Илья ЧИСЛОВ. Сербы первыми встали на пути врагов Православия
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Илья ЧИСЛОВ. Сербы первыми встали на пути врагов Православия

2020 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2019 года
Архив 2018 года
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Илья ЧИСЛОВ

Сербы первыми встали на пути врагов Православия 

В декабре минувшего года ушёл от нас известный славист, председатель Общества Русско-Сербской дружбы Илья Михайлович Числов. Всю свою недолгую жизнь он кропотливо изучал историю славянского мира, переводил сербскую классику и духовную литературу, искромётно реагировал на все попытки врагов славянства разделить триединый русский народ, маленькую, но непокорную Сербию. И.М. Числов понимал, как и враги наши понимают, что политика и духовные вопросы неотделимы. 28 октября состоялась публичная лекция Ильи Михайловича в Николо-Угрешской семинарии. Это его последнее выступление.  

 В 2019 г. мы отметили 800 лет автокефалии Сербской Православной Церкви, 630 лет битве на Косовом поле (1389), называемой Сербской Голгофой, а также 20-ю годовщину военной агрессии США и НАТО против суверенной Югославии и мужественного противостояния сербов.

Что же значит для нас Сербия? Отвечая на этот вопрос, важно сказать о значении автокефалии Сербской Православной Церкви.

В 1219 году святитель Савва Сербский – величайший святой братской Сербской земли получил право на административную независимость Сербской Православной Церкви от византийского патриарха и императора в Никее. Это и некоторые другие обстоятельства давали возможность уже в то время и до сих пор позволяют некоторым людям говорить, что настоящей автокефалии тогда не было, да и отсчёт нужно вести от даты более поздней, когда святой благоверный князь Лазарь добился автокефалии в Царьграде. Но это не верно.

Почему же здесь есть некие противоречия и разногласия до сего дня? Потому что противником святителя Саввы был могущественный архиепископ Охридский, архиепископ Юстинианы и всея Болгарии, как он сам себя именовал, Димитрий Хоматиан – человек очень умный, образованный, предтеча всех нынешних экуменистов. Он бросил такую фразу святителю Савве Сербскому в одном из посланий: «Тебя поработила любовь к Отечеству». То есть, с его точки зрения это был большой недостаток. Это очень характерно и очень актуально и по сей день. Славного меж монахами инока Савву, как он о нём отзывался ранее, признавая его монашеские подвиги, поработила любовь к его славянскому Отечеству, что неправильно было с точки зрения Димитрия Хоматиана, потому что Отечество должно быть только на Небесах у православного христианина, не должно быть никакой национальной правды и никакого Отечества земного.  

Но Сербская Православная Церковь на этих святосаввских принципах стоит и по сей день. Один из столпов Сербской Церкви наших дней, я бы дерзнул сказать, и Вселенского Православия – это нынешний митрополит Черногорско-Приморский господин Амфилохий. Так же я не раз слышал проповеди об Отечестве земном и небесном из уст великого старца сегодняшней Сербии, архимандрита монастыря Велика Ремета на севере Сербии (его часто называют игуменом всей Фрушской горы, т.е. сербского Афона) старца Стефана. Удивительная личность! Чем-то сродни нашему старцу Кириллу Павлову – воину, который сначала с оружием в руках защищал своё земное Отечество, а потом, и по сей день, ведёт нелёгкую брань с врагом невидимым, но при этом не забывает и об Отечестве земном. Из уст этого архимандрита сербского Афона я не раз слышал: «Святой благоверный князь Лазарь, избрав Царствие Небесное на Косовом поле, и царствие земное защищал там же». Эту же мысль не раз высказывал и блаженнопочивший Патриарх Сербский Павел.

И здесь стоит подойти к самому главному: что для нас Сербия, в том числе и Сербская Православная Церковь? Как каждый отдельно взятый человек неповторим, так и отдельно взятый народ. Каждый вносит свою лепту в общую сокровищницу. Есть свои неоспоримые достоинства у греков – учителей наших, и Святая Русь – подножие престола Господня, Третий Рим – центр мирового Православия тоже обладает своими достоинствами. Но есть – здесь и сейчас (!) – и свои достоинства у православной Сербии. И не раз из уст пастырей – и русских, и сербских, и эллинских – мне приходилось слышать о главном из них. Это – ревность о Господе. Сербы, говоря словами величайшего русского философа XX столетия, настоящего православного христианина Ивана Ильина, в частности показали, как можно и должно сопротивляться злу силой. И мы это видели и в роковом и судьбоносном 1999 году, и намного ранее.

Православная Сербия вступила в бой с безбожным Западом 11 апреля 1994 года. И вот что удивительно – тому есть немало свидетелей – именно в этот день, скорбя о сербском православном народе, заплакала новая икона святителя Саввы Сербского в Старо-Симоновом монастыре в Москве. Сейчас она перенесена в храм святого баговерного князя Александра Невского в Кожухово. Эти слёзы видели и прихожане, и священники. Позже в храм приезжали сербские журналисты, представители не только патриотических, но и массовых изданий (из газеты «Блиц», в частности) и писали об этом чуде.

Американцы тогда бомбили сербов в Крайне и Боснии, за пять лет до агрессии США и НАТО на Косове. Сербы первыми встали на пути врагов Православия. Эта сербская ревность о Господе подразумевает не только духовное, но и военное противостояние ненавистникам имени Христова, как уже не раз случалось в истории.

Почему сербы нам так близки? Действительно, нет у нас в этом мiре никого ближе. Украина и Белоруссия – это мы сами, триединый русский народ. А из зарубежных братских народов – славянских и православных – нет никого ближе сербов. Казалось бы, самое простое объяснение – это наше братство по крови, общее происхождение. Но мы тут же на Балканах найдём и другие народы – православные, принадлежащие той же южно-славянской группе. Значит, всё-таки, нет. Может быть, потому, что Сербия столько страдала в этом кровавом трагическом веке, принёсшем столько бед православным христианам? Страдает и по сей день, достаточно упомянуть одно лишь Косово – эту кровоточащую рану православной Сербии. Но с другой стороны – и другие народы страдают: и православные, славянские, в том числе. Разве не страшна трагедия нынешней Украины? Ведь это же мы сами! На Донбассе православные русские люди – и с той, и с другой стороны. Вот почему наша Церковь молится об уврачевании этой язвы, этой боли, этой скорби. Здесь невозможно встать на ту или другую сторону.

И всё-таки то, что подсознательно подсказывает нам верный ответ на вопрос, каждому, даже не владеющему сербским языком, никогда не бывавшему на сербской славянской земле: чем так дороги? Это сербское мужество и ревность о Господе. Где же корни этого? Это сербская святосавввская традиция. Действительно, от святителя Саввы Сербского, возлюбившего Господа, но одновременно и своё земное Отечество, и идёт эта красная нить через всю сербскую традицию, сквозь века – двуединство веры и крови.

Сербы говорят о русских: это наши братья по вере и по крови. Дело даже не в том, что святитель Савва, устрояя автокефальную Сербскую Православную Церковь, первым делом заменил трёх епископов – иноплеменников тремя сербами, своими учениками. Даже не это вызвало такой гнев у Димитрия Хоматиана, но сам принцип. Потому он и сказал: «Тебя поработила любовь к Отечеству». Правда, поддержки Хоматиан не встретил ни в Никее, у законного византийского патриарха, ни у православного императора. Но этот конфликт, возниший с самого начала и имеющий своё продолжение в наши дни, очень характерен.

В XX столетии мы знаем мудрого сербского протоиерея Димитрия Найдановича – ученика святителя Саввы Сербского. Эта благотворная преемственность продолжается. Труды ученика Димитрия Найдановича – преподобного Иустина (Поповича) – давно стали учебниками в духовных заведениях – сербских, русских, греческих, а его исследовательская работа о Ф.М. Достоевском несказанно обогатила наше литературоведение.  

Протоиерей Димитрий Найданович вынужден был вступиться за честь своего учителя, которого некоторые лукавые теологи (Д. Найданович употребил именно слово «теологи», а не «богословы») хотят противопоставить святителю Савве, утверждая, что святитель Савва якобы стоит между Христом и православным сербским народом. И вот, отвечая и Шмеману, и другим своим оппонентам, он сказал: «Вы нас, славян, укоряете в национализме, говорите, что мы отошли от всечеловеческих вселенских принципов Православия, а сами при этом являетесь тайными жрецами оголтелого ультранационализма. Поэтому не трогайте ни святителя Савву Сербского, ни святителя Николая, моего учителя, не пытайтесь ему противопоставить»[1].

У святителя Николая (Велимировича) мы найдём очень много самых разных высказываний, но по большому счёту всё опять же сводится к этому символическому и органичному двуединству сербской традиции, основы которой заложил ещё святитель Савва Сербский: единство веры и крови, где нет никаких противоречий. Святитель Николай («величайший серб после святого Саввы», как именуют его наши славянские братья) говорил: «По крови мы арийцы, по фамилии славяне, по имени сербы (мы могли бы здесь сказать: русские, а другие православные народы назвали бы своё национальное имя – И.Ч.), а по сердцу и духу христиане». Святитель Николай Сербский, как и святитель Савва, спустя много веков, тоже не отвергал эту национальную, ветхую, казалось бы, правду. Точно так же, как и ныне действующий митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий (Радович), пребывающий на троне своих великих предшественников и величайшего славянского поэта Петра Негоша, который сейчас уже почитаем сербским православным народом как святитель Пётр II, и святителя Петра Цетиньского, его дяди, на груди у которого покоится десница Иоанна Крестителя – рука, крестившая Самого Господа.

А может ли Православная Церковь выступить против светской власти? Митрополит Амфилохий был главным инициатором протеста сербских епископов и православных христиан по поводу награждения президента Сербии Александра Вучича орденом Святого Саввы, потому что премьер-министр Анна Брнабич является особой, принадлежащей к сексуальным меньшинствам. 

Почему же эти люди оказались во главе православной Сербии – страны, со столь сильным и ярко выраженным национальным самосознанием? Однако сербскому народу нечего стыдиться. Это произошло по тому же самому принципу, по которому в 1999 г. тогдашний президент Сербии Слободан Милошевич, надеясь всеми силами избежать этой войны с Западом, зачистил перед самым началом американо-натовской агрессии культурно-информационное пространство Сербии от сербских националистов, чтобы не дразнить «мировое сообщество и кремлёвских гусей». Так относился к режиму Ельцина Слободан Милошевич. Ещё задолго до 1999 г. о Ельцине он выражался самым непарламентским образом, но после осени 1994 г. вынужден был изменить свою политику. Спросим себя и наших сербских братьев: помогли ли Слободану Милошевичу эти уступки? У Анны Брнабич были свои предшественники, есть они и сейчас: Галя Штейнер, Соня Лихт, Ребекка Сербинович (взявшая хорошую сербскую фамилию) и многие другие. Помогло ли это Милошевичу как политику, помогло ли отстоять сербское Косово? Видим, что нет.

Как председатель Общества Русско-Сербской дружбы, как славист и преподаватель, я свидетельствую, что Косово даже сейчас, под западной оккупацией, благодаря, прежде всего Сербской Православной Церкви, призыву покойного патриарха сербского Павла – этого великого старца, который призвал сербов не покидать родные очаги, по-прежнему в большей степени остаётся славянским, нежели, например, Чечня. На карте она представлена как часть Российской Федерации, а является ли таковой в реальности – это вопрос сложный. Безопасно ли чувствует себя там русский православный человек? А вот на оккупированное сербское Косово я свободно въезжал со своими учениками, не только со студентами и аспирантами, но даже и с совсем юными учащимися православной гимназии. Несёт школьный учитель ответственность за то, что везёт детей, без визы, т.е. по сути нелегально, на оккупированную врагом территорию? Но я был полностью уверен в наших сербских братьях, в гарантиях, которые нам дала Сербская Православная Церковь. Мы были там с митрополитом Амфилохием, с епископом Афанасием (Евтичем), одним из известных современных православных богословов. Над нашим микроавтобусом покружил американский вертолёт, но близко подлететь не решился, потому что кто знает, что было в машинах сопровождения. Православные сербы и крестным знаменем могут себя осенить, но и гранатомёт могут взять в руки, если понадобится.

До сих пор на сербском Косове[2] есть партизанские районы, куда не смеют сунуться оккупанты. Это не толко северный Космет[3], но и многие другие районы, в том числе и на крайнем юге. Я не хочу сказать, что там ситуация безоблачная, и что нет никаких проблем на Косове. Косово – это поистине кровоточащая рана православной Сербии. Но сербы и духом крепки, и меча из рук не выпускают. И это не по собственному почину и гордыне человеческой, но по призыву Святейшего Патриарха Сербского Павла, чьи слова встречали самый живой отклик в его пастве и народе.

Нынешний антихристианский Запад называет митрополита Черногорского и Приморского Амфилохия средневековым инквизитором. На одном из последних архиерейских соборов митрополит Амфилохий очистил Сербскую Православную Церковь от нескольких епископов, чья позиция была одновремено и антинациональна, и аморальна. А поскольку среди его оппонентов были лица и несербского происхождения, Запад поднял такую бурю. На это митрополит Амфилохий сказал: «От таких людей мы будем чистить Церковь. От людей, в том числе, и той ориентации, что и Анна Брнабич».

Возвращаясь к крепости сербского славянского духа и проводя параллели с триединым русским миром, надо сказать, что и у сербов три государства: Сербия, Черногория и Республика Сербская, которая по территории и по населению в два раза больше Черногории (полуторамилионное государство), но на современной политической карте мира вы её не найдёте. Потому что там Православие официально является государственной религией, это даже внесено в текст военного устава, там Закон Божий – обязательный предмет в средней школе. И святого Царя-мученика в Сербии почитают гораздо больше, чем у нас. Там и улицы в столицах называют его именем, в Белграде в его честь возвели уже второй памятник. И что-то никто не решается его взорвать[4], потому что там их быстро найдут, причём даже не полиция. Сербия всегда была признательна России за мужественное решение нашего Государя вступиться за славянскую Сербию в 1914 году. «Ещё один Лазарь, и ещё одно Косово», – сказал о нём и о русской Голгофе святитель Николай Сербский. Эта оценка, безусловно, является величайшей похвалой, которую только можно услышать из сербских уст, поскольку сербская традиция рассматривает всю сербскую историю через призму великой Косовской жертвы и Косовского завета.

Республика Сербская представляет единственное в новейшей истории Европы христианское государство. Мы с вами живём в христианской православной стране, но официально Россйская Федерация православным государством не является, так же, как и Украина, как и славянская Белоруссия.

Величайший святой сербской земли Савва Сербский принял в далеком XII веке постриг именно в русском монастыре святого Пантелеимона на Афоне. Вот один из истоков автокефалии Сербской Православной Церкви. «Русский след», как бы сказали сейчас в бешенстве западные политологи. Они тогда ещё усматривали его. Западные политологи порой чаще друзей замечают какие-то вещи. «На Косове – это конфликт вовсе не сербов и албанцев. Это – столкновение Уолл-стрита[5] с Византией», – говорит глубоко враждебный Православию, но умный американский профессор.

Подытоживая свое выступление, отмечу главное: сербы, сохраняющие органично присущее им деятельное, волевое начало, по-прежнему являют нам пример славянского мужества и национального достоинства, что здесь и сейчас жизненно необходимо русскому человеку (вопреки утверждениям некоторых даже православных изданий о том, что сербы якобы сдались, сидят-де на двух стульях и т.п.). Как человек, профессионально занимающийся сербской историей и национальной традицией на протяжении уже нескольких десятилетий, могу со всей определенностью засвидетельствовать, что, несмотря на внешнюю «надстройку» в лице президента Сербии и тем более ее премьер-министра (которые сербами не являются и потому никак не могут представлять братскую славянскую страну), общество сербское и в самой Сербии, и в Черногории, не говоря уже о героической Республике Сербской, в тысячу раз здоровее современного российского общества. В первую очередь благодаря своим духовным пастырям и архипастырям, многие из которых являются подлинными столпами не только сербского святосаввского, но и вселенского Православия, как, например, митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий (Радович), духовник монастырей Фрушской горы (сербского Афона) – старец-архимандрит Стефан (Вучкович) и многие другие. Будем и мы, взирая на них, укрепляться в борьбе против пагубного духа «современного мира иллюзий», памятуя слова знаменитого «сербского Златоуста», святителя Николая (Велимировича) о том, что «воля – это тот талант, которым Господь наделил в первую очередь белого европейского человека».

Председатель Общества Русско-Сербской дружбы Илья Числов

Комментарии к. ф. н. Е.А. Осиповой

Примечания

[1] О. Димитрий Найданович является учеником святителя Саввы Сербского, поскольку он наследовал эту святосаввскую традицию. А учеником протоиерея Димитрия был будущий преподобный Иустин (Попович).

[2] Вопреки распространенному и упорно навязываемому демократическими СМИ политизированному штампу «в Косово» (ср. «в Украине») наиболее верным вариантом является словосочетание «на Косове» или «на Косове и в Метохии» (по аналогии с выражением «на Куликовом поле»). Именно этот вариант написания использовали в своих трудах и наши крупные отечественные ученые-слависты XIX века, что служит дополнительным весомым аргументом в его пользу.

[3] Космет – это сокращенный вариант полного наименования края (Косово и Метохия). Вторая часть названия образована от греческого слова «метох», что в переводе означает «церковный надел». Это не случайно, поскольку Метохия – это самая сакральная часть Косова, где находится множество древних сербских святынь, главная из которых Печская Патриархия (основная резиденция Сербского Патриарха и по сей день). Эта важнейшая часть названия стала намеренно отсекаться в период правления Иосифа Амброза Тито, однако и теперь эта негативная тенденция сохраняется во всех мировых СМИ. Тем самым осуществляется попытка всячески уничтожить следы сербского присутствия на этой земле и затушевать ее православный характер.

[4] Как взрывали монументы работы Вячеслава Клыкова в Подольске и в селе Тайнинском.

[5] Название небольшой узкой улицы в нижней части Манхэттена в городе Нью-Йорк, ведущей от Бродвея к побережью пролива Ист-Ривер. Считается историческим центром Финансового квартала города. Главная достопримечательность улицы – Нью-Йоркская фондовая биржа. В переносном смысле так называют как саму биржу, так и весь фондовый рынок США в целом. 

 

 

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев