тоталитарном” режиме. Эту идеологическую “тюрю” масс-медиа сдабривают разными уловками. “Пайка, телогрейка и подневольный труд” — вот, мол, какими напастями обернется “откат” к совковому прошлому. Рынок-де худо-бедно дает прокормиться. И год от года душевое потребление растет. Вечно профессионально скорбящий по обездоленным спикер Думы Борис Грызлов в “Известиях” открыл избирателям глаза, как им, оказывается, хорошо зажилось при новых властях. Самый “неотразимый” его довод: даже для семьи среднего достатка автомобиль — не роскошь. Дескать, не одним Абрамовичам масленица. Этот грубый покрой социальной демагогии ищет зацепки не столько в умах, сколько в подсознательных чувствованиях. Наши люди еще не отошли от травматического шока 90-х годов. Глубинка тогда живых денег не видела! В Туле зарплату выдавали пряниками. В Иванове — ситцами. По обочинам автотрасс на километры тянулись торжища. Воистину “здесь все превратилось в лавку”, как сказано в пьесе Лопе де Веги о других временах. Россия откатилась вспять на несколько веков. Это и есть повседневность “деиндустриализации” — сердцевины и смысла либеральных реформ.

 

“Жак-простак”, Иван-горемыка...

Удивительно, но большинство соотечественников до сих пор не вполне сознают, что прежний хозяйственный порядок порушен, собственность безвозвратно разграблена, а власть, “задрав штаны”, спешно уводит государство из экономики, решая две задачи: самим поучаствовать в “распилке” госсобственности и снять с себя ответственность за экономические неурядицы. А пока все кругом приходит в запустение, рыночное “изобилие” застилает глаза. Новое поколение, похоже, ностальгии по прошлому не испытывает. Им попросту трудно взять в толк, что это, “блин”, значит: СССР, по статистике ООН, занимал по уровню развития человеческого потенциала место в лидирующей десятке, а Россия Путина оказалась на 140-м месте.

Доходы 5% “богатеньких Буратино” тысячекратно превышают зарплаты и пенсии 5% самых бедных и обездоленных. Но зато масс-медиа умеют внушить, что шансов пробиться в эти 5% счастливцев у всех поровну. Немалая часть нашего общества перешла в эту новую плотоядную “веру”. Для них капитализм и достаток — синонимы. Пусть пока “вприглядку” алкают блага потребительского рая после опостылевшей “экономики дефицита”. Но как жертва “однорукого бандита” просаживает последние гроши в горячечной надежде, что выпадет ему джек-пот, так и наш “человек улицы”, тем более “образованец”, прикипел к теперешнему порядку вещей. То, что Путин — либерал правого толка, разменявший социальные гарантии на медные гроши, его нисколько не коробит, хотя не очень-то он и доверяет идеологам правых партий вроде Алексея Кара-Мурзы, когда тот ручается: “Либеральное решение, напротив, может казаться единственным спасением для социального порядка”. А ведь это неправда, что захудалый периферийный “капитализм”, который навязали России реформаторы, искупит принесенные “реформам” жертвы. Отречение от сильных сторон прежнего уклада жизни не вознаградит тех, кто “уверовал”.

Фернан Бродель в замечательном эссе “Динамика капитализма” сопоставляет житие в Англии и Франции XVIII века. “...Откормленный Джон Буль потребляет много мяса и носит кожаные башмаки, в то время как... изможденный, преждевременно состарившийся Жак-простак питается хлебом и ходит в деревянных сабо”. Почему, любопытно знать? А дело в том, что капитализм во все века развивался неравномерно. Капиталистическая экономика уже тогда, на ранней стадии, так уж была устроена — что внутри страны, что вовне, — иерархически. Лондон в XVIII веке был центром и средоточием мировой торговли, товарных рынков и капиталов, как сейчас Нью-Йорк. И весь “блеск, богатство, радость жизни” обретались в этой метрополии мирового капиталистического хозяйства, а по мере удаления от нее простирались все менее благополучные экономические зоны. Франция находилась в промежуточной зоне капиталистической иерархии того времени. Французские крестьяне были не свободны, а экономика и финансы “управлялись извне”. Но еще хуже и нестерпимее была участь периферийных окраин этой жесткой и деспотичной экономической системы, особенно восточноевропейской периферии, включая Польшу. Фернан Бродель особо подчеркивает, что “само существование капитализма зависит от... закономерного расслоения мира”. Без “услужливой помощи чужого труда”, подмечает Бродель, и поставок сырья с колониальной периферии “глобальный капитализм” не устоит.

 

Добро пожаловать в “чистилище”!

Бродель издал “Динамику капитализма” еще в 1976 году, но уже тогда верно предположил, что если будет “прорвана граница западного экономического пространства и произойдет превращение экономики СССР в открытую экономику”, то бывшая самодостаточная сверхдержава станет вовсе не участницей равноправного разделения труда, а угодит в “периферийную зону”. В таких “подчиненных независимых территориях”, говорит он, “жизнь людей напоминает Чистилище или даже Ад”. По-видимому, мы, Россия, пока находимся в Чистилище, хотя и здесь обретаться уже невмоготу. Совпадает с метаморфозой нашего бытия после воцарения “дикого капитализма” и броделевское толкование “повторного порабощения”. После того как броненосцы Антанты уплыли восвояси из Одессы, независимая Советская Россия построила — ценой огромных жертв! — сильную экономику, оборону, науку и культуру, победила нацизм, решительно повлияв тем самым на ход основных событий в ХХ веке. Далеко продвинула, хоть и не завершила советский проект Нового общества. “Перезревший” социализм в СССР оказался на развилке исторических путей, когда химера “воссоединения с западной цивилизацией овладела обществом и вероломно обернулась “повторным порабощением”.

У всех на слуху явление, от вида которого даже равнодушный Запад содрогается — Русский Крест. С начала реформ убыль населения превысила 9 миллионов человек. Если так и дальше пойдет, в середине века нас останется едва 70 миллионов душ. Луки-аналитики заговаривают зубы: депопуляция-де не связана с “благами” реформ, она является болезнью всей европейской цивилизации. В Испании, Германии население тоже уменьшится на треть к тому же сроку, что и в России. Умалчивают, что на Западе не снижается резко, как в России, а возрастает, напротив, продолжительность жизни, а причина падения рождаемости, в противоположность нашему провалу в нищету словно в полынью, коренится в преуспевании западного общества, торжестве крайнего индивидуализма и угасании семейных ценностей. Русский Крест запрограммирован “либеральной” узурпацией власти в России.

 

Карамзин “реформаторам” не указ

По сути, “реформаторы” хладнокровно и последовательно, одну за другой, отменяют все социальные гарантии, выхолащивают материальное подкрепление прав и свобод личности. Нагло попираются даже те права, которые записаны в международных конвенциях. ООН считает оплату труда менее 3 долларов в час — недопустимой. В России — 1,5 доллара в час, а в “глубинке” и того ниже. Академик Дмитрий Львов утверждает, что достаточно ввести лишь только “налог на Николину гору”, “тягло” для богатых в размере 2% стоимости их поместий, особняков и земельных угодий, чтобы пополнить бюджет на 28 миллиардов долларов в год. Этого хватило бы, чтобы чуть ли не удвоить все социальные статьи расходов. Наши министры, однако, умеют только “урезать”. Доля социальных расходов в ВВП падает. Ни одно правительство в Европе не стоит так, горой, за интересы олигархов, “верхних 10 тысяч”, как российское. Еще Карамзин говорил: “Всякое правление, которого душа есть справедливость, благотворно и совершенно”. Разве наши либералы когда-нибудь решали для себя моральные дилеммы? Вместо справедливости у них иной принцип: всякий страждущий да прокормится сам. Они настырно практикуют уловки с “санациями” и профицитом. А что такое профицит бюджета, который законодательства ряда развитых стран, по сути, воспрещают? Это когда деньги налогоплательщиков сознательно выводят из экономики, одновременно отказывая этим самым налогоплательщикам в самой необходимой социальной помощи. Ссылка всегда на нехватку средств.

Дело не в том, что у нас такой президент и бесталанное правительство. А просто они нам чужие и вольны поступать без оглядки на общественное мнение. Почему же правительство из кожи вон лезет, чтобы обратить огромный избыток накоплений в экономике не в инвестиции, а в “бумаги” американского казначейства? Почему в энергетических балансах на будущее закладывается сокращение внутреннего потребления энергоносителей и безудержное наращивание экспорта? А реформаторам-то было у кого набраться уму-разуму. Нобелевский лауреат экономист Дж. Стиглиц резко высказался: “МВФ предпочитает кредитную политику социальной. Тем самым он показывает непонимание основ капитализма...”. А чем еще продиктована политика жесткой экономии, подавляющая на корню внутренний спрос? Возможно, подсказка о подоплеке кипучего усердия нашего правительства на ниве “монетизации” четко сформулирована английскими аналитиками Дж. Сардаром и М. Дэвис: “...Мы приближаемся к пониманию того мира, где здравоохранение, благосостояние, пенсии, образование, потребление еды и воды определяются американскими корпорациями и находятся под их контролем. Способность развивающихся стран обеспечить доступ к основным социальным службам систематически и безжалостно искореняется”. Все — в строку с вектором политики гайдаров и грефов. С той лишь разницей, что несколько поколений советских людей имели доступ ко многим жизненным благам социального государства, но теперь Россию подгоняют под общий знаменатель “развивающейся и подневольной страны”. Александр Зиновьев предостерегает: “Речь идет о проектируемой и управляемой эволюции”, которая пришла на смену стихийному течению исторических событий. Зиновьев говорит, по сути, о тех же “зонах колонизации”, что и Бродель, но уже в настоящем времени. И еще добавляет: “Эксплуатация страны в интересах Запада смыкается сегодня с незначительной частью населения колонизуемой страны”, которая имеет в этом прислужничестве свой интерес.

Вернуться к оглавлению

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев