Ольга БЕЛОВА
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Ольга БЕЛОВА

2010 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
Суждения

Прочее:
Купить крутую мужскую футболку vdone.com/ru/59-futbolki.

Ольга БЕЛОВА *

Славянский образ "инородца" в приметах и легендах

В народной культуре, в том числе и славянской, отношение к чужим во многом определяется понятием этноцентризма, когда "свои" традиции, "своя" религия, "свои" обычаи и "свой" язык мыслятся единственно "правильными" и "праведными". Все "чужое" настороженно отрицается как неприемлемое и греховное, а всякий представитель иной этнической группы воспринимается как существо опасное и почти "потустороннее". С другой стороны, "чужие" (именно в силу своей связанности с "иным" миром) наделяются в народных верованиях сверхъестественными свойствами, которые могут быть не только вредоносными, но и полезными. Безусловно, в таком двойственном отношении к "чужим" преобладают не объективные сведения об этнических соседях, а стереотипы, сформированные вековой традицией. Мифологизированный образ "чужого" представляет собой фрагмент живой фольклорной традиции.

Мифологизация этнических соседей. В славянских легендах, песнях и поверьях встречается целый ряд мифологических персонажей, носящих имена реальных этносов. Эти фольклорные образы, с точки зрения "просвещенного" носителя современной культуры, не имеют ничего общего с "этническим портретом" того, чье имя они носят. Им приписываются черты, характерные для демонических существ (одноногость, одноглазость, черный/красный цвет кожи, людоедство). На Русском Севере и северо-востоке России вплоть до Урала бытуют рассказы о чуди одноногой, чернокожей, краснокожей - мифических аборигенах края, людоедах, живших здесь до прихода русских поселенцев. В сербских мифологических рассказах и эпических песнях упоминаются црни Арапи - трехглавые демоны, обитающие под землей. В болгарских легендах фигурируют великаны-людоеды (иногда одноглазые) - латини, елини, джидове, джидовци. В Хорватии бытуют предания о людоедах с песьими головами, которые именуются pasoglavi Turci, Tartari pasoglavni. Как явствует из значений этих "этнонимов", перед нами конечно же не реальные этнические соседи и даже не иноземные воинственные противники; это мифологические существа, персонажи народной демонологии. Следует задаться вопросом: что стоит за столь причудливыми представлениями о соседях, случайны ли те признаки, которые приписывает "чужим" народная традиция?

Признаки "чужого". При кажущемся многообразии народных представлений об инородцах и иноверцах фольклорный образ любого этнически или конфессионально чуждого может быть описан по единой схеме. При этом можно выделить ряд ключевых позиций, по которым чужой среди своих "опознается" безошибочно.

Прежде всего, у "чужого" нет души (в лучшем случае есть только пар, пара - как у животных), поэтому он изначально является не в полной мере человеком и, следовательно, имеет "звероподобные" или свойственные демоническим существам черты. Но даже если существование души у иноплеменников признается, они не могут вместе с христианами попасть в ад, рай или чистилище. Так, в Польше и Белоруссии считали, что для душ евреев и некрещеных детей существует особое место otchlan или atchlan - пещера или бездонная темная пропасть. Для сравнения обратимся к русскому поверью из Владимирской губернии: "душа во всяком человеке, какой бы он ни был народности, одинакова, но при этом христианская душа светлая, все остальные - темные". Согласно верованиям белорусов, украинцев и поляков, их соседи - мазуры, русины, "ляхи" - подобно животным рождаются слепыми и прозревают на третий или девятый день. Потому и дразнят их "слепой мазур" или "лях-девятьденник".

"Бездушным" чужакам (да и чужим народам в целом) приписывается "нечеловеческое" происхождение, в чем просматривается реликт архаических представлений о чуждых народах как злых духах и демонических существах. Болгарские народные легенды говорят о том, что турки произошли от связи женщины с собакой или от связи овчара со змеей. Согласно украинским и белорусским легендам, поляки произошли от побитой Богом, ангелом или св. Петром собаки, которая съела первого поляка ("ляха"), изготовленного Богом из теста. В наказание Бог "вытряс из собаки много ляхов".

"Чужого" выдает внешность. Как отличительные признаки расцениваются веснушки, цвет волос (особенно рыжий и черный). По легенде, записанной в Закарпатье, после распятия Христа евреи сварили петуха и сели ужинать. Когда разнеслась весть о Воскресении, они не поверили и сказали, что скорее запоет вареный петух, чем Христос воскреснет. Тут же произошло чудо, и оживший петух, взмахнув крыльями, обрызгал евреев подливой. С тех пор на лицах у многих из них видны памятные отметины - веснушки. В галицийской легенде цвет волос цыган объясняется их родством с чертом: цыгане произошли от черта и хромой девушки из числа фараоновых людей, преследовавших Моисея и евреев во время исхода из Египта.

О нечеловеческой природе "чужих" могут свидетельствовать и незаметные на первый взгляд физические особенности. Так, в Подлясье считали, что евреи имеют маленькие хвостики (это представление вполне соотносится с общеславянскими верованиями о том, что наличие хвоста у человека выдает его склонность к ведьмачеству); иногда им приписывалось наличие рогов (именно поэтому евреи носят высокие шапки - это, пожалуй, наиболее распространенное в Европе поверье).

Языковые особенности. Чужой язык, чужая речь также становятся объектом внимания этнических соседей. Поляки рассказывают, что речь цыган трудно понимать с тех пор, как цыганка поранила себе язык, спрятав в рот гвоздь, который воины Пилата хотели вбить распятому Христу в сердце. Происхождение чужого языка может быть связано с нечистой силой: по белорусской легенде, в начале света черт в драке выбил первому мазуру зубы, и с тех пор у них "шепелявый" говор. Традиционное представление о том, что только "свой", родной язык является полноценным "человеческим" языком (в отличие в чужих языков, которые являются "варварскими"), выражено в болгарской легенде о болгарах и влахах (представителях румынского субэтноса, проживающих в Болгарии). Давным-давно болгарский царь изгнал за Дунай худших представителей своего народа - разбойников и грабителей. Изгнанники за долгое время обросли шерстью (отсюда, согласно народной этимологии, "волохи", "влахи", т. е. косматые, волосатые) и разучились говорить по-болгарски. Через несколько столетий другой болгарский царь решил их простить, дал им имена, устроил крещение, вернул им человеческий облик. Однако "влахи" до сих пор не научились правильно изъясняться по-болгарски и пользуются своим "диким" наречием.

Существует устойчивое представление о специфическом запахе, якобы присущем иноверцам и инородцам. Поверья о "запахе чужого" распространены у всех европейских народов и подкрепляются древними представлениями о том, что все представители потустороннего мира (демоны, черти и прочая нечисть) обладают своим, отличным от "человеческого" запахом. Болгары считают, что иноверцы (евреи и турки) распространяют смрад, который исчезает или сменяется благоуханием после крещения. "Чужого" выдает исходящий от него резкий запах - крестьяне в Малопольше (Краковское воеводство) и брестском Полесье считали, например, что евреи пахнут чесноком и луком, а также особый запах имеет их ритуальная одежда.

Выключенность из привычного уклада жизни, характерного для носителя "своей" культуры, также маркирует "чужого", привлекая к нему внимание. Объектом внимания фольклора становятся обычаи, не имеющие аналогов в "своей" традиции. Так, в болгарской легенде говорится, что обрезание появилось у мусульман после того, как один турок хотел оскопить себя, невольно совершив кровосмешение со своей дочерью, но рука у него дрогнула и он отсек себе лишь крайнюю плоть.

Гонимость евреев и цыган объясняют тем, что еврей (в белорусской легенде) или цыган (в русинской), подражая Христу, пытался оживлять людей, но потерпел неудачу, за что все их потомки были обречены на скитания. Легенда из Галиции объясняет, что цыгане не имеют пристанища за то, что цыган-кузнец сделал лишний гвоздь для распятия. Евреи обречены на скитания, так как прокляты Богом за распятие Христа - этот сюжет бытует у всех славян. Несмотря на общность сюжетов, в которых фигурируют евреи и цыгане, народные легенды все же подчеркивают разницу между этими двумя "неприкаянными" этносами. Фольклорный материал из всех славянских регионов подтверждает принципиальную разницу в восприятии славянами евреев по сравнению с другими этническими соседями (турками, татарами, цыганами). Эти, бесспорно, "чужие", но в ряде случаев они воспринимаются больше как "другие", "иные". Именно об этом говорят, например, болгарские легенды о генетическом родстве болгар и турок, согласно которым турки - это "бывшие болгары", вероотступники и разбойники. В ровенском Полесье бытует легенда о "Божьем благословении" цыган на воровство и обман: когда евреи распинали Христа, то приказали цыгану забить гвоздь ему в лоб. Цыган придавил муху, севшую на лоб Христу, так что она стала похожа на шляпку гвоздя. За это Божья Матерь пообещала цыгану, что отныне он ничего не будет бояться. Поэтому сейчас цыгане "не боятся сорому" - ничего не стыдятся и ничего не боятся. Евреи же - "чужие" всегда, даже когда речь идет о положительной семантике фольклорного образа иноверца как подателя блага, здоровья, плодородия. Большую роль играет здесь конфессиональный момент: крещеные цыгане-христиане воспринимаются как часть "своего" общества. Это сказывается и на отношении ко всему цыганскому социуму, даже когда его конфессиональная ориентация (с точки зрения "местной" традиции) не поддается идентификации. Приведем свидетельство из Западной Белоруссии, записанное в конце XIX века этнографом М. Федеровским, о том, что "цыгане бродят по свету <…> вера их неведомо какая: детей крестят там, где ближе - в костеле или в церкви - священников у них нет, свадьбы играют сами".

Иноплеменникам приписываются сверхъестественные свойства (способности к оборотничеству, магии и колдовству, чаще вредоносному), которыми они обладают в силу своего "родства" с нечистой силой. Появление "чужих" этносов непосредственно связано с деятельностью черта. Украинцы считали потомками девушки и черта гуцулов. По поверью из Галиции, поскольку цыгане произошли от черта и девушки-египтянки, их крестят только по пояс, ведь они только наполовину люди: "сверху христианин, а снизу черт". Прозвище украинцев чортовы головы объясняется тем, что св. Петр, разнимая дерущихся черта и "хохла", оторвал им головы, а приставляя, перепутал.

В силу родства с иноземцами, черт (а иногда леший и водяной) охотно принимает облик "чужого": немца, француза, литовца, еврея и др.

Инородцев и нечистую силу объединяет и пристрастие ко всякого рода вредоносной деятельности. Так, украинцы верили, что когда евреи моют руки и стряхивают воду, из брызг появляются черти. Аналогичное поверье существует о черте: "Черт выдумал себе такой способ: умывал руки и тряс ими позад себя: от этого народилось множество чертей". "Чужие" выступают как изобретатели и создатели всякого рода "неправильных" предметов и обычаев, разрушающих традиционные устои или вредящих людям. Крестьяне во Владимирской губернии считали грехом печь хлеб в глиняной или жестяной посуде - "это немец выдумал жестянки-то, а уж что немец выдумает, то воистину грех"; носить бумажное белье - "его принес француз, носить же следует льняное". В Харьковской губернии говорили, что "карты выдуманы жидами", и именно из-за карточного долга Иуда предал Христа. В Витебской губернии полагали, что волчьи ягоды усиливают свои ядовитые свойства при прикосновении к ним евреев и татар.

От нечистой силы зависит благополучие иноверцев: "У татар главный черт, он им все делает", - говорили в Западной Белоруссии. На Волыни считали, что богатство евреев также зависит от милости черта: в праздник Пейсах евреи ставят для него угощение; ночью приходит "тот, что с рожками" и оставляет им деньги.

Инородцы часто считаются колдунами и "двоедушниками" (людьми, у которых, согласно народным верованиям, помимо человеческой души есть еще и "демоническая", способная покидать тело и творить колдовство). Белорусы считали колдунами цыган, евреев и полешуков; украинцы - "литвинов" (белорусов), "москалей" (русских), евреев; поляки Подлясья - жителей Полесья из-за Буга. На Украине (Подолия) бытовали рассказы о евреях-планетниках - колдунах, проявляющих свои вредоносные способности, когда на них "находит планета". Под Витебском особенно опасным и даже "преступным" считалось обращение к гадальщику-"нехристю", под которым подразумевались евреи, цыгане и татары.

В Польше верили, что колтун появляется в результате порчи, наведенной чертями, колдунами, бродягами, евреями, летучими мышами. Крестьяне во Владимирской губернии считали, что холеру в России распространяют англичане, чтобы "переморить быстро размножающийся русский народ". Согласно верованиям поляков, ходячие покойники упыри активизируются в дни еврейских праздников; в Полесье считали, что в дни еврейских праздников размножаются водяные.

"Чужие" могли вызывать погодное ненастье. По приметам, записанным в Западной Белоруссии, если цыгане въезжают в деревню против ветра, нужно ожидать дождя с градом, если по ветру - продолжительного бездождия; если евреи собираются в большие толпы и прохаживаются по улицам местечка - будет метель; если толпа евреев поднимает на улице гвалт, обязательно пойдет дождь. Представлением о том, что иноверцы связаны с природными стихиями, обусловлено использование предметов, принадлежащих "чужим" в магических обрядах вызывания дождя. В Полесье при засухе повсеместно распространено бросание в колодец горшка, украденного у соседей евреев. "Вот как нет дождя, то украдем где-нибудь у евреев гладышку да в колодец -бух! и тоже, говорят, дождь пойдет", - говорили на Гомельщине. А вот свидетельство из украинского села Копачи (Чернобыльское Полесье): "Горшки кидают у колодезя, шоб пошол дошч. У жидов крали". В селе Барбаров Мозырского района Гомельской области во время засухи обливали водой еврея.

Без "чужих" - никуда. Однако наряду с представлениями об опасных магических способностях "чужих", существовал в народной культуре и целый комплекс верований о "благодатности", положительности магического воздействия инородцев или иноверцев на различные сферы хозяйственной и личной жизни.

В Полесье бытовали представления о евреях-знахарях, способных пересилить вредоносные действия ведьмы. В селе Радчицк Столинского района Брестской области была записана быличка о том, как "знающий" еврей разоблачил ведьму, похищавшую молоко у соседских коров. В селе Барбаров бытовал рассказ о некоем цыгане, который разоблачил колдунью, делавшую в поле "завитки" (оставлявшую пучки наговоренных скрученных колосьев, от прикосновения к которым люди болели и умирали). В селе Боровое Рокитновского района Ровенской области рассказывали о еврее, который пожар "молитвою змолил" и потушил огонь. В селе Копачи вспоминали о пришлом цыгане, который во время сильного пожара "прошел под огнем" с иконой "Неопалимая купина" и остановил пламя. При этом рассказчики были уверены, что цыган "знал" какие-то "слова" против огня и во время обхода произносил их про себя (как часто произносят магический заговор) - "сам собэ думал".

В Витебской губернии, если хотели отомстить за злодейство, то жертвовали деньги на еврейскую школу или синагогу: евреи скорее Бога умолят и страшнее проклянут обидчика. Точно так же старались избавиться от тяжелой болезни - считалось, что после пожертвования евреи упросят Всевышнего о выздоровлении христианина.

"Чужие" как податели блага выступают в славянских календарных обрядах. У южных и западных славян, у карпатских украинцев счастливой приметой считался приход в дом инородца-полазника (человека, который первым приходит в дом на Рождество, на Новый год, на Пасху). В роли "добрых" полазников часто выступали цыгане и евреи. Закарпатские украинцы говорили, что еврей, пришедший в дом на Рождество и на Пасху, принесет счастье; если же первым гостем окажется чужой руський (самоназвание закарпатских украинцев. - О. Б.) - дела в хозяйстве пойдут плохо.

Хорошей приметой (к удаче) считалась встреча с цыганом (западная Сербия), евреем (Польша, Западная Украина); поляки говорили, что когда еврей перейдет дорогу - это хорошо, повезет в купле-продаже; согласно русской примете, цыган перейдет дорогу - к добру, татарин - к обновке. В белорусских, украинских и польских народных снотолкованиях приснившийся еврей - означает Христа, святого или ангела; если снится еврейка - это означает Богородицу.

Двойственность в отношении к "чужим" ярко проявляется в фольклорных обрядовых играх, где действуют маски инородцев или иноверцев. Ряжение в "чужих" (цыган, евреев, татар, венгров, турок, "арапов" китайцев) на Святки, на Масленицу, на Страстной и Пасхальной неделе, на свадьбе связано с символикой плодородия и представлениями о потустороннем мире. Ряженые инородцами ("еврей", "турок") сопровождали маски козы, "верблюда", заигрывали с девушками, имитировали половой акт - их действия должны были спровоцировать наступление плодородного года. "Потусторонняя" символика масок инородцев и иноверцев подчеркивалась цветовой гаммой. Так, в Полесье святочные "цыган и цыганка" надевали черные маски, "еврей" - белую (черный и белый цвета традиционно соотносятся в народных верованиях с "тем светом"). Образ ряженого "еврея" дополнялся также "кривизной" маски (село Верхние Жары Брагинского района Гомельской области) и горбатостью фигуры (село Радчицк) - как известно, кривым и горбатым часто представляют черта. В Словакии настоящий цыган участвовал в сжигании обрядового чучела "Марены" (символ зимы и смерти) на Масленицу. Участвовать в обряде цыгана приглашали специально: прочие участники боялись мести демонической Марены. Девочки-цыганки, наряженные в "костюм" только из зеленых веток, исполняли роль мифической "додолы", "додоларки" в болгарском обряде вызывания дождя.

Фольклорный материал дает достаточно колоритную картину славянских представлений о бытовом укладе и обрядности их этнических соседей. На всех уровнях мифологизация образа "чужого" сочетается с "бытовым" знанием о соседях, основанном на повседневном общении. Но при этом "мифологический аспект" остается безусловно преобладающим.

Примечания:

*Автор -  кандидат филологических наук

 

Работа выполнена при финансовой поддержке Research Support Scheme of the Open Society Foundation, grant № 196/1999.

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев