Ольга КОЛПАКОВА
       > НА ГЛАВНУЮ > РУССКОЕ ПОЛЕ > СЛАВЯНСТВО >


Ольга КОЛПАКОВА

2010 г.

Форум славянских культур

 

РУССКОЕ ПОЛЕ


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Ольга КОЛПАКОВА

Обрыв связи

Юрий Нечипоренко. Начальник связи. М., Издательство «Арт Хаус медиа», 2010 – 136 с., ил. (Для взрослых и детей).  

Обрыв связи у нас произошёл как-то незаметно. Наше поколение ещё писало сочинение о дедах. Нашим детям задают уже другие темы. Перед сном мы не разговариваем с детьми «о жизни» и не читаем книги, а смотрим телевизор (обобщаю, конечно). И сегодняшние школьники среднего возраста не знают не только что такое коммунизм, кто такие пионеры, но и историю своей семьи рассказать не могут. По традиции, дети плохо понимают родителей. Потому что не знают их. Про конфликт отцов и детей много написано, меньше рецептов, как этот конфликт преодолеть, как эту связь наладить.

 

«Бывает так: отец во мне пробуждается. Сижу я на кухне, глотаю картошку — вдруг движение локтя или плеча такое — когда за солью потянулся... — батюшки —  да это же мой папа! И не то чтобы я видел, будто он именно так это делает — нет, он прямо внутри ощущается, оживает. Интересно так — будто он в меня просыпается — понимаете, когда один человек спит, а просыпается — в другого? Так и он во мне шелохнётся иногда — и «я» моё получается какое-то новое, как будто вырастает — и мальчик в этом «я», который отца видел, и «дядька», и сам отец — он из нас самый главный...»

 

Передо мной стопка новых книг о современных детях и их родителях – переводные «Самокатовские», всё наше, что успела выпустить «Заветная мечта», ОГИ, обласканный критиками «Похороните меня за плинтусом», но я нигде не нашла и абзаца, который бы так пронзительно, психологически точно восстановил эту связь, который бы побудил посмотреть внутрь себя так глубоко, чтобы обнаружить там предков.

Почему мы такие – какие есть? Откуда мы такие взялись? Каждый, конечно, сам на этот вопрос отвечает, но Нечипоренко дает читателю матрицу. Схему, пунктир, которые помогут каждому лично восстановить разорванную связь. Вот папа рассказывает истории, вернее, дети пристают с просьбой рассказать, хотя слышали это уже сто раз. Но им хочется слушать ещё и ещё – очень интересно! Читатель надеется, что тоже услышит эти привлекательные истории. Но нет, они не для нас, не наша эта связь с отцом. В нашей семье есть свои истории, а если нет, то просто мы ещё не достаточно расспросили родителей.

Между сыном и отцом всё очень даже непросто. Не раз мальчик обижается на несправедливость отца. «Я бы на его месте…» – говорит автор, как много раз и мы, будучи детьми, говорили при ссорах с родителями, как наши дети сейчас говорят, и предлагает свою версию.

 

«Отец мой попал в плохую компанию и катился вниз. Я уже ничего не мог для него сделать. Папа, куда ты катишься? Ведь совсем недавно ты был свой — а теперь ты совсем чужой...

— Да, я не буду, не буду, — я говорю наконец желаемую тобой, вырванную силой ложь...

Тебе нужна эта жалкая показуха — ты добьёшься того, что я уйду в подполье и буду делать опыты не в благоустроенном гараже, а в тёмном грязном подвале. Ты подвергаешь мою жизнь риску — и всё ради них...

Папа, папа... Ведь всё равно они не будут любить тебя — а теперь и я не буду любить — а только жалеть, следить за тобой и сокрушаться...

И опять мне придётся тебя простить. В кого же ты у меня такой — наивный, непутёвый? Ведь объединись мы тогда, в самом начале — и мы победили бы их! О, как они этого боялись, как завидовали нам с тобой: вот идут отец с сыном — весёлые, смеются и свистят... И сын чуть выше сапога — да отец его не даст в обиду. И сам не обидит. А всё остальное — ерунда».

 

Это пронзительный разрыв по живому, концы связи ещё тянутся с двух сторон друг к другу, извиваются, стараясь опять срастись, током из них бьёт. Со стороны взрослого обрыв ровный, как лезвием: есть принятые нормы, соблюдай, нельзя допустить, чтобы соседи плохое про нас говорили. Со стороны ребёнка обрыв рваный, нити тонкие, почти невидимые – свистулька, купание общее – зато очень прочное у них энергетическое продолжение, не обрубить одним махом. Прощение, любовь, понимание, что в тебе твои предки, а ты – в детях своих – те энергии, что восстанавливают связь.

 

«А для сына своего — я начальник связи, и передаётся в него всё — слово, и жест, и поступок — усиливается под напряжением — и дальше пошло...»

 

Книга состоит из трех частей: повесть в рассказах «Мой отец – начальник связи», рассказы о детстве и воспоминания Дмитрия Нечипуренко, отца писателя Нечипоренко.

 «Мой отец – начальник связи» написан давно – двадцать лет назад появилась публикация в «Пионере». А книгу всё не выпускали. Напечатали про детей, у которых мать отравилась средством для чистки труб, а единственный родственник – гей. Вышла книга, как ребенка мучают ночные страхи из-за проблем его родителей – папа никак не может реализоваться в этой жизни. Есть и о том, что должен сделать мальчик, чтобы помочь своей маме выйти замуж. Много неплохих книжек вышло. А этой не было. Пока не взялся за дело издательский дом «Арт Хаус медиа» (www.ahm.ru). Тут же словно от спячки проснулись и конкурсы – трижды отмечены за последние два года рассказы Нечипоренко – на «Заветной мечте», на конкурсах им. С.Михалкова и им. А.Н.Толстого. Но, к сожалению, лауреатство не гарантирует появление книги, поэтому смелому издательству – спасибо огромное. Заметим, что иллюстрации в книге, которые сделал Голя Монголин, очень точно передают её настроение,  они лаконичны и европейский авангард (на котором сосредоточился, например, "Самокат") сочетается  с традиционной  для рисунка в отечественной детской книге душевностью. Даже показалось, что Монголин - это нецветной ученик Мавриной. Важно в этом издании то, что если повесть читатели могли увидеть в «Пионере» или на сайте журнала «Электронные пампасы» (www.epampa.narod.ru), то рассказы о детстве писателя  были разбросаны по публикациям в разных журналах и альманахах, а вместе хранились лишь у автора в портфеле. Среди них «Смеяться и свистеть», откуда я и вытащила процитированный в самом начале отрывок, и «Три ведра» – очень трогательный рассказ, посвященный матери. Два этих рассказа надо включить в обязательное чтение для подростков:  один – на День отца, другой – на День матери.

 

«…и пусть вишни не принесли тогда выгоды — деньги, вложенные в

этот проект, обратились в чувства. Нас с мамой связало дело, в котором соприкоснулись на миг миры родителей и детей. Но понимать это я стал только сейчас, повзрослев. Когда я вспоминаю эту историю, меня охватывает желание оказаться в детстве, найти там маму — и сказать ей то, чего никогда не говорил, что не было принято говорить у нас в семье, но что подразумевалось — как воздух вокруг нас:

Спасибо, мама. Я тебя люблю».

 

Рассказ «Три ведра» я сначала услышала в исполнении автора. А потом только прочитала. Это были два разных рассказа. В первом интонация автора передавала чувства самого героя. Читая с листа, пространство души наполняешь своими собственными чувствами к маме.

Читая рассказы Юрия Нечипоренко, не хочется говорить о рассказах Юрия Нечипоренко. Хочется говорить о жизни.

Третья часть книги – рассказы отца писателя – воспоминания человека, которому есть на что оглянуться. Возможно, и подростки прочитают эти незамысловатые, искренние рассказы. Но я, в первую очередь, подумала о моём дедушке, ему, тоже прошедшему войну, будет бесспорно интересно сравнить свои впечатления о первых днях войны, о порядке в армии, о репрессиях, с тем, что оказалось важным в жизни Дмитрия Нечипуренко.

Эпизоды воспоминаний пригодятся педагогам-историкам и литераторам, библиотекарям и просто неравнодушным родителям для серьезных разговоров с подростками. Они нехрестоматийны, что, кстати, прослеживается в современной литературе. Вспомните «Борискину войну» Чернова или «Когда я был маленьким, была война» Олифера. Вот первые дни войны: немцев никто ещё и в глаза не видел, зато советские люди в критический момент у героя перед глазами: майор, оставивший людей без оружия, кричащая женщина, которой никто не может помочь, брошенные инвалиды, согласие советского водителя посадить раненого на машину… только за деньги. Автор даёт оценки этим действиям, коротко и чётко пишет про водителя, затребовавшего с него денег – «гад», брошенные раненые бросают вслед их бывшим товарищам – «предатели». Читатель видит, как трудно быть смелым, ещё сложнее быть добрым, особенно когда автор пытается и сам оправдаться в эпизоде с женщиной, звавшей на помощь к раненому в живот мужу: «как же ей поможешь?» Тут надо отметить смелость отца, честно вспомнившего и описавшего даже те сюжеты, которые не вызывают у читателя симпатии к автору. Что было, то было. Читатель может и на себя примерить: а ты бы как поступил, что сделал?

Один из лучших рассказов этой части о том, как Дмитрий шёл к брату. Это было в военное время настолько непросто – добраться до брата, что из обычного солдата брат сразу стал ЧЕЛОВЕКОМ, К КОТОРОМУ БРАТ ПРИШЕЛ. Мы же, получив в руки книгу Юрия Нечипоренко, стали читателями, к которым пришёл в гости хороший писатель. Двадцать лет шёл.

 

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев