Вячеслав БОГДАНОВ. «Ты веди меня, сердце, веди…»
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Вячеслав БОГДАНОВ. «Ты веди меня, сердце, веди…»

2020 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2019 года
Архив 2018 года
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Вячеслав БОГДАНОВ

 «Ты веди меня, сердце, веди…»

На фото: Вячеслав Богданов
(24.09.1937, д. Васильевка Мордовского р-на — 11.07.1975, Москва)

Раздумье

Эту жизнь я люблю,
Как вначале.
Ты веди меня, сердце,
Веди.
Тридцать лет у меня за плечами,
Сколько будет еще впереди?
По дорогам ни дальним,
Ни близким
Не терял я впустую
Ни дня.
Видно, как беспокойною искоркой
Наградила Россия меня.
Только трудно одно перенесть мне,
Хоть в родные края не вернусь,
Я запел бы о городе песню,
Да деревню обидеть боюсь.
Ты, деревня, прости,
Дорогая,
Город стал мне хорошим отцом.
Я меж вами стою
И не знаю –
Ну к кому повернуться лицом?!
Чтобы жить мне, не ведая горя,
Чтобы сердце не рвать пополам,
Я хотел бы уральский мой город
Передвинуть к тамбовским полям.
По крови хлеборобов наследник,
По труду своему – металлург.
Только знаю, что в час свой последний
Мне в деревню захочется, друг...

 

Памяти поэта

И пускай я на рыхлую выбель
Упаду и зароюсь в снегу…
Все же песню отмщенья за гибель
Пропоют мне на том берегу.
Сергей Есенин
 
Улеглась в гостинице гульба,
Желтый мрак качался в коридоре.
Как смогла ты,
Подлая труба,
Удержать такое наше горе?!
Не вино сдавило вдруг виски,
Не метель,
Что выла, словно сука, -
Это пальцы подлостей людских
Прямо к горлу подступили туго.
Спал подлец,
Напившись в кабаке,
Над поэтом зло набалагурясь…
Смертный миг…
Лед треснул на Оке…
Только мать на всей Руси проснулась…
Что же ей почудилось тогда?
Может быть,
Взаправду увидала,
Как с небес
Горючая звезда
На крыльцо морозное упала.
И зажгла зарю в селе звезда.
Мать у русской печки суетилась.
По снегам глубоким,
Как беда,
Весть на санках к дому подкатилась.
Рухнул месяц с голубых высот.
И березы
В дымной круговерти,
Словно петлю,
Рвали горизонт
И стонали голосом бесмертья.
 1969

 

Желание

В. Сорокину

За какими делами захватит
Час последний в дороге меня?
Я б хотел умереть на закате
На руках догоревшего дня.
Я с рожденья не верю в беспечность.
И за это под шум деревень
Впереди будет – тихая вечность,
Позади – голубеющий день...
Вам на память оставлю заботы,
Я не шел от забот стороной.
И покой на земле заработал –
День последний остался за мной!
И за мной – отшумевшие травы
И железных цехов голоса...
А во мне эту вечную славу
Приютили душа и глаза.
Приютили, взрастили, согрели
Всем, чем мы и горды и сильны...
И вплели в полуночные трели
Соловьиной сквозной тишины.
По дорогам нетореным,
Тряским
Из-под рук моих песня и труд
Далеко уходили,
Как сказки,
И, как сказки, со мною уйдут!..
 
Конь
 
Мой добрый конь,
Не порти борозды,
Тяни свою,
Как подобает,
Соху.
Ты потрудись,
Я дам тебе обсохнуть,
Поставлю корм
И принесу воды.
Ты привыкай к седелке,
Хомуту…
Тебе в раздольях
Травяного луга
Не снилась,
Вижу,
Тяжкая подпруга
И удила холодные
Во рту.
А видел я,
Когда луга свежи,
Когда зарей распахнута долина,
Когда ты, шею выгнув лебедино,
Скакал навстречу верстам
Для души.
И, доскакав до зыбкого пруда,
О берег бил неистово копытцем,
Но, сунув морду в гриву кобылицы,
Ты был смиренен в час такой
Всегда…
Теперь в упряжке рвешься на дыбы
И мечешься,
Как будто от удушья,
Но две оглобли,
Как конвойных ружья,
Стоят на страже
У твоей судьбы…
Угомонись,
Неугомонный конь!
Артачиться,
Как видишь,
Бесполезно.
Удил вовек не перегрызть
железных
И не порвать
Жестокую супонь…
Ты с хомутом смиришься
Навсегда.
Но только вот
До боли будет сниться
Весенний луг,
Гнедая кобылица
И ты,
Летящий к берегу пруда…
 
Озеро
 
Откипело озеро степное,
Синевой пронизано насквозь,
В берега,
Оплавленные зноем,
Присмирев на время,
Улеглось.
Что его негаданно
взъярило?
Не бывает бури
без причин!
И какая
Зоревая сила
Вырывала камни из глубин?
Озеро бунтует
не впервые,
Раздвигая берега,
Как тьму.
Назвенели воды дождевые
Про свободу-волюшку ему…
Потому металось так мятежно!
Может быть,
Поднявшись на дыбы,
Океан увидело безбрежный
Из своей
Кольцованной судьбы!
Но ему
Из берегов разбитых
В океан прорваться не дано!
И крутые камни,
Как обиду,
Засосало илистое дно.
 1970
 
Моя родословная
 
Брату Владимиру
 
Я родился в России,
Россиянин я сам:
По бунтующей силе,
По озёрным глазам.
Русобровый, лобастый,
Самых русских кровей.
Никогда я не хвастал
Родословной своей.
Дед мой был землепашец
На кулацкой земле.
Жил он, хвори не знавший,
В захудалом селе.
Шёл за плугом он браво.
Как метель – борода.
И прямая, как правда,
Шла за ним борозда.
И пришлось бы покорно
На пути трудовом
Век запахивать горе, -
Век не видеть его.
Только в наше селеньн,
В край бесхлебья и слёз
Имя доброе – Ленин -
Незнакомец принёс.
В нашем пасмурном доме
Ночью тлела свеча.
Говорил незнакомец
Про дела Ильича.
Дед, придя в изумленье,
Жадно слушал рассказ.
Вдруг поднялся:
– А Ленин не бывал ли у нас?
Понимаешь, сердешный,
(Кверху вскинул кулак),
Ленин нашенский, здешний,
А иначе же как
Разглядел наши души?
Чай, поди ведь не Бог.
Где, скажите, подслушать,
Наши думки он смог?
И ответил рассказчик,
Оглядев горемык:
– Нет, живёт не богаче
И орловский мужик.
От Амура до Дона
Та же песнь бедняка.
И мужицкие стоны
Слышит он сквозь века.
Время правду итожит,
Прозревает народ…
Ленин не был здесь, может,
Но навечно придёт!
Деду выпало вскоре,
Под разлив кумача,
Биться с белою сворой
За дела Ильича.
Был он храбрый вояка,
И под вражеский крик
Проносил сквозь атаки
Несгибаемый штык.
И потом на стоянках,
После долгих боёв,
Запевал «Варшавянку»
У походных костров.
Русобровый, лобастый,
Самых русских кровей,
Никогда я не хвастал
Родословной своей.
Мой отец – землепашец
На колхозной земле.
Говорят, что папашу
Уважали в селе.
Не был он коммунистом,
Но креста не носил.
Большелобый, плечистый
И по-русски красив.
И любили Алёшу
И в посев, и в стаду.
Разве кто его сможет
Обойти по труду?!
Жить бы людям на радость,
Хлеб иметь в закромах.
Но случиться же надо
Встал над Родиной враг.
Он ушёл в сорок первом
И назад не придёт…
Только мама, наверно,
До сих пор его ждёт…
Пал он в битве под Курском,
Обескровлен свинцом,
Богатырски, по-русски,
К вражьим танкам лицом.
Если снова ракеты
Остановят сердца,
Вспомню я и про деда,
Вспомню я про отца.
За людское несчастье
Всё припомню врагу…
Докажу я, как хвастать
Родословной могу!
1966
 
Голова
Я рожден, чтоб целый мир был зритель
Торжества иль гибели моей.
М.Ю. Лермонтов
 
А во сне,
Как будто наяву,
Застонала на бугре трава.
Закружилась буря…
И в траву
С плеч моих
Скатилась голова.
И её
Упругие ветра
Покатили яростно с бугра.
Черный смерч бунтует в вышине!
И бегу я в муках через рвы.
Закричали люди в стороне:
– Гляньте,
Гляньте,
Он без головы!-
Я не знаю сам, кого молю:
– Придержите голову мою?!
 
Высоко поднял июльский день
Меч пудовый
Вражеской молвы:
Кто огонь,
Кто облако,
Кто пень
Мне совали
Вместо головы…
Только я
Сквозь посвист ветряной
Слышал голос дальний
И родной:
– Упадешь! –
И будут все правы,
Если ты умрешь без головы…
 
Я бежать за головой устал.
И восход
 Под всполохи берез,
Лебедем над омутом привстав,
Мне её
Высоко преподнес.
От беды прозрев,-
Да знать врагу-
Голову для битвы берегу!!
1970
 
Неповторимость
 
Я молодость, как буйного коня,
Все гнал,
Все гнал по кручам
И долинам.
И не вгляделся на пути недлинном
В ночную мглу,
В простор зеленый дня.
Мы в молодости временем щедры.
Бросал я дни налево и направо.
Безумно жег высокие костры,
Беспечно падал в луговые травы.
Судить себя за это не берусь.
Всему свой час,
Всему земные сроки…
И счастлив я,
Что под звездой высокой
Она всегда неповторима – Русь!
И день ко дню склоняет время плотно,
И удаляет молодость мою.
Где раньше я промчался мимолетно,
Теперь в большом раздумии стою.
Из мглы ночной продвинулись ко мне
Высокой тайной вековые сосны
В игольчатой сквозной тишине
Ушедшие кольнули в сердце вёсны.
И увели в простор зеленый дня,
Где даль встает дымами и стогами…
Земля качнулась тихо под ногами
И понесла – усталая – меня.
К раздумиям о буйствах тишины,
О тишине кипенья грозового…
А для чего мы в мире рождены
И для чего родятся люди снова?
Им снова жить бездумно до поры
И дни бросать налево и направо…
И разжигать высокие костры,
Беспечно падать в луговые травы…
И к ним придут раздумья – жизни груз,
Всему свой час,
Всему земные сроки…
И скажут вновь,
Что под звездой высокой –
Она всегда неповторима – Русь!
 1974
 
Светунец
 
Ходят ветры вечерние кротко.
Гнутся травы от росных колец.
Новый месяц обрамился четко,
– Наполняйся огнем, светунец!
Восходя из росистой низины,
Из простора лугов и полей,
Зачерпни свет серебряно-синий
И обратно на землю пролей!
И замечутся тени в тревоге,
Ослепленные острым огнем,
И никто не собьется с дороги
В неподкупном свеченье твоем.
 
Отгуляет зима по Уралу
 
Отгуляет зима по Уралу,
Даль разбудят ручьи ото сна.
И опять
Как ни в чем не бывало
Заторопится в гости весна.
Заторопится дождиком,
Громом,
Майским лугом взойдет надо мной…
И под парусом белым
черемух
Поведет стороною родной.
Поведет по равнинам,
Озерам,
Тишиной приласкает в краю,
Где о наши
Скуластые горы
Точит молния
Саблю свою.
Там рога запрокинули лоси,
Шаг далеко заслыша чужой…
По озерам
Прошедшая осень
Карасиной рябит чешуей…
Там,
Тревожа окрестные села,
Зазывает огнями завод.
И в чащобах,
Как мудрый геолог,
Ищет клады уральские крот.
Тянут ветры сквозные из леса
Запах липы в озерную синь.
Здравствуй, край
Красоты и железа –
Молчаливая гордость Руси!
 1968
 
Деревушка
 
До войны в деревушке безвестной,
У степной безымянной реки,
На гулянках протяжные песни
Распевали мои земляки.
Выезжали, веселые, в поле.
И до осени с самой весны
И пахали они, и пололи,
Полевыми ветрами пьяны.
Возвращались в деревню под вечер
На телегах рабочего дня.
И бежала к ним стайкой навстречу
Босиком от реки ребятня.
Сколько жизни в мальчишеском беге!
От загара черны, как гольцы,
Окружали ребята телеги,
Отдавали им вожжи отцы.
Но однажды с неслыханной силой
Степь качнула взрывная волна.
На устах деревушки застыло
Распроклятое слово – война.
И в степном трудовом захолустье,
Над привольем земли и удач,
Не вмещался в широкие устья
Над рекою растерянный плач…
Пахли дали слезами и рожью.
На телеги садились мальцы.
Ведь не зря им упругие вожжи
Доверяли когда-то отцы…
Много лет с той поры миновало.
Каждый дом в деревушке притих.
И вернулся с войны запевала,
Но не слышу я песен былых…
 
Древняя степь
 
Лежит земля, обжитая веками.
И на закат, темнеющий вдали,
Идут в степи седыми стариками
Нагруженные синью ковыли.
Так шли они и двести лет, и триста…
И добрели до нынешнего дня.
В который раз волною серебристой
Они ложатся под ноги коня!
И степь хранит их твердо – целеною,
Хоть жмется к ней весною борозда…
Из века в век –в луга и к водопою
Ведет она – звенящая –стада!
Мне изначальный путь ее неведом,
Но знаю я одно наверняка -
Вот в эту степь пришел мой русый предок,
С косой в руке, с правами бедняка.
Он снял армяк и бросил, словно горе,
И выпустил на пастбище коров.
Еще тепла земля на косогоре
От ног босых и от ночных костров…
Пронизанный и солнцем и ветрами,
Он шел по росам к речке выбрать сеть.
И голосом зари и разнотравья
В крови свободу пробуждала степь!
Дождем умыт и пятерней причёсан,
Гася утрами на судьбину злость,
Так отбивал он говорливо косу,
Что барину ночами не спалось…
…Вновь ковыли меня уводят в древность,
Гулки шаги по вечной целине…
Целует степь вечерняя деревня
Коровьими губами в тишине…
1970
 
Заводская дорога   
 
Осветился зарею завод,
Корпуса возвышаются строго.
Пролегла к проходной на восход
Вдоль берез заводская дорога.
 
Заводская дорога... На ней
Породнился с монтажной судьбою.
Сколько дум я пронес над тобою
По вершинам размашистых дней.
 
Заводская дорога, Ты мне
Открывала желанные двери.
Никакой тебя меркой не смерить,
Не поставить ни с чем наравне!
 
Ты меня уводила на высь,
Ты меня опускала на землю.
Как наследство, тебя я приемлю
И ценю, как нелегкую жизнь.
 
Не кончаешься ты у цехов,
Под огнем своих плавок искристых.
Ты –начало судьбы и стихов,
Всех дорог моих дальних и близких.
 
Мне судьба подарила пока
Тридцать семь сентябрей серебристых...
Я по-прежнему в жизни неистов,
Голова от работы крепка!
 
 
Если что-то случится со мной,
Вдруг в пути заплутаю немного,
Оглянусь –у меня за спиной
Свет несет –заводская дорога!
1974
 
Родимый дом
 
Н. Тряпкину
 
К дверям забитым я зимой приеду,
Замочный ключ до боли сжав в горсти.
И улыбнусь хорошему соседу,
И попрошу мне клещи принести.
Я в дом родной вернусь не блудным гостем!
И, как любовь,
Я ключ к нему сберег.
И под рукой
Застонут длинно гвозди
И упадут, как слезы, на порог...
И тишина мне бросится на плечи,
А голуби забьются под стреху.
Трубу открою в стылой русской печке
И, словно память, пламя разожгу!
Где Бог сидел – снежок набила вьюга.
И, осмотрев на карточках родство, –
Я вместо Бога
Сяду в правый угол,
Огонь в печи приняв за божество!
Дыши высоким пламенем, солома!
Пускай деревня видит наяву,
Как мой поклон –
Дымок над отчим домом –
Всему, чем я страдаю и живу!
 
Дом
 
Столпились бабы шумно у калитки.
И потому сошлись они сюда,
Что, увязав нехитрые пожитки,
Мать уезжает в город
Навсегда.
Сыны её живут в краю далёком,
В больших домах,
Где сытно и светло.
Ей, десять лет прожившей одиноко,
На старость дом покинуть тяжело,
Где никогда не видела замены,
Везде сама:
И в поле,
И в дому.
Всё это знают каменные стены,
Да только не расскажут никому…
Она стоит среди узлов понуро,
Ей горьких слёз, я знаю, не сдержать.
Ведь даже людям проданные куры
И те пришли в дорогу провожать…
Вот ночь придёт, и дом, наполняясь мраком,
Стоять гробницей будет на горе.
Из-под ворот не выскочит собака,
И петухи не крикнут на заре.
И в зимний праздник дорогие гости
Здесь не придержат лошадей лихих.
А мужики вгоняют в двери гвозди, –
Как будто в сердце забивают их.
Но я прошу товарищей,
Знакомых,
Хотя тропинка зарастёт сюда,
Не забивайте окна в нашем доме,
Пускай он зрячим будет, как всегда!..
1965

 

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев