Черняк А.В. Ольгина и Рогнедина ветвь...
       > НА ГЛАВНУЮ > БИБЛИОТЕКА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ Б >


Черняк А.В. Ольгина и Рогнедина ветвь...

-

Форум славянских культур

 

БИБЛИОТЕКА


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
Суждения

Прочее:

Черняк А.В.

Ольгина и Рогнедина ветвь,

или

Узы брачные, оставившие след в нашей истории

Часть вторая

Винда, Ольга, Ева – жены Гедимина

…Татары с гигиканьем вылетали на земли молодого, еще не окрепшего Вликого княжества Литовского, Русского и Жемойтского, устремляясь вглубь его. Князь Витенец, неосмотрительно выдвинувшийся вперед, оказался отрезанным неприятелем от своего войска, видел спасение только в близлежащем лесу, откуда медленно выползала черная грозовая туча. Он пришпорил коня, стремясь побыстрее укрыться в чаще, как вдруг ослепительно сверкнула молния и уже не услышав мощного раската грома, всадник вместе с лошадью, замертво пали на землю, пораженные огненной стрелой. Оторопевшие монголы остановились, не решаясь двигаться дальше…

 Справив тризну по мужу, его жена Винда, дочь жмудского бортника Виндиминта, во вдовах, однако, не осталась. Как сообщает летописец, ее «поял» конюшеный князя, Гегемин, а вместе с женой получил и власть.

 Согласно же другой версии – Тевтонской хронике и сообщениям польского хрониста Яна Длугоша, Гедемин стал Великим князем литовским убив Витенца, сговорившись с его молодой женой, которая влюбилась в конюшего.

 Так ли или иначе, но Гедимин возглавил ВКЛ. Точных данных о его происхождении нет.

Пожалуй, в нашей общей истории, Великий князь ВКЛ Гедимин (1275 - 1341 гг.), как никто другой, разве, что сын Ольгерд, по примеру отца, широко использовали брачные союзы для укрепления государственности и расширения княжества. Преследуя постоянно политические цели, направленные к укреплению и расширению своего государства, Гедимин подчинил этим целям свои семейные отношения: из дошедших до нас сведений о брачных связях его детей видно, что все эти связи были заключены по указаниям политического, по большей части верного, расчета. Выдавая замуж дочерей и женя сыновей, Гедимин имел постоянно в виду или укрепление посредством брака необходимого для Литвы союза, или надежду на приобретение прав по наследству на ту или другую область, порубежную с его государством.

Из шести дочерей Гедимина одна, Елена, была замужем за Давидом, гродненским старостой; брак этот вводил в круг великокняжеской семьи самого выдающегося представителя русской народности в Великом княжестве Литовском и, таким образом, скреплял необходимое единение двух национальных начал, входивших в состав этого государства.

Брак другой дочери Гедымина, Альдоны, (в крещении Анны), выданной за Казимира, сына польского короля Владислава Локотка, скреплял весьма важный союз Польши и ВКЛ в борьбе с крестоносцами. Свадьба Казимира с Альдоной состоялась по-существу в приказном порядке, ибо Казимир, помолвленный до этого с Ютой Люксембургской, королевой чешской, а затем французкой королевой, не хотел идти под венец с Альдоной. Тем не менее пошел, венчание состоялось 16 октября 1325 года.

 Как говорится, стерпится, слюбится. Вот и в даном браке молодые жили в согласии, пока Казимир, не поехал в гости к сестре Эльжбете, которая была замужем за венгерским королем Робертам, где ему приглянулась придворная дама Клара Зах. Эльжбета помогла им сблизиться. Вскоре та забеременела. Узнав новость, разъяренный Кларин отец, представитель знатного рода, ночью налетел на королевский замок, легко паранил кораля, отрубил 4 пальца королеве, но до Казимира не добрался.

 Венгерский король жестоко отомстил Захам —практически уничтожил весь их род за нападение на коронованных особ. Реакция Альдоны на это происшествие неизвестна, но, судя по всему, она простила измену мужу, ибо вскоре была провозглашена королевой Польши, вопреки желанию матери Казимира, котора сама хотела короноватся. Альдона (Анна) Гедиминовна внезапано умерла в 1339 году, как первая каралева польская, она легла на вечный покой в Вавельской святыне.

Третья дочь Гедымина, Эльжбета, выдана замуж в 1331 году за Болеслава Тройденовича, мазовецкого князя из Черской линии. Кроме союза с соседней Мазовией, весьма важного для Литвы, так как страна эта лежала в углу между владениями литовскими и землями Тевтонского ордена, брак этот имел еще другой, более важный, хотя и отдаленный замысел: в то время в Галиче княжил последний представитель старшей линии рода Даниила Романовича, князь Юрий II Андреевич. Князь этот не имел потомства и, после его смерти, право на Галицкое и Владимирское княжения могли заявить потомки Даниила по женской линии; это право могли предъявить две княжны Даниилова рода: двоюродная сестра Юрия II, дочь князя Льва Юрьевича луцкого, и родная сестра Юрия II — Мария Андреевна; первая из них была замужем за Любартом Гедиминовичем и, таким образом, передавала свои права литовскому княжескому роду, вторая была жена князя Черского — Тройдена Болеславовича 2; единственный ее наследник и был Болеслав Тройденович, родство с которым, в случае его безпотомной смерти, скрепляло права на галицкое наследство, приобретенные уже отчасти браком Любарта. В результате придворных интриг дочь Гедимина утопили в Висле и Казимир присоединил к себе Галицкое княжество вместе со Львовом.

 С галичанами Гедимина роднил и еще один брак, его дочери Евфимии, ставшей княгиней плоцкой.

Мария, жена тверского князя Димитрия Михайловича, и Айгуста, супруга сына московского князя Ивана Калиты, Симеона Ивановича Гордого, скрепляли союз с российскими князьями. 

Сам Гедимин имел три жены: Винду, (Ванда, Видмунда) дочь жмудского бортника Виндимунта. Исследователи считают, что она умерла при родах. Вторая его жена– Ольга Всеволодовна, смоленская княжна, сестра полоцкого князя Ивана Всеволодовича. Родив ему двух сыновей и трех дочерей, тоже умерла. Третья жена— Ева (Евна,Эвва) Ивановна, княжна полоцкая, по другой версии— Ева Глебовна, княжна рязанская.

 У Гедемина было по одним данным 7 сыновей, по другим—8. Как гласит « Ливонская Хроника» Вартберга, первая жена родила ему Монтвида и Нариманта; от второй жены, Гедимин оставил Ольгерда и Кейстута; от третьей жены имел Любарта, Кориата и Евнутия.(См. http://livonia.narod.ru/chronicles/vartberg/note7.htm).

 Иные историки считают, что от первой жены был у Гедимина еще и сын Витовт. Другие оспаривают это, ибо упоминаний о нем нигде нет.      

Наримунт имел трех жен, имена первых двух неизвестны, третья—Анна, дочь Василька Романовича.            Ольгерд женился на Марье Ярославне, дочери Витебского князя, не имевшего мужского потомства. После смерти своего тестя, Ольгерд наследовал Витебский удел (в 1320). Вторая жена Ольгерда—тверская княжна. Кейстут, женат на дочери Жмудского вельможи Видимунта, Бируте, которая в молодости была языческой жрицей, утоплена в 1382 году. Евнутий– на дочери витебского князя. Кориат- на дочери новгородского воеводы. Любарт– женат на дочери одного из последних Волынских князей, по смерти которых ему и досталась Волынь (1325).

 Потомство четырех сыновей Гедимина – Монтвида, Кейстута, Кориата и Любарта угасло во втором или третьем поколении.

 Как правило, Гедиминовичами называют потомков трех его сыновей – Наримунта, Ольгерда и Евнутия. Тем не менее, Гедиминовичи – все, кто происходит от корня Гедимина. Они не только сформировали правящую династию Великого княжества Литовского (ВКЛ), но определение «Гедиминовичи» стало общим названием княжеских родов Литвы, Беларуси, Польши, России и Украины. При этом не надо забывать, что эта ветвь шла от Рогнединой ветви, снова и снова переплетаясь посредством новых браков между династиями.

 Гедиминова княжеская ветвь

Наримунтовичи, потомки Наримунта—Глеба Гедиминовича

Князья Пинские — род угас в конце XV века

Князья Курцевичи (пол.)

Князья Буремские (пол.)

Князья Патрикеевы

Князья Булгаковы

Князья Голицыны

Князья Куракины

Князья Щенятевы

Князья Хованские

Князья Корецкие

(?) Князья Ружинские

 II. Ольгердовичи (потомки Ольгерда Гедиминовича)

 Потомки князя Андрея Ольгердовича

(?) Князья Полубенские

(?) Князья Лукомские

Потомки Дмитрия Ольгердовича

Князья Трубецкие (Трубчевские)

Потомки Константина Ольгердовича

Князья Чарторыйские

Потомки Владимира Ольгердовича

Олельковичи (потомки Александра (Олелько) Владимировича) —

Князья Слуцкие (угас в конце XVI век)

Князья Бельские

Потомки Дмитрия—Корибута Ольгердовича

Князья Збаражские

Князья Вишневецкие

Князья Воронецкие

Князья Несвицкие

Князья Порыцкие

Потомки Фёдора Ольгердовича

Князья Гурковичи Кросничинские

Князья Кобринские

Князья Сангушко

Ягеллоны

Потомки Лугвения—Семёна Ольгердовича

Князья Мстиславские

III. Кейстутовичи, потомки Кейстута Гедиминовича — род угас во второй половине XV век

 IV. Евнутовичи, потомки Евнутия—Ивана Гедиминовича

Князья Заславские

Князья Мстиславские

V. Любартовичи, потомки Любарта—Дмитрия Гедиминовича — род угас в первой половине XV век

 VI. Кориатовичи, потомки Кориата—Михаила Гедиминовича

Князья Подольские

Волынские

Княжеские роды из династии Гедиминовичей

 По генеалогическому старшинству:

Голицыны

Куракины

Хованские

Полубинские (из Лубна Полубинский)

Трубецкие

Чарторыйские

Сангушки

Корибут-Воронецкие

Кориатовичи-Курцевичи

 Особенно оказались выгодны для ВКЛ браки дочерей Гедимина с польскими женихами: вместо прежних врагов, он имел теперь в поляках надежных союзников против их общего неприятеля, немецких крестоносцев и совмесными силами нанесли Тевтонскому ордену ряд чувствительных потерь: наиболее важное поражение потерпели крестоносцы в битве под Пловцами (1331г.)

 Гедиминовичи - династия, уникальная для Европы. Во-первых, к ней принадлежали последние правители-язычники: через четыре века после крещения Скандинавии, Польши, Венгрии, Руси литовские князья всё ещё молились Перкунасу и прочим. Во-вторых, эта династия пришла к власти в век угасания таких владельческих семейств региона как Арпады, Пшемысловичи, Пясты, Аскании, и очень быстро стала чуть ли не самой могущественной в Европе.

 Как уже отмечалось выше, в источниках есть разные предположения о происхождении династии, каждая из которых неправдоподобна по-своему. Согласно официальной точке зрения Москвы, зафиксированной в «Государевом родословце» и в «Общем гербовнике», Гедимин был членом полоцкой княжеской династии, прямым потомком Всеслава по мужской линии в седьмом поколении. Якобы ещё в 12 веке жители Вильна (именно так!) пригласили на княжение Ростислава Рогволодовича Полоцкого прямо из Константинополя, куда тот был изгнан Мстиславом Великим.

 Вторая версия: во время нашествия монголов некий «князец» из смоленского дома по имени Витянец бежал в Жмудь и там женившись на дочери некоего князька, после его смерти получил власть.

 Третья: Юрий Данилович Московский, видя запустение Западной Руси, послал в Минск, Киев и на Волынь своего приближённого Гедиминика, чтобы «наполняти разорённые города и веси, а с уцелевших брати дань царскую». Гедиминик обогатился, «осильнел» и провозгласил себя князем.

 Официальная точка зрения, принятая в Литве, базируется на «Хронике Быховца». Гедимин - сын Витенеса (он же Витень). Последний был знатным жмудином, которого великий князь Тройден приблизил к себе за его красоту, а сын Тройдена, Римант, сделал своим наследником по завещанию.

 «Хроника Быховца» составлена была гораздо позднее описываемых событий, возражают другие исследователи, так что верить ей не получается.

 При Гедимине русское влияние на литовских князей значительно усилилось. Во-первых, это шло от его русских жен, а потом и невесток, зятьев. Во-вторых, русские люди стали служить в его войсках и очень часто начальствовали ими. Дальще– в Литве строят города, укрепленные по правилам военного искусства, воспринятого от русских. Так шло мирное сближение двух народов: литвинов и русских.

Расширять свое княжество Гедимин начал уже через год, после прихода к власти. Так в 1317 году, использую дипломатию, женит своего сына Ольгерда на дочери Витебского князя Марии. Вскоре, в 1320 году князь Витебский умирает, не оставив после себя сыновей, и князем Витебским, выбирают Ольгерда.

Не заставили себя долго ждать и военные дела. В том же 1320 году, Гедимин предпринимает удачный поход на Владимир-Волынский, где княжил Галицко-Волынский князь Владимир, сын Василько Романовича. Город, после упорного сопротивления и смерти князя Владимира сдался Гедемину. В том же году, Гедемину удалось взять и волынский город Луцк.

 Чтобы окончательно заставить польского короля отказаться от планов захвата Галицко-Волынской Руси, а мазовецкого князя – от союза с орденом, Гедимин направляет на юго-запад сильную дружину Давида Городенского, который занял земли Брестского и Дрогичинского княжеств и вернулся в Мазовию. В результате похода захвачено в плен около четырех тысяч человек, разрушено множество сел и костелов.

Король Польши предложил Гедимину заключить соглашение, представляющее союз двух государств, против совместных врагов, главным среди которых были крестоносцы. Земли Брестского и Дрогичинского княжеств были признаны окончательно воссоединенными с Великим княжество Литовским, а для скрепления союза польский король женился на дочери Гедимина Альдоне.

Весной 1325 года в Краков вместе с Альдоной Гедимин отправляет огромное приданое и более двадцати тысяч освобожденных поляков, плененных за время военных столкновений. В следующем году Великий князь ВКЛ помог польскому королю освободить захваченные немцами польские земли в Бранденбургии.

Гедимин был прекрасным дипломатом. В 1331 году он захватил Владимир Волынский, но понимая, что не сможет удержать завоеванное, а еще и наживет врага в лице галицко-волынского князя Болеслава-Юрия, он возвратил ему добычу и выдал за него свою дочь Ефимию. Такое умение выигрывать, даже уступая, было одной из характерных черт великого князя. Впрочем, не одна эта черта характера выделяла Гедимина из ряда других правителей.

Послушаем историка Н.М. Карамзина:

«…хитрый Гедимин умел снискать дружбу Моголов; по крайней мере, никогда не воевал с ними и не платил им дани. Властвуя над Литвою и завоеванною частию России, он именовал себя Великим Князем Литовским и Российским, жил в Вильне, им основанной; правил новыми подданными благоразумно, уважая их древние гражданские обыкновения, покровительствуя Веру Греческую и не мешая народу зависеть в церковных делах от Митрополита Московского; украшал новую столицу свою, ловил зверей в дремучих лесах и, желая прекратить всегдашнюю, кровопролитную и бесполезную войну с Немецким Орденом, писал к Папе Иоанну:

 «Одолевая Христиан в битвах, я не хочу истреблять Веры их, а только защищаюсь от врагов, подобно всем другим Государям. Монахи Доминиканские и Францисканские окружают меня: даю им волю учить и крестить людей в моем государстве; сам верю Святой Троице, желаю повиноваться тебе, Главе Церкви и Пастырю Царей; ручаюсь и за моих Вельмож: только усмири злобу Немцев», и проч.

 Иоанн, обрадованный столь благословенным известием, отправил в Литву Епископа Алетского Варфоломея, и Бернарда, Игумена Пюйского; но Гедимин, вновь раздраженный неприятельскими действиями и вероломством Прусского Ордена, вдруг переменил мысли, встретил Послов Иоанновых весьма немилостиво и сказал им: «Я не знаю вашего Папы и знать не желаю. Исповедую Веру моих предков и не изменю ей до гроба».

Потупив глаза в землю, они должны были удалиться; и с того времени Гедимин слыл в Европе коварным обманщиком. Впрочем, история отдает справедливость многим его достохвальным делам и качествам. Он старался образовать народ свой; дозволял Ганзейским купцам торговать в Литве без всякой пошлины; призывал людей ремесленных, серебренников, каменщиков, механиков; на десять лет освобождал всех новых поселенцев от дани, ручаясь им за безопасность личную и целость собственности, которую они приобретут своим трудолюбием; давал им гражданское право Риги и все возможные выгоды; построил для Христиан церкви в Вильне и Новогородке и, не терпя Монахов, под видом набожности скрывающих злое корыстолюбие и сердце развратное, любил Иноков добродетельных, не мешая им распространять Веру Иисусову; любил хвалиться верностию своих обещаний и ставил себя Христианам в пример честности. Сии обстоятельства известны нам по грамоте, данной им в 1323 году Любекским, Ростокским, Штетинским и другим Немцам, за его Княжескую печатию.

Нет сомнения, что вся древняя область Кривская, или нынешняя Белоруссия, уже совершенно зависела от Гедимина; но, держась правил умеренности в своем властолюбии, он не хотел изгнать тамошних Князей и, довольствуясь их покорностию, оставлял им Уделы наследственные. Так (в 1326 году) с братом его, Воином, приезжали из Литвы в Новгород, для заключения мира, Князь Полоцкий Василий и Минский Феодор Святославич, вероятно, потомки Св. Владимира от племени Рогнедина сына, Изяслава». (Н.М.Карамзин,т.4,гл. 9,с.130-131).

 Расширяя свое государство, Гедимин укреплял границы его, строя замки, крепости, в которых во время нашествия неприятеля могли бы укрываться люди. Совершенствовалась организация обороны, делались засеки и завалы. Создавалось народное ополчение, обязательным стал выход на войну всех взрослых мужчин. На левом берегу Вилии воздвиг замок и в 1323 году перенес столицу Великого княжества из Новогрудка.

Об основании города литовские историки любят рассказывать легенду, что Гедимин приехал на охоту со своей свитой в густые леса на берегу Нярис. Он устроился на ночлег на высоком холме, где в Нярис впадает Вилия. Ночью князю приснилось, что на горе появился железный волк, его вой разносился далеко по всей округе. Верховный жрец Лиздейка так истолковал сон: боги велят Гедимину основать здесь город, который будет непобедим, и слава о нем разнесется по свету. (см.подробней http://cyclowiki.org/wiki). Впрочем, исследователи, основываясь на археорлогических раскопках, считают, что Вильно, изночально – Кривой город, заложен кривичами, а Гедимин лишь укрепил его.

 Жизнь Гедимина оборвалась в сражении с орденскими рыцарями при замке Велона. Осадившие этот литовский замок на правом берегу Немана рыцари Тевтонского Ордена решили вынудить его к сдаче, блокировав все пути подвоза провианта и боезапаса, а для достижения данной цели возвели рядом с Велоной два своих небольших замка. Гедимин с сыновьями приступил к освобождению Велоны и тоже осадил замки крестоносцев, гарнизоны которых уже имели невиданное дотоле, хотя по нынешним временам и примитивное, огнестрельное оружие. Именно из него Гедимин получил пулю в грудь, видимо, это первый полководец, который застрелен из огнестрельного оружия. Погребли его по языческому обычаю – в Кривой долине Свинторога, тело сожгли на огромном костре в парадной одежде, при доспехах. Вместе с князем в мир иной отправились любимый конь, слуга, часть трофеев и несколько пленных тевтонов.

 Еще при жизни Гедимин наделил сыновей княжествами. Монтвид (ок. 1300—1348) получил Кернаву и Слоним; Наримунту (в крещении Глеб; ок. 1300—1348) достался Пинск; Ольгерду (в крещении Александру или Дмитрию; ок. 1296—1377) отошли Крево и Витебск; Кориату (в крещении Михаилу; ок. 1300 – ок. 1362) выделен Новогрудок; Любарт (в крещении Дмитрий; ок. 1300—1384) получил Владимир, Луцк и Волынь; Кейстут (1297—1382) – Жемайтию, Троки и Гродно; Евнутий (в крещении Иван, ок. 1300 – после 1366) принял от отца Вильну, Ошмяну, Вилькомир и Браслав.

 Поскольку после смерти Гедимина столица Вильно досталась младшему сыну, юному Евнутию, он фактически становится Великим князем. Однако Ольгерд и Кейстут вскоре увидели, что при неопытном правителе государство, собранное отцом, может развалиться. На этом, возможно, и закончилась бы история ВКЛ, но этот разброд продолжался не более пяти лет. По словам литовского летописца, старшие братья Ольгерд и Кейстут вступили в сговор, чтобы выгнать Евнутия из Вильно. Однако Ольгерд, шедший из Витебска, замешкался, и Кейстут один зимой 1345 года нагрянул из Трок на Вильно. Евнутий чуть ли не босиком бежал, отморозил ноги и попал в плен. Его доставили к Кейстуту, который тотчас отправил гонца к Ольгерду, чтобы тот шел скорее, поскольку Вильно и Евнутий уже в его руках. По прибытии Ольгерда, Кейстут сказал ему: «Тебе следует быть великим князем в Вильне, ты старший брат, а я с тобою буду жить заодно». Условились, что, если добудут город или волость, все делить пополам и «жить до смерти в любви, не мыслить лиха одному на другого».

 «Ольгерд и Кейстутей были в великой любви, и милости, и ласке»,– говорится в Супральской летописи. «Братья Ольгерд и Кейстут превосходили других воспитанием, нравом, статностью, прирожденным рыцарским мужеством и многими другими знатными качествами, и потому они, более других братьев любили друг друга», – пишет о братьях Матей Стрыйковский.

 Ольгерд был торжественно возведен на великокняжеский престол, остальным сыновьям Гедимина ничего не оставалось, как признать его власть. Обиделись разве что Евнутий, да Наримунт, они бежали в Москву, правда, потом вернулись на родину. Кстати, Ольгерд и Кейстут опровергли пословицу, что два медведя не уживаются в одной берлоге и за всю жизнь не то, чтобы ни разу не подняли меч друг на друга, но и ни разу не посорились. И братьям дали уделы и те прожили на родине до самой смерти.

 Власть Ольгерд и Кейстут взяли как нельзя вовремя – накануне большого нашествия Ордена. Рыцари, жаждавшие разгромить государство язычников и схизматиков, прибывали к границам ВКЛ со всей Европы – из Бургундии и Венгрии, Голландии и Германии. Возглавили войско короли Венгерский и Чешский.

 Братья собрали под свою руку тоже немалые силы, разгромили крестоносцев и надолго отбили охоту Ордена к масштабным вторжениям. В ВКЛ все успокоилось. Кейстут прочно укрепился в западной Литве, с центром в полюбившихся ему Троках, и взял на себя проблему крестоносцев – почти полвека, до самой смерти, держал границы и сражался с рыцарями. Почти все исследователи отмечают его отвагу на войне, и искренние дружелюбие под родными сводами.

 Об Ольгерде же речь впереди.

< Назад

Вернуться к оглавлению

Вперёд >

Вернуться к оглавлению книги

 

 

 

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев