Игорь ШУМЕЙКО. «Полдень». Совершеннолетие
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Игорь ШУМЕЙКО. «Полдень». Совершеннолетие

2020 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2019 года
Архив 2018 года
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Игорь ШУМЕЙКО

«Полдень». Совершеннолетие

Почти весь XXI век сопровождает читателей, ценителей и творцов русской литературы большой подмосковный альманах «Полдень».

Открываем 18-й его выпуск, и первая же, после приветствия Главы городского округа Мытищи В.С. Азарова, повесть Олега Солдатова «Парус манит ветер» – крупная удача. Жанр обзорного очерка требует экономно расходовать эпитеты, высокие оценки – впереди еще 320 страниц, но, «что да – то да», повесть превосходна по замыслу, исполнению. Только «поставь парус», начни читать – и летящий слог автора понесет от берегов Елю-Эне – на Клязьминское водохранилище, Черное море и по всему «Мировому океану».

А Елю-Эне – это Лена… «самая большая из российских рек, чей бассейн целиком лежит в пределах страны». На ней начинается плаванье-сюжет, и кажется: перед вами эпичный, размеренный рассказ, один из нашей Сибириады, что тянется от «Угрюм-реки» – через великую «Матеру» Распутина и до сегодняшних повестей Михаила Тарковского:

– Отец ведет Тимку вглубь острова. Осторожно ступает, приминая высокую траву. Посреди поляны огромное старое дерево. Кора исцарапана отметинами косолапого, а макушки и не различить – так высоко. Вокруг ствола подлесок и трава вытоптаны, сучья собраны. Нижние ветви украшены цветными лентами и фигурками из дерева и соломы. – Что это? – спрашивает Тимка. – Это Кудук – священное дерево, дух тайги, покровитель охоты, – отвечает отец. – Все звери и птицы приходят сюда по неведомому зову. И люди знают о нем издревле, приносят дары, просят духа о помощи.

Но… мгновенным порывом ветра юный якут Тимка подхвачен, перенесен за тысячи километров. Отец его

… первым из северного народа получил высшее образование, стал учителем, вернулся в родные края с молодой женой – дочерью знаменитого на всю страну ученого – и написал учебник на якутском языке. За это ли, или за что другое… за правду ли, которую не боялся он говорить любому в глаза, за прямоту ли характера, за те знания, которые нес он простым людям, или из черной зависти – обвинили его в измене.

Тут все детали так ярки, достоверны, что неудержимо начинаешь перебирать, разгадывать «прототипов»: 1930-е, репрессии, «основоположник якутской литературы» Платон Ойу́нский, отец Александра Вампилова... И «смешанные браки», верные русские жены первых учителей, писателей, страдальцев…

Наутро соседские мальчишки уже дразнили Тимку «врагом народа» и бросались в него мелкими камушками… А мамка, в страхе за детей, правдами-неправдами исправила в паспорте одну букву фамилии, наскоро собрала вещи, схватила Тимку и маленькую его сестренку в охапку и на пристань. Речным пароходом вверх по течению Лены, к железной дороге, в Москву – там дедова вотчина, многолюдье, там спасение.

Но заглавный в повести: «ветер» – подхватив, несет Тимку через страницы повести, войны, моря, даже океаны… делает знаменитым спортсменом, и…продолжает помогать уже в международных парусных гонках.

А за легким парусом – дивной судьбой удачливого яхтсмена Тимура – судьба страны, поколений, даже, немножко и автора сего очерка. Уж так посчастливилось мне побывать на тех берегах, купаться в летней Елю-Эне, рыбачить в зимней – вместе с русским классиком, народным писателем Якутии Николаем Лугиновым (N.B. Непременно передать ему «Полдень» №18!). И прилагаю свое почтительное свидетельство автору: всё у вас. Олег Михайлович, точно, узнаваемо, ярко. Но таких свидетельств автор, наверняка, собрал уже немало: и от побывавших в Якутии, и… в том и фокус настоящей литературы! – те кому пока не довелось – могут довериться таланту, языку автора, пройти, как мы проходим по «Угрюм-реке», «Матёре»…

Идя от интересных текстов к удачам уже «конструкторов» альманаха, отметим перекличку, взаимное «подзеркаливание» очерка «Юность поэта» (к 205-летию со дня рождения Михаила Лермонтова) Николая Васильевича Лукьяновича и повести «Львы и шакалы» Нага Стернина. Они по всем классическим законам Буало объединены «единством времени, места, действия». Место: понятно, Россия, время: 1830-е годы, действие… та великая эпоха, борьба, величие которой официально утверждено английским термином Great Game («Большая/Великая игра», противостояние России и Британии на Востоке).

Очерк Лукьяновича из короткой, но богатой биографии Лермонтова выбирает армию, войну: «Общепринятой точкой зрения считается, что военную службу Лермонтов выбрал по необходимости, потому что не смог продолжить учебу в Санкт-Петербургском университете. Но так ли это? Авторитет офицера, его социальный статус в русском обществе традиционно стояли очень высоко, Лермонтов с его тяготением к исключительности никогда не оставался равнодушным к военной службе».

Повесть Стернина (по стилю, энергичной игре небанальных фактов напоминает «Смерть Вазир Мухтара» Юрия Тынянова) – тоже о Great Game, Русско-турецкой войне 1828-29гг, подвиге брига «Меркурий» и сдаче туркам фрегата «Рафаил».

В списке «Действующих лиц» кроме разумеющихся Нессельроде, Николая и Константина Павловичей, есть и менее привычная фигура: их младший брат великий князь Михаил Павлович. На двоих (словно сговорились!) Стернин и Лукьянович рисуют сложность его фигуры. Пьянки с офицерами, но и великодушие: настоял на замене смертной казни каторгой В.К.Кюхельбекеру, обвиненному в стрелянии в Михаила Павловича.

За сей сложностью характеров – противоречивость эпохи. Сегодня «упростители истории», рисуя величественную «колонну» Николая I, балансируют на грани лжи, чреватой для юношества вереницей убийственных «википедийных» разоблачений. А «Система двух зеркал Лукьяновича-Стернина» дает более глубокий портрет императора: сила воли, неутомимость, патриотизм – но и самовлюбленность (отмеченная еще Львом Толстым), тупая ограниченность, и «Собаке– собачья смерть» (о Лермонтове).

Great Game проиграна, страна катится к Крымской войне… Но мы, читая далее Альманах, обретаем надежную точку опоры дойдя до события, не допускающего для нормальных россиян двойных толкований. 75летие Победы, «Полдень» шел к этой дате «не налегке»! – в разных жанрах заставив нас задуматься, перечувствовать Победу. Повесть Натальи Моловцевой «Я здесь и живой»: надрыв, страдание, хочется с отвращением отринуть, проклясть времена, когда старого, больного ветерана Войны избивает, грабит молодой кретин, а «следак» начинает аккуратно «шить» превышение необходимой обороны. Да и вся жизнь Антона и Антонины (вспомнишь и классику 19века: «Антон-горемыка»), ветерана и его жены: хоровод страданий, но за ними – их любовь, забота и… их Победа.

Подборку стихов Вячеслав Богданова «И плакала и пела вся страна» кратко, точно представил зам. главного редактора альманаха Виктор Сошин: «Его детство затмила война, она оставила его без отца, не дала возможность вовремя закончить школу на своей малой родине, заставила уехать в шестнадцать лет от родного порога под «железное пламя Урала».Детская тоска по отцу, с надеждой его возвращения с фронта, оставила зарубку, как в сердце, так и в творчестве».

«Штурмовые стихи» Владимира Ильицкого – другая сторона бездонной темы Войны:

Был командир убит, но жив башнёр,/контуженный и с ППШ в обнимку./Из окон кто-то бил по нам в упор./А вот граната, чтоб заткнуть пластинку!

Главный редактор альманаха, знаменитый советский, российский поэт Валентин Васильевич Сорокин – из поколения принявшего эстафету деятельной творческой Памяти о Войне – непосредственно у великой когорты писателей-героев Великой Отечественной. Чувствуя правду и талант в стихах младшего, не воевавшего собрата, они помогали ему: тут Валентин Васильевич благодарно вспоминает Юрия Васильевича Бондарева.

Драматическая поэма «Бессмертный маршал», как пишет Лидия Сычёва: «…была закончена в 1981г, и почти сразу попала под каток партийной цензуры. В ЦК КПСС из неё вычеркнули более тысячи строк… Сегодня, когда памятники воинам освободителям теснят на пространстве бывших социалистических государств и советских республик, эта поэма приобрела особенную актуальность. Можно только удивляться прозорливости автора, точности его исторических оценок и художественной силе выражения «Бессмертного маршала».

Мне повезло в одной из книжек хоть кратко обрисовать творческий, человеческий облик поэта с «кованной строкой» (Борис Ручьев), и в публикуемом отрывке вдруг увидеть этот же эпитет:

С т а л и н (лукаво) Россия, в общем, ровная,
легко Шагать по ней, и ехать, и катиться?..
Ж у к о в Коль человек – ступай, как говорится,
А враг – преграды, ямы и обвалы,
И умереть не страшно нам, и жить,
Такие в душах кованые скалы
Поднимутся – ничем не сокрушить!
С т а л и н (разделяя слова) Мы – русские, и наш удел такой:
У нас покой – и на земле покой!...

Да. Это точно – Россия, точно – Урал, сталь заводов, сталь характеров маршала Жукова, героя Поэмы и автора, начинавшего в трудовой путь сталеваром в Челябинске.

Страницы Альманаха – место многих радостных встреч, открытий. Советский, российский классик Владимир Крупин представляет скульптора Елену Безбородову: «Глядишь на её работы, и слова молитвы начинают звучать в тебе, рука сама поднимается для осенения себя Крестным знамением» – что

Известный краевед Сергей Егоров проводит экскурсию по усадьбам Мытищенского района. Завершает Альманах традиционная фотолетопись.

18-й выпуск – Совершеннолетие, по российским законам «можно голосовать, жениться, выходить замуж». А по российским «литературным реалиям»… можно оглянуться на десятки, сотни периодических изданий, не доживающих и до четверти дистанции, благополучно пройденной изданием литературного объединения имени Дмитрия Кедрина (само объединение еще старше). Но мы, слава Богу, обретаемся в лоне нашей литературы, и всем, как «Полдень», устоявшим, эти «реалии» говорят не о «конкурентных победах», а лишь о росте ответственности перед ней.

 

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев