Черняк А.В. Ольгина и Рогнедина ветвь...
       > НА ГЛАВНУЮ > БИБЛИОТЕКА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ Б >


Черняк А.В. Ольгина и Рогнедина ветвь...

-

Форум славянских культур

 

БИБЛИОТЕКА


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
Суждения

Прочее:

Черняк А.В.

Ольгина и Рогнедина ветвь,

или

Узы брачные, оставившие след в нашей истории

Часть первая

Мария – Анна – Анастасия…

Величественный Царьград (Константинополь) словно магнит, все время притягивал к себе завоевателей. Не единыжды шли на него и Киевские князья. Один из походов русичей совершен в 1043 году.

Его возглавлял сын Ярослава Мудрого - Владимир Ярославович. Русское войско потерпело полное поражение, Константин IX получил контрибуцию. Но, очевидно,чтобы русичи больше не зарились на византийские богатства, Константин предложил заключить мир и отдал «царевну» замуж за другого сына Ярослава, Всеволода, сына принцессы Ингегерды Шведской. Характерно, что отец Ярослава Мудрого — Владимир Святой, полвека ранее (ок. 988) женился на Анне, сестре византийского императора, и упомянутая выше императрица Зоя приходилась ей племянницей.

 Исследователь русско-византийских отношений пишет: «Малообъяснима также позиция Византии. Если признать, что в 1043 году победительницей оказалась Византия и в год заключения мира ей ничто ниоткуда не угрожало, то что же принудило Константина Мономаха выдать дочь за Всеволода? (…) Meжду тем, по итогам войны 1043 года дочь императора, возможная наследница престола (если принять во внимание преклонный возраст императриц Зои и Феодоры), оказывается супругой четвертого сына Ярослава — Всеволода, имевшего в то время незначительные шансы когда-либо занять отцовский престол. По нормам дипломатических отношений того времени династический брак в мирное время означал признание равенства и взаимной заинтересованности сторон. Если же брак заключался в итоге военной кампании, и был одним из условий мирного договора, естественно, предполагать, что это условие выдвинула заинтересованная сторона, а таковой была тогда Русь, при этом, любая принцесса из императорского дома была в тот момент крайне важным лицом в линии престолонаследия Византии, потому что Константин IX Мономах, его жена императрица Зоя и ее сестра императрица Феодора были бездетными, и на них македонская династия, собственно, и пресеклась, на престол взошел Михаил VI Cтратиотик. Наличие у Константина законной дочери позволило бы выдать её замуж за подходящего кадидата и продолжить династию, однако поскольку этого не произошло, это подтверждает ценность о незаконнорожденности Мономахини, либо весьма дальнего родства с Константином.

 Информация об этом браке крайне скудна. «Поучение Владимира Мономаха» гласит: «Азъ худый, дедомъ своимъ Ярославомъ, благословленымъ, славнымъ, нареченный въ крещении Василий, русьскымь именемь Володимиръ, отцемь взълюбленымь и матерью своею Мьномахы…» Собственно об этом браке историкам известно лишь по краткой записи под 6567/1053 г. в ПВЛ, что «…у Всеволода родися сын Володимиръ от цесарице гречькое» .

 Судьба этой византийской принцессы не так ярка, как её предшественницы - Анны Византийской. Была она помягче, образована, но более затворнического воспитания. Именно она дала миру – Владимира Мономаха.

 Варианты личного имени: Анастасия, Мария, Ирина, Феодора или Анна. Синодики Выдубицкого монастыря в Киеве называют супругу Всеволода Анастасией. Версия о «Марии» опирается на сохранившиеся печати. Возможно, одно из имен является предсмертным монашеским. Летопись называет жену Всеволода «греческая царица», «мономахиня», «грекиня», но не называет её имени и происхождения. О ней и её браке не упоминается в византийских источниках. Бесспорно, к роду Мономахов она принадлежала, ибо это прозвание унаследовал её сын, и потом именно представитель этого рода правил империей в год её брака.

 Мало что известно, о ее родословной. Одни историки считают отцом императора Константина IX Мономаха. Собственно императором Константин тогда ещё не был, а являлся византийским полководцем, приближенным к императорскому двору. Императором стал в 1042 году, когда стареющая императрица Зоя выбрала его своим третьим мужем (ей было 64 года, ему 42), после смерти Романа Аргира и Михаила IV Пафлагона. Византийской империи нужна была сильная мужская рука. Но брак Константина с Зоей оставался бездетным. До этого он был женат дважды — имя первой его супруги неизвестно (также бездетна), второй же была Елена Склирена, внучка генерала Варды Склира, племянница императора Романа III Аргира (предыдущего мужа принцессы Зои).

 После смерти Елены Склирены император Константин взял в любовницы её кузину Марию Склирену (ум. 1044) и поселил её в императорском дворце несимотря на протест супруги Зои. Также известна его любовница «аланская» принцесса — возможно, Ирина, дочь багратидского князя Дмитрия (ум. 1042, сын Георгия I). Предполагают, что жена Всеволода была либо законной дочерью Константина от Елены Склирены, либо внебрачным ребенком от Марии Склирены.

 По мнению большинства исследователей, брак между Всеволодом и Марией заключен в 1046 году, когда жениху исполнилось 16 лет, Марии, возможно, было даже меньше, поскольку их первенец, Владимир, родился только в 1053 году. Из летописных данных выясняется, что после женитьбы Всеволод не был выделен на самостоятельное княжение, а остался жить в Киеве. Здесь, на Выдубицком холме, у него имелся двор, называемый Красным. Летописец объяснял отступление от обычных правил тем, что Всеволод – любимый сын отца и тот не хотел отпускать его от себя. Если учесть, что в последние годы жизни Ярослав Мудрый едва передвигался из-за немощности, то, естественно, он нуждался в близком помощнике. Кроме того, ему нужна была и Мария, имевшая возможность через родственников приглашать лучших византийских лекарей для его лечения. А также мастеров для украшения Софийского собора. Можно предположить, что Мария сыграла такую же большую роль для изготовления внутреннего убранства Софийского собора (его строительство завершено к моменту приезда Марии в Киев), как ее предшественница Анна – для Десятинной церкви. Отличие, видимо, заключалось в том, что Анна строила на свои средства, а Мария лишь помогала свекру, потому и не удостоена чести погребения внутри Софийского собора, но ее мужа похоронили именно в нем, хотя собственных заслуг для этого у него не было.

 С вокняжением в Киеве Изяслава, Всеволод с семьей переехал в Переяславль Южный (ныне Переяславль Хмельницкий). По летописям этот город известен еще с 907 года, но в одно время он захирел. В 992 году Владимир I его возродил, возвел крепостные сооружения и посадил в нем дружину. Но вряд ли даже в 1054 году Переяславль стал сколь-нибудь значительным городом, поскольку находился в зоне частых набегов степняков. Чтобы обеспечить его безопасность, уже летом Всеволоду пришлось воевать с торками, потом вести мирные переговоры с половцами. В этой ситуации обустраивать княжескую резиденцию, видимо, пришлось Марии. В помощь она могла пригласить греческих мастеров.

 К сожалению, о строительстве в Переяславле в середине XI в. известно мало. При раскопках обнаружено много древних строений, но точная их датировка затруднена, поэтому можно делать только предположения о том, как выглядела резиденция Всеволода и Марии. Несомненно, главными зданиями в ней были храм и дворец. Археологи обнаружили на переяславском городище фундамент какой-то крупной гражданской постройки из камня и кирпича и почему-то решили, что это остатки бани-термы, о которой сообщали летописи под 1089 год. Однако роскошь внутреннего убранства здания позволяет предположить, что скорее это дворец в византийском стиле. В нем два прямоугольных помещения длиной 18 м и шириной 11 м. Пол из шиферных плиток, выложенных красивыми узорами. Стены украшали мозаики из разноцветных кусочков мрамора, в том числе и редких пород: желтого, зеленого, красного и розового цветов. Они представляли собой целые картины, яркие и красочные. Крышу подпирали колонны с резными капителями, карнизы сделаны из резных шиферных плит. Окна – круглые со стеклами. Крышу покрывала черепица, но найдены и свинцовые плиты, свидетельствующие о том, что на крыше были какие-то надстройки. Несомненно, что эти два помещения представляли собой парадные залы для приема гостей и всевозможных праздников. Жилые постройки, возможно,примыкали к ним. Археологи обнаружили в центре детинца и еще один фундамент древнего сооружения. Длина его 15,8 м, ширина – 10,5 м. По всем признакам это был храм с просторными хорами и красивой внутренней отделкой: пол выложен из поливных плиток трех цветов, стены покрывала фресковая роспись. Внутри обнаружены ниши для пяти захоронений, но они оказались пустыми.

 Вполне вероятно, что и учреждение переяславской епископии осуществлено при участии Марии, имевшей связи с константинопольским духовенством. При этом она могла пойти дальше – добиться учреждения в Переяславле митрополии, не зависящей от Киева. Под 1089 г. в Лаврентьевской летописи прямо писалось, что ранее в этом городе была митрополия. Думается, что она была учреждена по ходатайству Марии, для того, чтобы церковная организация на землях Всеволода не зависела от киевского митрополита. Предлогом для ее учреждения могло стать существование во владениях Всеволода нескольких епископий: ростовской, несколько позднее суздальской, смоленской и некоторое время даже туровской и владимиро-волынской.

Поскольку в русских источниках почти нет никаких сведений о Марии, то неизвестно, сколько имелось у нее детей. Ясно лишь, что Владимир был ее сыном, о чем сообщено в древнейших летописях: «У Всеволода родися сын, и нарече ему имя Володимер, от царице Грькыне». К тому же этот князь носил такое же прозвище, как отец принцессы – Мономах. В ХVI в. оно послужило основанием для создания легенды о «дарах императора Константина». Согласно ей, Владимир получил от деда императорские, т. е. царские, регалии: венец, бармы, скипетр и крест. Они давали право не только внуку на царский титул, но и всем его потомкам. На этом основании в 1547 году Иван IV Васильевич венчался на царство и принял царский титул.

Создатели этой легенды не учли одного момента – Константин IX умер, когда Владимиру исполнилось 2 года, отец его в то время не являлся великим князем, поэтому у императора не было оснований посылать маленькому внуку свои регалии. Однако в такие детали в ХVI веке никто не стал вникать. В итоге легенда послужила документальным свидетельством прав Ивана Грозного на царский титул. Так Мария Константиновна невольно оказалась причастной к возвеличиванию московских государей и переходу их на более высокую ступень в общей иерархии европейских правителей.

 Владимир Мономах был одним из образованнейших людей своего времени. Исследователи обнаружили в его «Поучении детям» ссылки на многие сочинения византийских богословов: Василия Великого, Иоанна Экзарха, Ксенофонта и др. Вполне вероятно, что с этими произведениями его познакомила мать, получившая в Византии хорошее образование. Принцесса могла пристрастить к чтению книг и своего мужа, Всеволода Ярославича, который с ее помощью овладел греческим языком. (По сообщению Владимира Мономаха, его отец, сидя дома, овладел пятью языками, значит, учителями его были близкие люди – жены, невестки и т. д.)

 Можно предположить, что дочерь Марии и известная киевская монахиня Янка, прославившаяся ученостью. Ее имя – просторечный вариант от имени Анна. Как известно, Анной звали вторую жену Всеволода Ярославича, поэтому, судя по всему, для отличия дочь стали именовать немного иначе. Вывод о том, что Янка – дочь византийской принцессы, можно сделать путем простых подсчетов. Из летописей известно, что в 1086 году Янка стала игуменьей Андреевского монастыря в Киеве. Восьмилетней ее обручили с сыном ромейского императора Константина Дуки, тоже Константином. Царская кровь должна была соединиться с царской же кровью. Ромейский царевич подрастал в далеком Царьграде, маленькая княжна ждала в Переяславе того мига, когда сядет на украшенную красную лодию под золотым парусом и поплывет за Русское море. Но вскоре пришла весть о смерти Константина Дуки - императора и о том, что василевсами провозглашены трое его сыновей - Михаил, Константин и Андроник, а поскольку они были малолетними, установлено над ними регентство матери - императрицы Евдокии. Так Янка получила возможность стать со временем одной из императриц при условии, если в Царьграде будут управлять три брата-василевса, прецендент чему уже имелся в недалеком прошлом, во времена Ярослава, когда ромеями управляли братья-императоры - Константин и Василий Македоняне. Однако, Янка пробыла «императрицей» одно лишь лето, престол в Царьграде захватил Роман Диоген, который вскоре попал в плен к туркам-сельджукам, после чего ромейский люд провозгласил василевсом уже не троих братьев Дук, а лишь одного Михаила.

 Константина и Андроника вместе с их матерью Евдокией отправили в монастырь, дабы не мешали и не учиняли раздора - действие опять-таки привычное для ромеев. Это произошло как раз, когда в Киеве была передряга с возвращением Изяслава; Всеволод переживал смутные дни, не имел возможности позаботиться о своей дочери, да и что бы он мог поделать? Помолвленная с ромейским царевичем, ставшим теперь малолетним монахом, - получалось, она тоже должна была посвятить себя богу, как требовало княжеское достоинство. И как бы в возмещение такой тяжкой утраты для князя, в том же году родилась дочь Евпраксия от новой княгини. Согласно источникам, вторая жена Всеволода была половецкой княжной, поэтому вряд ли обладала особыми познаниями в области церковной книжности, которые могла передать дочери. Янка же, как известно, открыла при Андреевском монастыре училище для обучения девочек грамотности, пению и рукоделию.

< Назад

Вернуться к оглавлению

Вперёд >

Вернуться к оглавлению книги

 

 

 

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев