Татьяна БАГРИНЦЕВА. «Стихи – осокори…»
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Татьяна БАГРИНЦЕВА. «Стихи – осокори…»

2020 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2019 года
Архив 2018 года
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Татьяна БАГРИНЦЕВА

«Стихи – осокори…»

Размышления читателя о поэзии Александра Нестругина

Осокорь – чёрный тополь. Неожиданное совмещение – стройный, прямой, с сильными корнями, упрямо рвущийся только вверх тополь и вдруг – чёрный. От земли, которой питается? От беды? От правды?

«…Мои стихи – осокори, идущие по краю» – такова авторская надпись на подаренной мне книге Александра Нестругина «Осокори идут по краю».

Они, стихи поэта, и позвали меня, читателя, к перу…

Бесспорно, Александр Нестругин наделён творческим даром от Бога. Это – не требует ни доказательств, ни чьих-то споров. Творчество Александра Гавриловича оценено не единожды. В разное время встречала и профессиональные разборы, и высокие баллы, и справедливые восторги. Но они, эти множественные отклики – эхо стихов поэта, меня останавливают, как глубокие рвы перед древней крепостью. Повторяться за кем-то не хочу, да и не напишу так, надо признаться. Потому теперь принципиально не стала ничего смотреть по обозначенной теме. Ведь даже в начале книги мне несколько мешало представление автора: «…глубокий и проникновенный лирик…» Хоть это не вызывает сомнений, но мнение моё тоже формируется стихами.

Читаю произведения Нестругина, перечитываю ещё, потом – через время – снова. И кажется, всё впервые. По-моему, первое впечатление – самое свежее, ясное, чёткое. Когда ещё не обдумал, не присмотрелся, не сопоставил, не построил логические цепочки умозаключений. Ведь потом – не так всё ново, уже знакомее, привычнее, что ли… А у Нестругина – на удивление – ново! Вот и мысли, появившиеся при чтении, неожиданны даже для меня самой: а что такое классика? Как проза А. Чехова и И. Бунина, поэзия А. Пушкина и  М. Лермонтова стала классикой? От чего это зависит? А «новь» стихов Нестругина может стать классикой?..

Первое стихотворение в книге «Уголовные дела, протоколы да повестки…»  – автобиография, показанная так ярко, что и уточнений не требует. Шедевр. Образец искусства представления. Заканчивается произведение будто бы неопределённо-сомнительно для автора:

…И – стихи в потёртой папке…

Блажь. А может быть, судьба…

Обращение к этой заветной папке проходит сквозь все годы творчества. Через время – «Эти папки с жалкими тесёмками…» А спустя почти четыре десятка лет автор признаёт:

Не мучьтесь, не ходите к бабке.

Всё, чему быть, давно сбылось.

Я нужен этой мятой папке,

Листкам, где строки вкривь и вкось…

…Вдруг вспомнились мне игрушки-калейдоскопы из советского нашего детства. Завораживающие меняющиеся картинки в «глазке» не отпускали, затягивая всё больше и больше вертеть яркую трубку калейдоскопа. Вот и поэзия Александра Гавриловича насыщена множественными гранями-темами: родина – большая и малая, природа, история, война, временные перемены, долг поэта и роль поэзии, ностальгия по детству, любовь… И листаешь-листаешь страницы его книг, не отрываясь, словно они намагничены сердцем поэта, а глаза выхватывают в строчках суть самой жизни…  Такое творчество – не просто создание нового, а проникновение сквозь судьбу, сотканную из мириад мгновений, и в каждом миге – долг поэта перед страной, людьми, собой… Это ещё и защита вечных человеческих ценностей от наносного, ненужного, неверного.

Страна бросает рубежи,

А я пока держу…

Тема родины  как пульс авторской совести, поэзия высокого напряжения. Всё вокруг затягивает в водоворот душевных тревог: Дон, берега, деревья, травы, птицы, звери… Перо поэта, словно кисть художника, умело и красочно пишет картины: «Октябрь разводит старый сурик, / Сухую охру в ступке трёт…» И тут же горчит полынью особенная любовь к истерзанной техновеком природе, брошенной на произвол деревне, простым русским людям.

Вместо домов – только травушка сорная…

Где же вы, где же вы, люди живые?

Просто и жизнеутверждающе для читателя звучат нестругинские строки: «Жёлтым дыханием окон/ Родина греет меня!»

Как притягательно откровенна, как обнажена поэзия о человеческих взаимоотношениях.

Боль повидавший на своём веку,

Сухим листком, кружащимся меж сора,

Как радуюсь я твоему звонку

И сбивчивому току разговора!

(Из посвящения Вячеславу Лютому).

Среди моих любимых стихов – о бабушке Сане. Неграмотные наши деды и бабушки, они подняли Россию, защитили и победили, переживая потери и утраты, голод и холод. Но жизнью и болью обученные, ушедшие наши родные из тех поколений свой опыт, мудрость и доброту передавали детям и внукам.

«Житы треба, як ни гирко» –

Бабушкино вспоминаю.

Были те слова, как гирька

В наших ходиках – стальная…

И каждым словом, мыслью, ходом стихотворение не отпускает до конца, а потом – остаётся с тобой навсегда.

Совершенно понятное, законченное «Письмо Святославу», где ёмко, в нескольких словах, – целая судьба:

Как я живу? Да знаешь, Слава, разно, –

А хочешь, нарисую жизнь свою?

Туман…

И в нём леса по пояс  вязнут.

И я, по сердце срезанный, стою.

Любовная лирика поэта скромна – сквозь защитную вуаль образов в основном угадываю едва обозначенные признания и посвящения… жене. Так мне видится. Радует откровение: «…Женский взгляд – как волшебный фонарь…»

В поэтическом воплощении судьбы, своей и народной, в надрезы и прорехи, незаживающие раны и незатянувшиеся швы проходит тема совести, сомнений, неуверенности в том, что сделано всё возможное, а сделанное – получилось. И автор всё спрашивает и спрашивает себя: «Строка от честных слёз незряча, / Не мимо ль родины глядит?»  Потом ещё строже: «Ты – мог помочь, да не помог?» Гражданская позиция Нестругина звучит и в тематике войны, и  в оценке нынешней, мирной,  жизни.

Живём – как празднуем на тризне,

А явь не гонит жуткий сон…

Пытаясь сказать своё, читательское, постоянно срываюсь к цитированию, но лучше не объясню. И ловлю себя на мысли – неотрывно хочется ещё и ещё вспоминать строки стихов и другим показывать. Говорить о творчестве Александра Гавриловича можно долго-долго и много-много. Но лучше – взять его книги, читать и перечитывать. Поверьте – не отпустит.

…Осокорь – чёрный тополь. Но стихи-осокори Александра Нестругина – разных цветов, как радуга человеческих чувств, эмоций, ощущений, как оттенки природы, да и всей нашей жизни. Потому в стихотворениях разных лет ясно проступают: «осокорей белёсые мазки…», «…уходят стёжки к бледнеющим осокорям», «и осокорник, став на край, / качнётся, бездну освещая…», «…белеть во тьме осокорями пытались горести мои», «…шумят осокори / и светятся над тёмными лесами полоской несгорающей зари», «осокори засинели, как горные льды…»  И, пожалуй, главное – «Осокори мои – белы…»

Имею ли право сравнивать? Думаю – имею. По праву читателя, вбирающего слово поэта. История доказала истинность пророческих слов А.С. Пушкина «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» Но так сказать – прерогатива гения.

А разве меньшего стоит признание А. Нестругина:

От капельницы – к венам…

Я – зыбкой зябью строк –

В кровь тех, кто мне поверил,

Давно по капле стёк…

Я чувствую, как неровно и мощно пульсируют и по моим венам и артериям слово и думы сильного поэта России.

И всё же такая поэзия – классика. Верю – это решают читатели, значит, так тому и быть.

с. Верхний Мамон,

Воронежская область

 

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев