Владимир ОРЛОВ
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Владимир ОРЛОВ

2010 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2017 года
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ

Прочее:

Владимир ОРЛОВ

Еще раз выпить нам пора?

История Беларуси и белорусов даже на фоне самых парадоксальных версий прошлого славянских народов представляется мне предельно мифологизированной. Если в других странах (например, в Словении и Македонии) романтические эксперименты с историей так или иначе способствуют развитию национальной идеи и становлению государственности, то официальная белорусская историография в ее нынешнем виде пытается опираться на традиционные имперские ценности. Поэтому есть смысл вначале кратко обозначить основные вехи тысячелетнего исторического пути белорусов.

Для меня и моих коллег, профессиональных историков нового поколения, которые рассматривают прошлое с позиций существования белорусской нации и государственности, имеющей многовековую традицию, совершенно ясно, что версия происхождения восточных славян из "единого корня" - это плод творчества русских ученых XVIII-XIX веков. Летописи не знают такого названия, как "Киевская Русь". Территория, которую обозначают таким образом, не была единой ни этнографически, ни тем более политически. Полоцкая земля, от которой берет начало белорусская государственность, сохраняла зависимость от Киева считанные годы, и всякий раз киевлянам приходилось прибегать к вооруженной силе. В 1129 году при сыне Владимира Мономаха Мстиславе Великом полоцких князей решили даже выслать в Византию, настолько они были неугодны киевским властителям. Но через три года Мстислав умер, а с ним ушло в прошлое и былое величие Киева.

Как мне кажется, держава Рюриковичей не имела главной приметы, которая характеризует этническую общность, - общего самосознания. До середины XII столетия в летописях для обозначения населения нынешней Белоруссии используются старые племенные названия - кривичи, дреговичи, радимичи. Не только Полоцк, но и Новгород, Ростов, Суздаль, Рязань не считались в то время "Русью" и прямо ей противопоставлялись. За Владимиро-Суздальской землей это название закрепилось только со второй половины XIII века, когда население белорусских земель уже составляло особую этническую общность.

Когда в первой половине 70-х годов я учился в Белорусском государственном университете, нам, студентам-историкам, настойчиво вдалбливали, что белорусская государственность начинается в 1917 году с победой Великого Октября. Но даже самое беглое знакомство с источниками убеждает в том, что традиции державного строительства на белорусских землях были заложены едва ли не за тысячу лет до Ильича, в конце Х века, во времена Рогволода и Рогнеды. Полоцкое княжество было типичным для своего времени европейским раннефеодальным государством. По своим размерам оно соответствовало размерам Португальского королевства или герцогства Баварского, здесь правила самостоятельная династия Рогволодовичей, держава эта имела выход к морю, владея землями бассейна Западной Двины вплоть до Рижского залива. В Полоцке в отличие от того же Киева существовала мощная демократическая традиция, основанная на вечевых принципах. Кому-то может показаться, что здесь были "задворки Европы", но византийские базилевсы из династии Комнинов так не считали. Сохранились свидетельства о том, что дочь самого прославленного полоцкого князя Всеслава Чародея вышла замуж за императора Алексея Комнина.

Великий Новгород, Полоцк и Киев были тремя "народосозидательными" центрами на востоке Европы. И настоящей трагедией для восточных славян стало появление через несколько столетий нового центра - Москвы, который подмял под себя и этнос новгородский (мне кажется уместным такое определение), а впоследствии Киев и Полоцк.

Полоцкое княжество было головной болью для многих поколений российских историков имперской ориентации и остается таковой и для многих нынешних специалистов. В 80-х годах широко отмечалось 800-летие "Слова о полку Игореве.", одним из главных героев которого является Всеслав Чародей. Для автора "Слова" он был образцом государственного деятеля, которого так не хватало в конце XII века. И вот как-то в одной из телепередач выступил глубоко уважаемый мной академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. По его мнению, вместо того, чтобы радеть о единстве Русской земли, Всеслав провел свою жизнь в "беспутных походах". Если уж имперский стереотип мышления, согласно которому независимость Полоцка от Киева абсолютное зло, разделялся ученым такого калибра, то чего требовать от историков рангом пониже?

Традиция белорусской государственности была продолжена во времена Великого княжества Литовского (ВКЛ). Эта держава появилась на свет в результате союза Новогрудского княжества и литовского князя Миндовга. В рамках небольшой статьи нет смысла подробно углубляться в богатейшую историю ВКЛ. Подчеркну лишь, что, по последним подсчетам белорусских историков, летописные жемойты, то есть литовцы в современном понимании этого слова, во времена Витовта занимали 1/15 территории Великого княжества и составляли 1/20, то есть 5 процентов, его населения. Государственным языком ВКЛ был старобелорусский, с чем никак не могут смириться наши литовские коллеги, которые именуют его то "канцелярским", то "древнерусским". Государственная жизнь в Великом княжестве Литовском происходила в белорусских национальных формах, прежде всего в области культуры. В Литовской метрике встречаются весьма любопытные известия о том, что когда государственные чиновники отправлялись в глубинку, где жили жемойты, то всякий раз приходилось брать с собой переводчика.

ВКЛ было восточным форпостом единого европейского мира. Это единство прежде всего проявлялось в культуре и традициях общественной жизни. Достаточно упомянуть магдебургское право, по которому устраивали свою жизнь города, Ренессанс, Реформацию - то есть явления, которые определили фундаментальные основы европейской цивилизации. К востоку от Смоленска, в Московском государстве, к сожалению, преобладали совсем иные традиции.

История взаимоотношений Москвы и ВКЛ - это история непрерывных войн. С 1492 года идет бесконечная череда конфликтов и пограничных столкновений между родственными славянскими народами. Это хорошо понимал и Пушкин, когда включал Литву в число участников "спора славян между собою". А вот многие современные историки такой очевидной вещи, как славянский характер ВКЛ, в упор не замечают.

Но этническая близость не делала эти конфликты менее ожесточенными. Достаточно вспомнить кровавую трагедию Полоцка в феврале 1563 года, когда город был разграблен войсками Ивана Грозного, а 50 тысяч полочан были угнаны в московские пределы. Спустя столетие, в ходе самой страшной за всю белорусскую историю войны 1654-1667 годов погибло более половины населения, а пленных белорусов московские стрельцы продавали на рынках Астрахани в персидское рабство по три рубля за душу.

В годы Северной войны Россия и Речь Посполитая были союзниками. На белорусских землях располагалась 70-тысячная русская армия, поведение которой больше напоминало действия захватчиков. Царь добился сокращения войска Речи Посполитой до 24 тысяч человек - 18 тысяч из них приходилось на Польскую Корону и только 6 - на ВКЛ. В самой России в это время стояло под ружьем воинство численностью в 350 тысяч душ мужского пола, и пятая часть их расположилась на землях Великого княжества. Чувствуя за собой абсолютную силу, гости с востока вели себя как полновластные хозяева. Достаточно вспомнить, что Петр и Меншиков собственноручно убили в полоцком Софийском соборе пятерых униатских священников. Царское правительство вынуждено было объяснять этот инцидент европейским дворам, используя самые фантастические отговорки. Петр на этом не успокоился и повелел превратить Полоцкую Софию в военный склад, а в храмовых подземельях устроить пороховой погреб. 1 мая 1710 года, накануне ухода русской армии из Полоцка, по странной случайности вспыхнула искра и от древнего храма на несколько десятков лет осталась груда закопченных развалин...Такая вот "братская забота" старшего брата. Неудивительно, что и в годы Северной войны погибла треть всех жителей "союзной" белорусской земли (700 тысяч человек), и далеко не все они пали от рук шведов - людей косили эпидемии, голод, вызываемый царскими реквизициями, бесчинства армейских чинов.

После таких потрясений Речь Посполитая уже не поднялась с колен. Государство еще какое-то время существовало в прежних границах, но судьба его была предрешена. Реальный суверенитет был почти утрачен, следствием чего стали бесконечные вмешательства императорской России в дела Польско-Литовского государства, русские цари возводили на трон своих ставленников. Последний из них, бывший любовник Екатерины II Станислав Август Понятовский, в 1795 году потерял последние остатки своих владений и отрекся от престола, а трон его императрица повелела привезти в Петербург и приспособить для отправления ее естественных физиологических потребностей. Там-то спустя год Екатерину и хватил роковой удар.

После такого вот "воссоединения" или "интеграции" белорусских земель сбылась давняя мечта русских правителей и церковных иерархов. Беларусь стала частью Российской империи, которую Ленин совершенно справедливо окрестил "тюрьмой народов". 200 с лишним тысяч душ мужского пола были на радостях раздарены екатерининским и павловским любимчикам, при этом многие из новых крепостных раньше имели личную свободу. Екатерина в одном из своих указов обещала сделать присоединенные к империи народы "соучастниками блаженства, величия и полного изобилия". В отчете витебского губернатора за 1807-1809 годы рассказывается, как это выглядело на практике: "Немногие из крестьян питаются чистым хлебом, а все остальные всегда примешивают к нему мякину". Белорусские города в условиях империи лишились магдебургского самоуправления и даже своих гербов. На смену профессиональной армии ВКЛ пришли рекрутские наборы. В одном из своих произведений лорд Байрон писал о полоцких мушкетерах, которые первыми ворвались внутрь стен Измаила. Некоторые находят в этом повод для гордости, а на деле белорусы вместе с остальными народами империи стали пушечным мясом для захватнических войн и гибли за чуждые им интересы.

Религиозная и национальная толерантность была чужда петербургской империи. Белорусов со времен Екатерины никогда не признавали отдельным народом, но слегка испорченными "польщизной" русскими. Соответственным было и отношение к белорусскому языку и культуре. К белорусским фамилиям царские писари привычно прибавляли русские окончания. В 1839 году на Полоцком церковном соборе была упразднена Брестская церковная уния, а униаты были насильственно присоединены к Русской православной церкви. Униаты прекрасно знали, что они - не русские и не поляки, ибо религия у них не православная и не римско-католическая. Ликвидация унии нанесла мощнейший удар национальному самосознанию белорусов.

Не было доверия даже к лояльному режиму православного духовенства - на всякий случай священников-белорусов переводили в глубь империи, а на место их приезжали люди, которые боролись с народными традициями (колядованием, купальскими обычаями) и понижали в ранге почитаемых издавна святых. Таким образом, Беларусь фактически стала колонией империи. Неудивительно, что для многих ее жителей война 1812 года была отнюдь не Отечественной. По разным подсчетам, более 50 тысяч воинов с территорий бывшего ВКЛ воевало на стороне Наполеона; примерно столько же сражалось в армии Александра I. Россказни о присущей белорусам "пассивности" не соответствуют действительности: трижды, в 1794, 1830-1831 и 1863-1864 годах наиболее активная часть нации поднималась на открытую борьбу с имперским гнетом. В ходе последнего восстания очень многие белорусы воевали уже не за Речь Посполитую, а именно за Беларусь.

Больше ста лет политика властей была направлена на то, что белорусов, как и украинцев, превратить в субэтносы единого русского народа с единым языком и единой культурой. В Российской империи вплоть до 1914 года не существовало ни одной белорусской школы. Первые школы были открыты немцами на оккупированной ими в первую мировую территории...

 Еще в 1840 году указом Николая I было запрещено употреблять в официальных документах название "Белоруссия", которое было заменено на "Северо-Западный край". В 1864-м появился новый указ - о запрещении разговаривать в учебных заведениях на белорусском языке. После этого имперская политика носила уже ничем не замаскированный колониальный характер. Была введена система исключительных законов, в белорусских губерниях на место традиционной шляхты приходили крупные российские землевладельцы.

Тем не менее в условиях распада империи белорусы нашли в себе силы возродить свою государственность. 25 марта 1918 года была провозглашена Белорусская народная республика. Только в ответ на этот шаг большевики дали разрешение на создание БССР. Но созданная 1 января 1919 года советская республика была урезана уже через несколько дней - первоначально входившие в ее состав Витебскую, Могилевскую и Смоленскую губернии передали России. Потом создали эфемерный Литбел, быстро поглощенный ходом событий. А ситуация с окончанием Гражданской войны быстро вернулась в традиционные имперские рамки, подновленные идеями национальной политики большевиков.

 Нынешние разговоры об интеграции с Россией влекут за собой еще более чудовищное насилие над белорусской историей, чем это было при советской власти. Недавно в передаче Белорусского телевидения "Разговор по существу" некий политолог Николай Сергеев назвал героя национально-освободительного восстания 1863-1864 года Константина Калиновского "террористом", имя которого нужно немедленно изъять из всех учебников. А ведь во времена СССР Калиновский как "белорусский революционер-демократ" упоминался в общесоюзном учебнике для средней школы!

В свое время великий русский поэт и большой демократ по натуре Николай Алексеевич Некрасов написал восторженную оду печально известному Муравьеву-Вешателю, который жестоко подавил восстание на белорусских землях. Там были такие строки:

Бокал заздравный поднимаю,
Еще раз выпить нам пора
Здоровье миротворца края
Так многих лет Вам и ура!

Многие современные пииты с удовольствием бы написали столь же проникновенные вирши по случаю окончательного поглощения Беларуси Россией. Недавно у нас появилось интервью философа Владимира Конана, который заметил, что в 1920-е годы в Москве точно так же смотрели на поляков, как сегодня на белорусов. Молотов в 1939 году называл Польшу "уродливым детищем Версальского договора", нынешнее существование независимого белорусского государства воспринимается не с меньшим удивлением.

Сегодня белорусское общество расколото. Существуют две Беларуси, у которых совершенно разные идеалы, которые говорят на разных языках, имеют различные символы. Одна Беларусь, которую в России почти никто не слышит и не видит, желает вернуться в Европу, обладает национальными ориентирами и национальной идеей, другая - пребывает в фантастическом мире имперских мифов.

А ведь культурная общность восточных славян реально существовала. Еще войско Ягайлы, направляясь на Куликово поле на подмогу Мамаю, за несколько верст до места сражения остановилось. Львиную долю этого войска составляли предки нынешних белорусов, и они категорически отказались биться на стороне иноверцев, представителей другого мира, который они активно не принимали.

И сегодня культурное пространство славянского мира должно развиваться, обогащаться, принимать новые формы. Но очень не хотелось бы, чтобы это культурное пространство превратилось бы в пространство политическое.

г. Минск

Далее читайте:

Полоцкие князья (генеалогическая таблица).

Брячислав Василькович (колено 10) Из рода Витебских кн. Сын Василька Святославича. Кн. Изяславский в 1158 - 1159 гг. Кн. Витебский с 1175 г. В 1158 году Брячислав получил Изяславль из рук Рогволода Борисовичи. В 1139 году Ростислав-Глебович захватил Изяславль и заточил Брячислава (вместе с братом Владимиром) в Минске. В 1160 году Рогволод добился их освобождения. В 1180 году, уже будучи кн. Витебским (как это тгород достался ему, неизвестно), Брячислав был союзником черниговских князей в их войне с Давидом Ростиславичем Смоленским.

Евфросиния (в миру княжна Представа) (1100-1173), преподобная Полоцкая.

Рогволод Борисович, князь полоцкий, затем друцкий.

Спасо-Евфросиниевский женский монастырь, Полоцкая еп., близ Полоцка. Основан в XII в.

Сражение при Полоцке. 1812 год (описание события). 

Гаспар Шумахер. Полоцк. 1812 год (воспоминания участника).

Сен-Сир. Полоцк. 1812 год (воспоминания участника).

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев