Любодраг ДИМИЧ
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Любодраг ДИМИЧ

2010 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Любодраг ДИМИЧ

Рассвет и закат одной государственной идеи

Югославянское объединение не было исторической случайностью. Политическому стремлению к созданию югославского государства мешало многое: структура архаичного в своей основе общества, географические условия, экономика, культура, история. В основе объединительной идеи лежала этническая общность южных славян и языковая близость сербов и хорватов.

Королевство СХС было образовано с согласия законных представителей двух сторон - международно признанного Королевства Сербия, объединенного решениями Великой народной скупщины Воеводины (25.11.1918) и Великой народной скупщины Черногории (26.11.1918) с Воеводиной и Черногорией, и не признанным мировым сообществом "государством" словенцев, хорватов и сербов, появившимся в результате распада Австро-Венгерской монархии. Объединение предусматривало формирование временных совместных органов власти (временный центральный парламент и центральное правительство), а также и временное существование автономных территориальных правительств (Любляна, Загреб, Сараево). В рамках границ нового государства оказались административные территории Королевства Сербии, Королевства Черногории, а также Далмации и Словении, которые были австрийскими коронными землями, Хорватии, Славонии, Воеводины и Срема, которые веками находились под управлением венгерской короны, Босния и Герцеговина, которая после аннексии получила статус австро-венгерского государственного владения.

Сербия была самым важным, но не единственным фактором объединения. Она вступила в войну с целью самообороны, но вскоре стало ясно, что стремление сохранить целостность сербского государства неотделимо от стремления защитить сербский этнический ареал и территории, населенные югославянами. Югославянское соединение воспринималось как условие выживания. Виднейший сербский политик Никола Пашич уже в первые дни войны сформулировал перспективу югославянского государства. В течение первых лет войны сербское правительство выработало и провозгласило военную программу, которая уравнивала "святую борьбу за освобождение очагов" и борьбу за "освобождение и объединение неосвобожденных братьев сербов, хорватов и словенцев". Сербия вложила в новое государство свою уже реально существующую государственность, для него она пожертвовала более чем четвертью своего населения (1 250 000 погибших и около 500 000 инвалидов), разработала и дипломатически подготовила югославянскую программу, силами своей армии защитила югославянские территории от расчленения. В конце войны Сербия оказалась в лагере победителей и тем самым позволила хорватам и словенцам путем формирования нового югославянского государства выйти из лагеря побежденных государств и избежать экономических и политических потерь.

Идеологической основой югославянского движения было понятие "единого народа с тремя именами", которое некоторые воспринимали как "пропагандистский лозунг". совершенно определенно направленный на развал Австро-Венгерской монархии. Сербские политики, особенно находящиеся у власти, долго не замечали, что идея "этнического унитаризма" просто иллюзия, которая была разбита реалиями национальной жизни в Королевстве СХС.

Королевство СХС было государством примирения. Совместная жизнь южных славян осложнялась стереотипами, которые годами фабриковала австро-венгерская пропаганда. Злодеяния, творимые в Сербии австро-венгерской армией, в значительной мере состоящей из хорватов, словенцев, да и самих сербов, миллионные жертвы, экономические потери (национальный доход Сербии уменьшился на 40%) напоминали о войне.

Объединение кардинально изменило судьбу всех трех народов. Их соединение в границах одного государства означало столкновение различного исторического самосознания, традиций, менталитета и социального опыта…

Объединенные в составе Югославии в 1918 году территории были разнородными в географическом, геополитическом, геостратегическом, историческом, экономическом, коммуникационном и культурном отношениях. Воедино слились разные географические ландшафты - горные массивы, речные долины, паннонская равнина, морское побережье. Именно здесь - место соединения Северной, Центральной и Западной Европы с Азией, Средиземноморье соприкасается тут с Ближним Востоком. Это перекресток главных магистралей, здесь встречаются цивилизации, имеющие многовековую историю, старина и современность спорят между собой в повседневной жизни. Все это определило и образ жизни в Королевстве.

Территория югославского государства составляла 248 666 кв. км, то есть почти половину Балканского полуострова, население же насчитывало около 12 миллионов человек. По тем временам это было крупная европейская держава. Королевство СХС было балканским государством, но одновременно и паннонским, среднеевропейским, дунайским, средиземноморским и альпийским. Горы, составляющие 17 процентов территории Югославии, были, как всюду на Балканах, обителью древних обычаев, традиций, мифов, суеверий, всего того мира, который не желает уступать современным нравам. Вместе с тем на протяжении всего ХХ века эти земли напоминали растревоженный улей. Причиной тому были войны, беспорядки, голодные годы и перенаселенность, вызывавшие миграцию населения. Географические преграды были слишком низкими, чтобы препятствовать вмешательству извне, и слишком высокими для осуществления широкой этнической интеграции и укрепления экономических связей.

С точки зрения истории и геополитики пространство, на котором было сформировано югославское государство, на протяжении веков было пограничной территорией великих империй. Эта земля столетиями находилась в составе чужих, не балканских государств. Деление югославского пространства на Восток и Запад произошло еще в 395 году с образованием Восточной и Западной римских империй. Оно резче обозначилось в 1054 году после "великой схизмы", определившей границы противостояния православия и римско-католического клира. Затем турецкое завоевание принесло распространение ислама. Целая эпоха прошла под знаком непрерывных войн, сражений, постоянной политической и военной напряженности.

"Восток" и "Запад" являлись основными составляющими югославского государства и географически, и геостратегически, и в цивилизационном плане. Любые посягательства на права национального самоопределения вызывали кризис государства, а также отдаление части жителей от государственной идеи.

Югославское пространство в первой половине ХХ века мы можем себе представить в виде меняющегося, разноликого "сельского океана", в котором произвольно разбросаны острова-города. Это пространство экономического хаоса, разгороженное экономическими барьерами. Они с трудом преодолеваются, делают иллюзорным политическое единство, укрепляют местный сепаратизм, узкие экономические и политические интересы, мешают интеграции и общему будущему югославских народов.

В 1918 году в Югославии соединились несколько экономически разнородных областей. Экономическую отсталость одних областей обусловливало многовековое существование в хозяйственной системе Оттоманской империи. Хозяйственная жизнь других сложилась в условиях крошечных и замкнутых национальных государств. Третьи, по югославским меркам, были вполне экономически развиты, но, по сути, были всего лишь заброшенной окраиной Австро-Венгрии. Резко различающиеся между собой, эти области по сравнению с Европой сильно отставали в хозяйственном отношении, и преодолеть эту отсталость было невозможно. Не существовало не только обще-югославской, но и национальной рыночной традиции. Замкнутое общество производило все необходимое для внутреннего потребления и не выходило на рынок. Вне границ югославского государства оказались крупные городские центры - Салоники, София, Тимишоара, Сегед, Грац, Триест, куда десятилетиями шли торговые пути, устремлялись люди, идеи и капиталы. Центробежные тенденции в экономике были куда сильнее тенденции к складыванию обще югославского рынка. Поэтому процесс экономического переустройства страны был мучительным и трудным.

Югославское пространство представляло собой пестрый ковер, сотканный из разных нитей - турецких, византийских, итальянских, патриархальных, средневековых. Это ясно ощущалось в архитектуре, фольклоре, менталитете, обычаях и нравах. Наряду с политическим делением это было еще и место пересечения и встречи трех великих цивилизаций, трех мировоззрений. Их различало все: верования, повседневная жизнь, кухня, историческая память.

В национальном отношении население югославского государства было так перемешано, что его невозможно было разделить. В этом конгломерате народов и этнических групп было 39% сербов, 23,9% хорватов, 8,5% словенцев и 6,3% населения мусульманского вероисповедания с ясно выраженным ощущением своей самобытности, но без определенной национальной самоидентификации (сербской, хорватской, югославской, или собственно мусульманской), 5,3% населения Македонии с пестрым национальным самоощущением - (македонским, сербским, болгарским), 4,3% немцев, 3,9% венгров, 4,0% албанцев, 1,6% румын, 1,2% турок, 1,6% славянских меньшинств и прочие.

Недостаток пространственной мобильности существенно влиял на жизнь страны. Данные переписи 1931 года говорят о том, что 76,4% жителей продолжали жить в той же самой общине, в которой они родились, 83,4% в том же срезе и 92,4% в той же самой бановине. Только 7,6% населения Королевства имели возможность путешествовать, познавать свою страну, знакомиться с представителями своего и других народов. Все это мешало экономической, культурной и национальной интеграции, изолировало село от влияния извне.

Югославское общество оказалось на перепутье между традиционным и современным миром. Пестроту его социального состава не удалось сгладить за десятилетия ХХ века. Продолжала существовать одновременно и гражданская, и племенная структура Черногории, полуфеодальные институты Косова и Метохии, Боснии и Герцеговины и Македонии. Аграрное общество создавало иллюзию равенства. В начале 20-х годов 67% всех хозяйств в Королевстве СХС имели площадь менее 5 га. Согласно экономическим критериям, действовавшим тогда в Европе, они были нежизнеспособными. Сильно сказывалась аграрная перенаселенность и постоянный земельный "голод" в горных районах страны, составлявших около 50% хозяйств. Постоянный страх голодной смерти - неизменный спутник жизни в 120 срезах, где проживало 4,5 миллиона человек, углублял социальные противоречия и делал привлекательной революционную идеологию. Общество мелких собственников, в котором преобладал крестьянский мир, не имело будущего. Небольшой надел и его хозяин, которого государство из прагматических соображений защищало (в голодные годы освобождало от налогов или прощало его долги), были главными препятствиями к быстрым структурным изменениям.

Религия в югославском государстве служила водоразделом наций. Согласно переписи 1921 года православных было 46,67%, католиков - 39,29%, мусульман - 11,22%. Десятью годами позже ситуация изменилась незначительно: процент православных увеличился до 48,7%, католиков снизился до 37,45%, а мусульман остался неизменным - 11,20 %. Ярко выраженная религиозная замкнутость, воинственность, сознание собственной исключительности существенно осложняли жизнь в югославском государстве.

Объединяющая по своей природе югославянская идея была современной политической и государственной идеей, которая поддерживала мысль об этнической близости, общем языке, территории, интересах и была направлена на преодоление раздробленности, устранение границ и преград, доставшихся в наследство от прошлого. Условиями для ее успешного интегрирующего воздействия могли бы быть модернизированное общество и сознательные, образованные граждане. А именно этого-то и не было на югославском пространстве. Передовой югославянской идее противостояли узкие интересы аграрного общества и укорененная в нем национальная идея, по своей природе клерикальная, консервативная, самодостаточная. Интегрирующими в югославском обществе были практически только политика и идеология и очень незначительно экономика и культура. Именно поэтому тоталитарные режимы здесь часто брали верх над демократическими тенденциями.

Югославская идея прошла в своем развитии несколько этапов. На первом из них (1918-1920) власть основывалась на компромиссе этнического единства. Понятие о "трех именах одного народа" нашло отражение и в названии государства (Королевство сербов, хорватов и словенцев), в его внешних атрибутах (герб, флаг) и сохранении присутствия предшествующих форм управления, хозяйства, финансов, просвещения. Все хорватские политические партии требовали федеративного или конфедеративного устройства, в котором бы Хорватия, как наследница Австро-Венгрии, фигурировала в своих исторических границах (Далмация, Хорватия, Славония, Срем) и имела бы право законодательной инициативы без контроля центральных властей. Сербские политики видели в этой идее пагубный анахронизм. Взамен этого господствующей политической философией в государстве становится идея о "народном и государственном единстве". Этническая пестрота населения, его разбросанность заставляли сербские политические партии отрицать любую формулу государственного управления, которая сохранила бы границы так называемых "исторических районов". Они полагали, что это будет и дальше дробить и разобщать сербский народ. Это была одна из основных причин, по которой ведущие сербские политики были сторонниками унитарного государства.

Словенская народная партия, основывающая свою деятельность на началах католической веры и интересах римско-католической церкви, особое внимание уделяла словенскому объединению и урегулированию пограничных вопросов с Австрией, Италией и Венгрией. Наряду с этим партия решительно выступала и за сохранение автономного положения Словении в новом государстве. Ее откровенный антицентрализм и сопротивление любому вмешательству во внутреннюю жизнь и дела Словении время от времени ослаблялись из-за необходимости опоры на государство в решении тяжелых и деликатных пограничных споров.

Югославская мусульманская организация (ЮМО) была создана на религиозной основе и требовала широкой децентрализации. Партия настаивала на защите ислама и мусульманских обычаев, равноправия ислама с остальными религиями, сохранении шариата и создании "культурно-религиозной автономии". ЮМО стояла на позициях народного и государственного единства, полного равноправия всех ветвей народа, подчеркивая, что мусульмане сохранили в себе "все чисто национальные отличия", хотя и не имеют своего определенного этнического имени.

Видовданская конституция 1921 года и Положение 26 апреля 1922 года ввели новое административное деление королевства на 33 области, выделенные не по национальному, а по "естественным, социальным и экономическим признакам". Территория Сербии, Воеводины, Косова и Метохии, Санджака была поделена на 15 областей, в то время как остальные части страны с небольшими изменениями остались в рамках своих предшествующих "историко-административных частей" ( Словения - 2, Хорватия - 4, Далмация - 2, Босния и Герцеговина - 6, Македония - 3, Черногория - 1). Несомненно, что вместо того, чтобы объединять, административное деление 1922 года и дальше дробило территорию государства, сохраняло старые преграды и барьеры, вводило новые.

Интегральная югославянская идеология (насильственное национальное нивелирование) определила и следующий этап в жизни югославского государства (1929-1935). После восьми лет парламентской жизни 6 января 1929 года в стране была установлена монархическая диктатура. С этим было связано и изменение названия государства (Королевство Югославия), и деление страны на новые единицы (3 октября 1929 года). За всем этим стояла иллюзия, что после десяти лет совместной жизни можно с помощью декретов и законов в точно спланированные сроки сформировать новую югославскую нацию. Административное деление на девять бановин было попыткой стереть исторические границы областей и приостановить дезинтеграционные процессы, разобщить исторические национальные области, которые являлись рассадниками сепаратизма.

Провозглашенное в первый год диктатуры "югославянство" воспринималось как "синтез" сербов, хорватов и словенцев. Опорой диктатуры являлась военная верхушка, аппарат государственной безопасности, часть буржуазных политических сил Сербии и Словении, а также экономических и финансовых кругов Хорватии. Однако этого было недостаточно для стабилизации власти. Именно поэтому появилась на свет Декларация 4 июля 1930 года, которая объявила югославянство "общенародной идеологией". Ее настойчиво вбивали в сознание каждого жителя королевства. Но то, что режиму в 1930 году казалось утверждением народного единства, ликвидацией этнических и региональных отличий, "объединением и слиянием все трех югославянских народов в одну единую и великую югославянскую нацию", по сути, явилось самым большим поражением югославянской идеи. Югославянство все чаще воспринималось как "новая религия" и государственная догма. В годы диктатуры ни одна из ключевых проблем государства, из-за которых личный режим и был введен, так и не была решена.

С ослаблением тисков диктатуры после убийства ее главного сторонника короля Александра (октябрь 1934 года) югославянство вошло в новую фазу. Так называемое "интегральное югославянство", за которое выступало правительство Милана Стоядиновича (1935-1938), включало в себя интенсивное государственное наступление в экономике. На этой основе пытались объединить югославянское пространство и осуществить поворот в сербскохорватских отношениях. Но и в эти годы государство было охвачено серьезными дезинтеграционными процессами.

Югославянство после гибели короля стремительно теряло популярность. Под влиянием поборников "этнического национализма" в Хорватии и Словении сформировалась патологическая ненависть ко всему югославянскому. Жизненные связи, которые способствовали интеграции югославянского пространства, становились все слабее и исчезали. Интеллектуальная элита дробилась и отдалялась друг от друга. "Языковая война" набирала обороты, механическое создание югославянского литературного, научного, творческого и вообще культурного единства потерпело абсолютный крах.

Интегральные югославяне ответили на такое развитие событий волной насилия. Они требовали бескомпромиссной борьбы против всех "ревизионистов, сепаратистов, коммунистов, пораженцев, профессиональных националистов". Уже в середине 30-х годов стало ясно, что проект введенного сверху югославянства не имеет будущего, а вместе с ним не имеет будущего и государство, устроенное на этот манер. В Югославии все начало трещать по швам.

Двадцать лет жизни югославского государства оказались, к сожалению, временем правления недемократических правительств. Главные проблемы югославского государства не могли быть решены в таких условиях. Межнациональные столкновения и споры о характере государственного устройства, в основном между сербами и хорватами, усугубились с началом военных действий и вскоре переросли в геноцид. Власти так и не смогли ликвидировать неграмотность, разрушить косный менталитет, связать между собой различные культурные традиции, интегрировать общество. Жизнь югославского государства угасла на фоне многочисленных кризисов и разочарований.

 

Белград

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев