Боскович, Бошкович, Руджер Иосип
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Б >


Боскович, Бошкович, Руджер Иосип

1711-1787

Форум славянских культур

 

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2019 года
Архив 2018 года
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
Суждения

Прочее:

Боскович, Бошкович, (Boskovic) Руджер Иосип

Бошкович (Boskovic) Руджер Иосип (18 мая 1711, Рагуза, ныне Дубровник, Хорватия — 13 февраля 1787, Милан) — хорватский философ, физик, математик, астроном, дипломат; почетный член Петербургской Академии наук (1760). В главном сочинении «Теория натуральной философии, приведенная к единому закону сил, существующих в природе» (Philosophiae naturalis theoria reducta ad unicam legem virium in natura existentium, 1758), опираясь на идеи Лейбница о монадах и учение Ньютона о силах, развивает учение о динамическом атомизме. Из теории Лейбница заимствует представление о первичных элементах как простых и совершенно непротяженных, а из концепции Ньютона — представление о притяжении и отталкивании как взаимодействующих силах. Первичной основой всех тел, по мнению Бошковича, является существование своеобразного центра сил. Силы, центром которых являются первичные элементы, трактуются как стремление любых двух точек взаимно сблизиться или разойтись. Эти силы изменяются так, что на сравнительно больших расстояниях атомы и тела притягиваются друг к другу, а на малых расстояниях существует только одно отталкивание, которое не дает атомам сливаться друг с другом. Идеи Бошковича о динамическом атомизме и центрах сил, не встретившие поддержки среди современников, предвосхитили достижения науки 19—20 веков; они получили высокую оценку в работах Д. И. Менделеева и В. И. Вернадского.

M. А. Кузнецов

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. I, А - Д, с. 303-304.


Бошкович (Boskovic) Руджер Иосип (18.5. 1711, Рагуза, ныне Дубровник, Югославия,— 13. 2. 1787, Милан), хорватский философ, физик, математик и астроном; дипломат. Почётный член Петербургской АН (1760).

В главном сочинении «Теория натуральной философии, приведенная к единому закону сил, существующих в природе» (1758) Бошкович развил учение о динамическом атомизме, основанное на представлении о непротяжённых и неделимых материальных частицах (точках), между которыми действуют силы притяжения и отталкивания, подчиняющиеся универсальному закону. С помощью этой гипотезы, утверждающей неразрывную связь материи и движения, Бошкович объяснял свойства материальных тел. Бошкович критиковал учение Ньютона об абсолютном пространстве и времени. Ряд его идей предвосхищает современные представления о материи, пространстве и времени. Бошкович высказывал мысль о возможности построения геометрии, отличной от эвклидовой. Естественнонаучные идеи Бошковича оказали влияние на физику и философию 1-й половины 19 века.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

Сочинения: De virihus vivis, Romae, 1745; De lumine, 1748, pars l—2, Vindobonae, 1766 (Diss.); De continuitatis lege ..., Romae, 1754.

Литература: Годыцкий-Цвирко А. М., Научные идеи Руджера Иосипа Бошковича, М., 1959; Markovio £., Rudje BoSkovio, dio 1—2, Zagreb, 1968—69.


Боскович, Бошкович, (Boskovic) Руджер Иосип (18.05.1711 г., Рагуза, ныне Дубровник, Югославия, – 13.02.1787 г., Милан), сербскохорватский физик, математик и астроном.

Боскович родился в Дубровнике; по крайней мере, так  он заявил в 14 лет, записавшись вольнослушателем в Римский иезуитский колледж. Там он учился математике, астрономии и теологии. В 1728 году, закончив свое послушничество, он вступил в орден иезуитов. Еще учась в колледже, Боскович в 1736 году пишет свою первую научную работу «De maculis solaribus» (О пятнах на солнце). После окончания в 1740 году колледжа он получил там же должность преподавателя математики и философии и стал научным советником Ватикана.

В Риме он был привлечен вместе с Вовителли и Полени к совету над изысканием способа реставрации купола церкви Св. Петра, а также к работам по осушению Понтийских болот.  В это же время Папа поручил ему измерить меридиан в 2 градуса, проходящий через Папскую область, между Римом и Римени, что и было им исполнено в 1750 – 55 годы. В 1755 году выходит его труд «De expeditione ad dimetiendos secundi meridiani gradus», посвященный этим измерениям.   

В 1758 году он заканчивает свой главный труд «Теория натуральной философии, приведённая к единому закону сил, существующих в природе», где он впервые развил теорию строения вещества, основанную на представлении о непротяжённых, неделимых идентичных материальных точках.

Вот как об этой работе отзывался известный российский философ Вл. Соловьев[i] и российский естествоиспытатель В.И. Вернадский[ii].

Боскович был прав в своем представлении вещества.

«Так как современное представление естествоиспытателей о веществе содержит в себе нечто совершенно иное, чем то, что имели в виду древние метафизики, то полезно в виде примера привести существенные черты учения Босковича, которого ныне повсюду считают в некотором смысле основателем современных представлений о веществе. [Подробности должно искать в издании Югославянской академии («Rad Jugoslavenske Academije znanosti i umjetnosti», kniga LXXXVII, LXXXVIII, XC, в Загребе, 1887–1888), один том которого целиком посвящен изложению жизни и учений Босковича, имя которого вместе с Коперником составляет справедливую гордость западных славян, потому что оба эти ученых патера стоят впереди своего времени и дали многое науке.].

Оно изложено им в 1758 – 1764 гг. в «Philosophiae naturalis theoria reducta ad unicam legem virium in natura existentium» (Философия сводится к единой теории естественного права сил в природе существующих). Боскович считает В. состоящим из атомов, а атомы математическими точками или центрами сил (так звезды и планеты можно считать точками пространства), действующих между телами и их частями. Эти силы изменяются с расстоянием так, что за некоторым очень малым расстоянием все атомы, а следовательно, и всякие их совокупности притягиваются по закону Ньютона, но на меньших расстояниях волнообразно сменяются сферы постепенно ослабляющегося притяжения и нарастающего (по мере приближения) отталкивания. Наконец, на наименьшем расстоянии остается только отталкивательное действие, потому атомы сливаться не могут. В силу сказанного атомы держатся на некотором расстоянии друг от друга; это ведет к тому, что они занимают пространство. Сферу отталкивания, окружающую атомы, Боскович уподобляет сфере действия выстрелов отряда солдат. Атомы, по его учению, неуничтожаемы и несливаемы, имеют массу, вечны и подвижны под влиянием сил, им присущих. Максвелл справедливо называет эту гипотезу «крайней» между существующими для веществ. Но в современных воззрениях на вещество повторяется много сторон учения Босковича с тем основным различием, что вместо математической точки, снабженной свойствами массы, атомам приписывается телесность, как телесны звезды и планеты, которые можно при рассмотрении некоторых сторон их взаимодействия рассматривать как математические точки. Такое допущение телесности (не говоря – твердого или иного состояния) атомов есть не что иное, как признание за ними инертности и протяженности как коренных свойств вещества, доныне не объясняемых даже гипотетически...»[iii]

Отмечает заслуги Босковича и Вернадский в своем труде «Философские мысли натуралиста»: 

«Но понятие физического поля, как оно сложилось сейчас в физике, требует, чтобы около каждого материального тела, будь то огромная звезда или ничтожный электрон, было свое поле сил. Реально, с точки зрения современного физика, мировое прост­ранство в целом, т. е. физическое пространство, глубоко неодно­родно, так как каждая материальная частица окружена своим особым состоянием пространства, доступным в своей особенности научному изучению. В своей основе это физическое пространст­во может быть сведено к представлению о Мире, данному в 1758 г. глубоким сербско-хорватским мыслителем Бошковичем (1711 – 1787). Он считал материю как среду-пространство, в ко­тором рассеяны центры сил; эти центры распределены неравно­мерно: пространство, ими занятое, физически неоднородно. Оно не только геометрически неоднородно, но оно изменяется и в па­раметре времени. Это не есть статическая система, это есть сложная неоднород­ная динамическая система...»[iv]

С помощью этой теории Бошкович объяснял упругость, прочность, пластичность и некоторые др. свойства тел. Прилагая свой универсальный закон ко Вселенной, Бошкович допускал возможность её постепенного сжатия и расширения при соответственном изменении шкалы сил, которое поэтому не вызовет никаких нарушений в наблюдаемых явлениях. Бошкович развил также учение об относительности измерений пространства и времени. Его современниками эти идеи не были приняты, но оказала большое влияние на физиков 1-й пол. XIX века.

26 июня 1760 года он был избран членом английского Королевского общества, и по этому случаю опубликовал длинную латинскую поэму о видимых явлениях на солнце и луне, о которой современники говорили: «Это Ньютон в устах Виргилия». Он был принят величайшими эрудитами эпохи и, в частности, поддерживал обширную переписку с доктором Джонсоном[v] и Вольтером.

С 1760 года Боскович путешествовал, посетил Англию, Францию, Турцию, Польшу, Германию. Он исследовал различные районы Европы и Азии и производил раскопки в тех самых местах, где позднее Шлиман обнаружил Трою. Боскович расшифровывает книги алхимиков и выводит из них такие теории, которые даже наукой воспринимались как безумные. Часть своего путешествия по Европе Боскович описал в «Journal d'un voyage de Constantinople en Pologne».

Вернувшись в 1764 г. в Италию, получил место профессора в Павии.

В 1770 году Боскович начал преподавание в Милане и построил астрономическую обсерваторию при Бреровском коллегиуме, отчасти на свои собственные средства. После упразднения ордена иезуитов в 1773 г. Боскович принял французское подданство и  уехал в Париж, где получил от короля ежегодную пенсию в 8000 ливров и звание директора оптического дела во французском флоте. С 1773 по 83 годы он изучал форму Земли, вопросы теории комет, усовершенствовал астрономические приборы (микрометр Рошона[vi] и др.).

Лаланд[vii] считал его самым великим из живущих ученых. Д'Аламбер и Лаплас были испуганы выдвинутыми им идеями, что вследствие заставило Босковича оставить Париж и отправиться в Бассано[viii], где он занялся изданием своих произведений. Затем вернулся в Милан, впал здесь в меланхолию и умер в сумасшествии 12 февраля 1787 г. В палаццо Брера[ix] поставлен ему памятник.

Современники о Босковиче.

«Совсем недавно по предложению югославского правительства вновь перечитали труды Босковича  и  главным  образом – его «Теорию натурфилософии» (см: – «Левитация», Р.П.Оливье Деруа»), изданную в Вене в 1758 году. Удивление было большим. Аллан Линдсей Маккей, описывая эту работу (статья в «Нью Сайентист» от 6 марта 1958 года), считает, что здесь речь идет о мыслителе  XX  века, вынужденном жить и работать в XVIII-ом. Кажется, что Боскович  опередил не только науку своего, но и нашего времени. Он предложил единую всеобщую теорию вселенной, общее и единое уравнение, управляющее механикой, физикой, химией, биологией и даже психологией. По этой теории вещество, пространство и время не делятся на части до бесконечности, но состоят из точек-зерен. Это напоминает недавние работы Жана Шарона и Гейзенберга, которых Боскович, похоже, опередил. Ему удалось дать отчет о свете, как и о магнитизме, об электричестве и всех явлениях химии, известных в его время или открытых впоследствии, причем он описал эти открытия. У него можно найти кванты, волновую механику, атом, состоящий из нуклонов. Историк науки Л.Л.Уайт утверждает, что Боскович как минимум на 200 лет опередил свою эпоху, и что в действительности его можно будет понять, когда произойдет, наконец, слияние теории относительности и квантовой физики. Считают, что в 1987 году, в двухсотую годовщину его предполагаемой смерти, его труды, возможно, удастся, оценить по достоинству.

Ещё никто не предложил никакого объяснения этого удивительного явления. Существует два полных издания его трудов на сербском и английском. В уже опубликованной переписке с Вольтером (коллекция Бестермана) среди прочих есть и такие современные идеи: объявление международного геофизического года, перенос малярии комарами, возможные применения  каучука (идея, реализованная Ля Кондамином, иезуитом, другом Босковича), существование планет вокруг других звезд, невозможность локализовать психику в определенной области тела, сохранение «зерна количества» движения в мире, константа Планка, провозглашенная в 1958 году.

Боскович придает большое значение алхимии и дает ясные научные переводы алхимического языка. Для него, например, четыре стихии - Земля, Вода, Огонь и Воздух – отличаются друг от друга только особым расположением частиц, не имеющих ни массы, ни веса, которые составляют эти стихии, что приближается к передовым исследованиям, имеющим целью найти универсальное уравнение.

Что кажется совершенно поразительным у Босковича – это изучение случайностей в  природе. Там можно найти статистическую механику, предложенную американским ученым Виллардом Гиббсом в XIX и принятую только в XX веке. У него можно найти также современное объяснение радиоактивности (совершенно неизвестной в XVIII  веке)  посредством серии исключений из законов природы – то, что мы называем «статистическим проникновением сквозь потенциальные барьеры».

Когда все работы  смогут быть собраны, когда свидетельства современников будут разысканы – какая странная, беспокоящая, потрясающая личность окажется перед нами!

Но что заставляло Босковича вступать в орден иезуитов? Стал бы человек, обладавший таким выдающимся интеллектом, вступать в эту организацию, если бы она была только сборищем фанатичных, невежественных глупцов? Вероятно, он нашел ее достойной своему уровню знания и способностей. Вероятно, заповеди этого ордена нисколько не смущали его совесть, и главным для него была возможность пользоваться тайными науками иезуитов и их богатейшим собранием древней литературы, свезенной со всего света из разгромленных и сожженных хранилищ «язычников». И этими возможностями он успешно пользовался»[x].

«Из тех немногих, кто в XVIII веке верил в атомы, Боскович – единственный, кто не верил в атомы – твердые шарики. Поэтому его воззрения ближе к нам, чем все атомные теории XIX века.

Свое недоверие к несжимаемым атомам-шарикам Боскович обосновывал тем, что с помощью таких атомов нельзя объяснить кристаллическую структуру тел и их упругость, плавление твердых веществ, испарение жидкостей, а тем более химические реакции между веществами, построенными из таких круглых, твердых и непроницаемых шаров.

Боскович представлял себе атом, как центр сил, которые меняются в зависимости от расстояния до этого центра. Близко к центру силы отталкивающие, что соответствует отталкиванию атомов при тесном сближении или при их столкновении. При удалении от центра отталкивающая сила сначала уменьшается, затем обращается в нуль и, наконец, становится притягивающей — как раз в этот момент, говорил Боскович, образуются все жидкие и твердые тела. Но если мы еще удалимся от центра сил, то силы вновь станут отталкивающими — в этот момент жидкие тела испаряются. И совсем далеко от атома силы всегда притягивающие, как того и требует закон всемирного тяготения Ньютона.

Таким образом, каждый атом Босковича «простирается вплоть до границ солнечной системы», а поскольку центры сил нельзя ни уничтожить, ни создать, то его атомы вечны, так же как и атомы Демокрита.

Рис. Атом Босковича

Атом Босковича значительно ближе к современному атому, чем атом Демокрита. Например, как и современный атом, он не имеет определенных геометрических размеров. Зато с его помощью можно понять разнообразие форм кристаллов и всевозможные химические превращения, в которых эти атомы участвуют.

Взгляните на рисунок, взятый из книги Босковича. Он изображает закон изменения сил, как его представлял себе он сам. Конечно, атом Босковича — это умозрительная схема, которая не опирается ни на опыт, пи на математику, а лишь на здравый смысл и внимательные наблюдения над природой. Сам Боскович писал: «Существуют, однако, определенные вещи, связанные с законом сил, относительно которых все мы невежды. Они касаются находящихся между ними дуг и других вещей того же рода. Все это, однако, далеко превосходит человеческое разумение, и только Он один, кто создал вселенную, имел перед своими глазами целое».

На рисунке рядом нарисован закон изменения сил, действующих между двумя атомами водорода. Можно только удивляться, насколько он похож на картинку Босковича. Но этот закон вычислен из уравнений квантовой механики без всякого произвола и ссылок на божественное провидение. С помощью этого закона сил мы можем предсказать спектр молекулы водорода, вычислить заранее энергию, которую необходимо затратить, чтобы оторвать один атом водорода от другого, мы можем предвидеть, что произойдет, если смешать водород, например, с хлором, и что изменится, если облучать эту смесь ультрафиолетовыми лучами»[xi].

Биографические материалы подготовил Вадим Врачев.

Примечания

[i]   СОЛОВЬЁВ Владимир Сергеевич (16.01.1853, Москва, – 31.07.1900, с. Узкое, ныне в черте г. Москвы), русский теолог, философ, поэт, публицист и критик. См. ст. в ЭС БиЭ, БСЭ и на сайте Хронос.

[ii] ВЕРНАДСКИЙ Владимир Иванович (28.02.1863, Петербург, – 06.01.1945, Москва», –  известный минералог, профессор минералогии Императорского Московского университета, естествоиспытатель, выдающийся мыслитель, минералог и кристаллограф, основоположник геохимии, биогеохимии, радиогеологии и учения о биосфере, организатор мн. науч. учреждений. Академик АН СССР (1912), первый президент АН Укр. ССР (1919), чл. Чехословацкой (1926) и Парижской (1928) АН. См. ст. в ЭС БиЭ, БСЭ и на сайте Хронос.

[iii] См. статью Вл. Соловьева «Вещество» в ЭС БиЭ.

[iv] В.И. Вернадский. Философские мысли натуралиста. М. Наука, 1988 г. 520 с. ISBN 5-02-003325-1, стр. 377, часть 2, разд.2.

[v] Джонсон (Johnson), Сэмюэл (18.09.1709, Личфилд, – 13.12.1784, Лондон), – английский критик, лексикограф, эссеист и поэт. В философской повести «Расселас. принц Абиссинский» (1759, рус. пер. 1795) Джонсон обратился к теме разрыва между стремлением к счастью и возможностью его осуществления. Составленный им «Словарь

английского языка» (1755) был ценным вкладом в лингвистику того времени. Предисловие к изданию Шекспира (1765) и труд «Жизнеописания наиболее выдающихся английских поэтов» (1779 – 1781) стали значит, явлением в английской критике. Последнее до сих пор продолжает выходить новыми изданиями. Колоритный образ Джонсона создан его другом Дж. Босуэллом в кн. «Жизнь Сэмюэля Джонсона» (1792). См. ст. в БСЭ и ЭС БиЭ.

[vi] Рошон (Alexis Rochon, 1741 – 1817) – французский физик и астроном, аббат, с 1765 г. библиотекарь королевской морской академии в Бресте и член-корреспондент академии наук; затем, в звании морского астронома сопровождал экспедицию в Марокко, где произвел измерения долгот нескольких пунктов. Совершив еще два научных путешествия, он был назначен в 1774 г. консерватором частного королевского кабинета в Мюэте, а в 1796 г. директором брестской обсерватории. Член парижской академии наук с самого ее основания, Р. совершил ряд работ по физической и астрономической оптике. И в настоящее время иногда употребляется двупреломляющая призма Рошаля. См. ст. в ЭС БиЭ.

[vii] Лаланд, Жозеф Жером Франсуа (Joseph-Jerome-Françoisde Lalande), (11.07.1732, Буркан-Брес, – 04.04.1807, Париж) – французский астроном, чл. Парижской АН (1753). Полюбил избранную специальность благодаря случайным наблюдениям сперва огромной кометы 1744 г., а затем полного солнечного затмения 1748 г. Двадцати лет от роду, в 1752 г., Лаланд был послан французской академией наук в Берлин для наблюдений Луны, с целью из этих наблюдений и одновременных наблюдений на мысе Доброй Надежды вывести параллакс земного спутника. Будучи потом профессором математики. Кроме многочисленных мемуаров (до 150) по отдельным вопросам астрономии, Лаланд оставил следующие капитальные труды: «Astronomie» – превосходный трехтомный трактат по астрономии, выдержавший в Париже три издания (1764, 81 и 92), переведенный на многие европейские языки и до сих пор не утративший своего значения; «Bibliographie astronomique», 1803 г., справочная книга каждого астронома. Лаланд издал во второй раз «Историю математики» Монтукля, причем последние два тома составил сам, в продолжение 25 лет (1775 – 1800), издавал «Connaissance des temps», известные эфемериды, в которые ввел много улучшений (например, ввел печатание лунных расстояний, для определений долгот на море) и проч. Наконец, его пятизначные Логарифмические таблицы до сих пор обращаются во множестве изданий. См. ст. в ЭС БиЭ и БСЭ..

[viii] Бассано, (Bassano) – город в итальянской провинции Виченца, в Венецианском округе, имеет с общиною 14704 ж. (1880) и лежит в 28 км на северо-востоке от Виченцы, на холме, в обширной равнине левого берега Бренты. Побочная линия на Падую соединяет Б. с Верхнеитальянской жел. дорогой. Со своими старыми высокими стенами у подножья Альп и господствующим над ним замком, построенным Эццелино-да-Романо, город чрезвычайно живописен. В средние века Боссано находился в зависимости от соседних республик (сперва от Виченцы, потом от Падуи, с 1405 г. от Венеции) и только короткое время имел своих подест. Наполеоновские победы доставили городу историческую известность. 8 сентября 1796 г. Бонапарте разбил при Боссано австрийского фельдмаршала Вурмзера. При Бассано происходили после того еще неоднократно сражения между французами и австрийцами, а именно: 6 ноября 1796 г., 11 ноября 1801, 5 ноября 1805 и 31 октября 1813 г. Наполеон образовал из Бассано герцогство в 1809 г. и в 1811 г. См. ст. в ЭС БиЭ.

[ix] Брера – бывшая иезуитская коллегия в Милане, ныне Palazzo reale delle scienze ed arti, но известная еще всюду под старым именем, представляет собою громадный дворец графа Роберти, нижний этаж которого посвящен преподаванию наук и искусств, а верхний заключает богатую и великолепную картинную галерею, большую библиотеку и коллекцию гипсовых снимков с античных изваяний. В 30 церквах города также встречаются прекрасные картины. С 1863 г. в этом здании помещается также археологический музей. Библиотека, основание которой положено коллекцией иезуитов, насчитывает около 200000 том. и отличается древними изданиями и драгоценными рукописями. Кроме того, в Брера находится коллекция монет (50000) и обсерватория. На великолепном, выстроенном Рикини дворе, на мраморном пьедестале возвышается бронзовая статуя Наполеона I (в костюме римских императоров), работы Кановы. См. ст. в ЭС БиЭ.

[x] Луи Повель. Жак Бержье. Утро магов. «София», Ltd. 1994. Сайт «Зов предков» – http://aryi10.ucoz.ru/publ/2-1-0-7.

[xi] Пономарев Л. «По ту сторону кванта», 1-я часть. Факты, гл. 9. Уравнение Шредингера – Форму чего изображает ψ-функция – Атом – Квантовая истина, (Атом Босковича)  – Москва: Молодая гвардия, 1971 – с. 304, http://nplit.ru/books/item/f00/s00/z0000018/index.shtml.


Далее читайте:

История южных славян в XX веке (хронологическая таблица).

Исторические лица Югославии (южных славян) (биографический справочник).

Сочинения:

О zakonu konbinuiteta i njegovim posledicama u odnosu na osnovne clemete materije i njihove sile. В., 1975.

De virihus vivis, Romae, 1745; De lumine, 1748, pars l—2, Vindobonae, 1766 (Diss.);

De continuitatis lege ..., Romae, 1754.

Литература:

Годыцкий-Цвирко A. M. Научные идеи Р. И. Бошковича. М., 1959;

Supek J. Ruder Boskovic: Vizionar u prijelomima filozofije, znonosti i drustva. Z., 1989.

Markovio £., Rudje BoSkovio, dio 1—2, Zagreb, 1968—69.

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев