Владимир ПОПОВ. Косово поле великороссов?
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Владимир ПОПОВ. Косово поле великороссов?

2015 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2019 года
Архив 2018 года
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Владимир ПОПОВ

Косово поле великороссов?

Бесславный венец “западнической” ереси

IV.  “ИЗ  СВИНОГО  УХА  НЕ  СОТКЕШЬ  ШЕЛКОВЫЙ  КОШЕЛЕК”

Да ведь наша Сибирь богаче, чем желтая Калифорния...
Только работай, только трудись!

С. Есенин
“Страна негодяев”

“...Они у меня не такие жесткие, как у Маркса, но они существуют”. Это рассуждает Егор Гайдар о своих “принципах”. Портной из местечка, как известно, тоже говаривал: “Их есть у меня для вас!”. Похлопывать “старину Маркса” по плечу, а иногда и бесцеремонно трепать за бороду у застрельщика “шокотерапии” что-то в последнее время вошло в привычку. Не упустит случая отпустить похвалу и Кейнсу, но всегда как-то мимоходом и при этом на всякий случай приговаривает, что у него иная экономическая философия, куда более продвинутая. “Схемы классиков” осмысливали-де “одномерный мир”, в то время как “он, возможно, пятимерный”. Это — никак открытие? Куда смотрит Нобелевский комитет? Егор Тимурович уже и “пятикнижие” свое настрочил. “В отличие от Маркса, я считаю...” — через слово.

 

“Тетушку Мэгги” ученик превзошел

В Институте экономики переходного периода без лишней огласки измышляют “концепты”, которые юрист Греф — “присяжный поверенный реформаторов в правительстве” и его ведомство — Минэкономразвития разучивают как фуги. Каков результат? Экономический рост выдыхается. Капитал бежит за кордон. “Удвоение” ВВП, несмотря на постоянное напоминание президента, никак не вытанцовывается. Инфрастуктура неумолимо рушится. “Нельзя сказать, что все плохо”, — стоит на своем Егор Тимурович. Есть, оказывается, у реформаторов и такие “прорывные” достижения, которые используют “преимущество отсталости”. В области налоговой, хвастает, не моргнув глазом, Гайдар, “Россия сумела вырваться вперед по отношению почти ко всему, чего добились либеральные правительства Запада в конце XX — начале XXI века”. Просто за пояс заткнули монетаристскую скаредность “тетушки Мэгги” — небезызвестной Маргарет Тэтчер. “...Помощник президента одной великой страны рассказывал мне, как тот после введения у нас плоского подоходного налога (единая 13-процентная ставка для Абрамовича с пятью миллиардами годового барыша и профессора политэкономии с шестью тысячами рублей жалованья. — В.П.) ходил по кабинету и говорил: “Если бы я мог это сделать”. Восхитился, значит, позавидовал? Да попробуй “президент великой страны” протащить через своих законодателей дикую гайдаровскую “шкалу” подоходного налога (это ведь вам не в Охотном ряду щелчки раздавать!), как профсоюзы, пресса, депутаты и избиратели, дружно улюлюкая, выкурили бы безумца из президентского дворца. Попросту на тачке бы вывезли. А у нас, в либеральной России, этот “трюк” проходит, да еще как! Что, исчезли с введением 13-процентной плоской шкалы “серые” зарплаты? Олигархи стали по-честному и сполна платить подати в казну? Расследования подноготной “ЮКОСа” разоблачили полную лживость посылок, ради которых вводилась уравнительная “плоская шкала”. Оказались не готовы “тугие кошельки” к выходу из тени и “великому отказу” жульничать. Права поговорка англосаксов: “Из свиного уха не соткешь шелковый кошелек”!

 

Как корова языком слизала...

Как в гадании кумушек на “короля”, либеральное сообщество все раскладывает пасьянсы, вновь волынку про смягчение инвестиционного климата в РФ заводит, но карты постоянно врут. Сетуют, что это путинский “авторитаризм” и “зажим свободы слова” отвращают зарубежных инвесторов. Глупее этой легенды ничего и придумать нельзя. Инвестору нет никакого дела до свободы слова в России, его смущает другое: если сам российский капитал “в лес смотрит”, то — дело нечисто. Шапка на воре горит?

“...Известно ли нам хоть какое-нибудь одно человеческое общество, которое не накапливало бы капитальных благ, которое не использовало бы их в регулярной своей трудовой деятельности и которые в ходе этой деятельности не восстанавливало бы их?..” — риторически вопрошал Фернан Бродель, выступая с лекцией в университете Джона Хопкинса в 1976 году. Единственный положительный ответ на этот вопрос в мире развитых экономик появился в 92—93-м годах в России, поднятой реформаторами на дыбу.

Гайдар, оправдываясь, теперь утверждает, что “к концу 1991 года все валютные резервы России исчерпывались 16 миллионами долларов”. Это была, конечно, расплата за экономический хаос в стране, но кто его посеял, как не Горбачев и его последыши? Между тем команда “младореформаторов” пришла вовсе не на пепелище плановой экономики. В 1991 году при нулевом росте в СССР, который воспринимался разгоряченным общественным мнением как подлинная экономическая катастрофа, чистые активы одной лишь только Российской Федерации составляли в мировых ценах 2,5 триллиона долларов. И примерно 1,5 триллиона из них как корова языком слизнула в результате авантюры “броска в рынок”, незадавшейся “обвальной” либерализации экономики. Эти исчезнувшие капиталы никуда не улетучились, а уплыли в закрома Федеральной резервной системы США. Рабочий капитал российской экономики оказался “экспортирован” из страны. Его вымели из российской избы долларовой метлой.

 

“Бутафория рынка”

Как была спроворена эта “перекачка”? “Младореформаторы” запустили монетарный механизм ограбления России под предлогом единовременного введения рыночных правил игры в уже разлаженной плановой экономике. Правительство Ельцина—Бурбулиса—Гайдара одним махом отменило денежную монополию государства и безрассудно ввело внутреннюю конвертируемость рубля. Узаконили дикий спекулятивный обменный курс. Еще одним “коновальским” средством оказалась обвальная либерализация цен. Народнохозяйственный план 92-го года был аннулирован. Все эти безрассудства вкупе образовали “гремучую смесь”, повлекшую неудержимое падение совокупного общественного продукта (СОП) и бесконтрольный экспорт капитала из страны. Все несырьевые отрасли разом лишились оборотных средств из-за разгула гиперинфляции. Сбережения населения и активы государственных банков обесценились. Дальнейшая фабула событий известна... “Распродажа Российской империи” — циничный заголовок изданной в Америке книжонки отставного вице-премьера Коха. Задним числом подельник “Главного ваучера” не утаивал суть “монетаристской” вакханалии 90-х годов. Каков же после “бури и натиска” младореформаторов итог их “институциональных преобразований”? Только бизнес с подворовыванием является в России сегодня прибыльным, а все остальное — бутафория рынка. Эта позиция выражает взгляды “второго поколения” рыночных менеджеров в России, которых на мякине не проведешь. Они сомневаются в самом наличии всамделишного капитализма в России. А то, что есть — расхищенная экономика, силком втиснутая в прокрустово ложе “периферийного” копрадорского капитализма.

 

Грешат на “голландскую болезнь”, но...

Профессор Станислав Меньшиков, представляющий старшее поколение отечественных экономистов, автор монографии “Анатомия российского капитализма”, близок по взглядам всем реалистически мыслящим в предпринимательском и академическом сообществе. “Неолиберальная безграмотность” — так он и другие представители академической традиции определили “дискурс” реформаторов. В большинстве своем ни отечественные, ни зарубежные участники международной экономической конференции в МГУ ничего утешительного о российских реформах не сказали. Неспроста представительный форум дружно замолчали все либеральные СМИ.

...В России кризис хозяйства еще не преодолен, но в экономике уже сложилось засилье олигополических монополий. Они контролируют экспорт нефти, газа, леса, металлов, продуктов химии... Норма прибыли в этом бизнесе в несколько раз выше, чем в отраслях, работающих на внутренний рынок.

И, как следствие, все более ощутимыми становятся проявления “голландской болезни”. Прежде всего это выражается в росте потребительских настроений, которые удовлетворяются за счет роста импорта. Начинает интенсивно развиваться и производство в сфере услуг, особенно в строительстве. Но страдают, как всегда, в таких случаях несырьевые отрасли, и прежде всего сектор перерабатывающей промышленности.

В 2004 году в при годовом обороте российского нефтяного комплекса в 102 млрд долларов треть этой суммы составила чистая прибыль компаний. Норма прибыли оказалась выше в восемь раз, чем, к примеру, у германо-американского концерна Daimler — Chrysler с оборотом в 142 млрд евро. При такой доходности проекты с нормой прибыли ниже 20% не привлекают собственников нефтяных качалок. Поэтому их участие в диверсификации российской экономики исключено. Излишек капитала “сырьевиков” не перетекает в отрасли, где есть острый инвестиционный спрос, а выводится из страны. Создавать экономические механизмы перетока капиталов — обязанность государства, но оно, напротив, действуя в четыре руки с олигархами, само без оглядки на инвестиционный спрос “выводит” из экономики денежные “излишки”, тупо размещая их в зарубежных активах. Вся забота правительства — сдерживание инфляции. В остальном, дескать, рынки выстроит “невидимая рука” — “скрытое и благосклонное божество”, по насмешливому выражению Фернана Броделя. Последний так высказался о непоколебимых символах веры наших либеральных реформаторов: “...Эти представления отчасти искренни, отчасти недобросовестны, отчасти иллюзорны”. С инфляцией правительство воюет, словно с ветряными мельницами. Минэкономразвития и Минфин сводят дело не к сбалансированности денежной и товарной массы на рынках, а примитивному монетарному ограничителю инфляции “по факту”. Но на “голландскую болезнь” ее не спишешь. Настоящая природа “ползучей инфляции” в ее монополистическом происхождении. Цены и тарифы в экономике диктуют монополии и картельные сговоры, а не рынки.

 

Грабеж средь бела дня

Стоит только прочесть в “Коммерсанте” Открытое письмо корпоративного сообщества производителей железорудного сырья, публично обличающих своекорыстие и ценовой произвол магнатов — крупнейших экспортеров металлов, как становится ясно, что механизмы конкуренции блокированы.

Советскую экономику одни порицали, другие превозносили за высокую норму накопления. Дескать, потребительский спрос домохозяйств она не жаловала, а все ресурсы Госплан СССР мобилизовывал на цели расширенного воспроизводства. Огромные капиталовложения в развитие Сибири, освоение космоса, фундаментальную науку и ракетно-ядерный щит страны, конечно, сдерживали рост душевых доходов. Реформаторы же обещали народу “общество потребления”. Но воздвигли лишь сияющую его витрину. После всей кутерьмы девальвации, деноминаций рубля, резкого изменения структуры цен и потребления “человеку улицы” трудно взять в толк, насколько он обнищал в сравнении с постылой уравниловкой советских времен. Между тем академик Дмитрий Львов приводит довольно точный расчет: реальная заработная плата в ценах 91-го года упала с 460 рублей (до августа 91-го года) до 186,7 (в 2000-м). А общественные фонды потребления и вовсе вскоре станут далеким преданием. Между тем примечательно, что после передряги дефолта, по данным авторов журнала “Эксперт”, валовое национальное сбережение в 1999 году возросло до 28—30% ВВП. Это, если с некоторым упрощением сопоставить, даже выше уровня накоплений в плановой советской экономике. Однако “почувствуйте разницу” — лишь половина полученных бизнесом накоплений вложена в основной и оборотный капитал экономики. Остальное “новые русские” щедро издержали на потребление, прокутили или нелегально вывезли за рубеж. У большинства же населения накопления грошовые. С начала реформ в России произошел пятикратный спад инвестиций! А вывоз капитала как раз соразмерен износу основного капитала. И все это происходит, что называется, средь бела дня.

Правоверная “либеральная” идея исхода государства из экономики является неприкасаемым символом веры Минэкономразвития. Под это подводится и “антикоррупционная” подкладка. Как пример — административная реформа прикрыла хлебную инспекцию. Некому теперь углядеть за спорыньей в хлебных зерновых закромах частных трейдеров и прогорклой мукой в пекарнях и лабазах. Зато, мол, взятки теперь некому совать! Нашим реформаторам мнится, что, отделив “санитарным кордоном” бизнес и государство, они наконец-то выстроят либеральный капитализм в России. На самом деле “капитализм торжествует лишь тогда, когда идентифицирует себя с государством” (Ф. Бродель).

 

Национальный капитал в немилости

...Компрадорский тип дельцов, которых еще Сергей Есенин в поэме “Страна негодяев” провидчески прозвал “жульем с Ильинки”, уже вполне наладился жить на два дома. Им незазорно сознавать себя вассалами “золотого миллиарда”. Есть ли в стране противостоящий им национальный капитал? Как политическая и экономически состоятельная сила он себя не слишком еще проявил. Он только осознает себя. В казенные присутствия “Единой России” он захаживает лишь по “разнарядке”. Мелкий и средний бизнес — пасынок власти, хоть нет у него, на словах, недостатка в высокопоставленных заступниках. На самом деле происходит политическое подавление национального капитала. В этом весь смысл налоговой, кредитной и административной практики власти. У сырьевиков весь интерес сиюминутный — наращивать валовой экспорт сырья, а работающие на внутренний спрос компании, напротив, заинтересованы в расширении емкости внутреннего рынка. Олигархические кланы контролируют три четверти экономики, а правительство у них на посылках. Мыльная опера раскулачивания “ЮКОСа” — внутренняя вендетта власти и компрадоров. “ЮКОС” “выпал” из телеги, но возница вовсе не собирается поворачивать оглобли, менять “подорожную”. После вступления России в ВТО очень большая часть российского бизнеса, завязанного на внутренний рынок, очутится в таком положении, когда небо покажется с овчинку. Отвержение навязанной нам либеральной модели востребовано самой жизнью. Капитализма никогда не будет в России, пока не восстановится рабочий капитал экономики — этот недвусмысленный вывод можно принять за исходную точку движения к иному, производительному экономическому порядку. Для этого нужно вернуть государству ведущую роль в экономике и прежде всего в сырьевой области. Нужна твердость политической воли, чтобы вытеснить из оборота чужую валюту, перевести весь экспорт сырья на российские деньги. Восстановление денежной монополии государства — залог экономической безопасности, но в коридорах власти вызревает прямо противоположное намерение: ввести, “как у людей”, теперь и внешнюю конвертируемость рубля как апофеоз “открытости” экономики.

 

“Жнецы” и “роскошествующие”

А начинать править экономический курс, на мой взгляд, надо с самого насущного. Вернуть, законодательно, настоящую цену главному товару на рынке — рабочей силе. Доля зарплаты ВВП сегодня произвольно и намеренно занижена. Академик Дмитрий Львов привел неотразимые и убедительные сопоставления, касающиеся соотношения производительности и оплаты труда в развитых странах и в “либеральной” России. В США часовая производительность одного работника в среднем 27 долларов, а его вознаграждение за труд — 16,4 доллара, в Германии, соответственно, 27,2 и 22,7 доллара, а в России 7,6 против 1,7 доллара! “...Плата, удерживаемая вами у работников, пожинающих поля ваши, вопиет, и вопли жнецов достигли до слуха Господа...” — гневно обличал апостол Иаков богатых, которые “роскошествовали” на земле. Ни думское болото, ни “желтые” профсоюзы “вопли жнецов” словно не слышат, узаконив скандальным крохоборским МРОТом по сути даровой труд. Именно бросовая цена живого труда при безудержной дороговизне всех потребительских благ и просто средств к жизни является ступором экономического роста и причиной вымирания России. Все годы реформ власти попросту “генерируют” нищету. Сегодня распределение произведенного дохода прямо совпадает с тем, каким оно было во время морозовских стачек начала прошлого века. Неужели забыли, чем это закончилось? Вот уже поистине главный вывод истории состоит в том, что из истории не делают выводов.

 

В том же Послании Иакова содержится и суровое предостережение тем, кто корыстно присваивает труд “жнецов”: “...золото ваше и серебро изржавели... вы собрали себе сокровища на последние дни”.

...Китайцы начинали экономическую реформу, имея лишь по плошке риса на едока. В КНР в начале 70-х годов XX века норма накопления была такой низкой в сравнении с той, что утвердилась в сильной советской экономике, что многие хорошо знающие Китай аналитики на Старой площади считали, что дерзновенный план “четырех модернизаций” Дэн Сяопина, только по одной этой причине, обречен на провал. И как просчитались! Поднебесная вознеслась высоко. Китай — без пяти минут экономическая сверхдержава. Народ сыт, молодежь увлеченно изучает науки, не чурается национальной культуры. Шанхай пересаживается с велосипедов на “фольксвагены”. У наших “западников”, по китайской поговорке, “болезнь красных глаз” в отношении экономического чуда КНР. И завиден, и ненавистен им взлет коммунистического Китая, выбравшего совсем иной путь в мировое разделение труда. Китайский госкапитализм посрамил химеру российского туземного монетаризма.

“Капитализм юрского периода”, по меткому выражению экономиста Александра Бузгалина, который навязан России, не имеет никакой перспективы. “Красное лето” нефтедолларовой экономики коротко. Экономический рост выдыхается даже на 50-долларовом пике цены барреля. Власть и мегаполисы пребывают в праздности. Между тем, по официальной статистике, предвестия кризиса уже множатся. У него будет иной, чем у дефолта 98-го года, спусковой механизм. Никаких упреждающих мер власть не предпринимает. Напротив, пробавляясь “санациями”, реформаторы наперегонки с олигархами выводят из обескровленной экономики финансовый ресурс. Но не зря поговорка гласит: “Глухим колокол дважды не звонит”.

Вернуться к оглавлению

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев