Черняк А.В. Ольгина и Рогнедина ветвь...
       > НА ГЛАВНУЮ > БИБЛИОТЕКА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ Б >


Черняк А.В. Ольгина и Рогнедина ветвь...

-

Форум славянских культур

 

БИБЛИОТЕКА


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2016 года
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
Суждения

Прочее:

Черняк А.В.

Ольгина и Рогнедина ветвь,

или

Узы брачные, оставившие след в нашей истории

Часть вторая

Бирута, жена Кейстута

 Легенды повествуют о небычной женитьбе Кейстута. Во-первых, этот союз двух молодых сердец, не по расчету, а по любви. При том, любви с первого взгляда, которую эта пара пронесла до конца своих дней. Во-вторых, брак Кейстута и Бируты, немного напоминает женитьбу прапрапра дедушки, князя Игоря, который нашел себе спутницу жизни простолюдинку Ольгу в лесу. Вот и Кейстут, возвращаясь из похода, встретил в Паланге девушку неземной красоты.

 Читаем Хронику Бышовца:

 «…и понравилась великому князю девушка, так как была очень красивая и умная, и просил ее, чтобы она стала его женой, но она не соглашалась и отказала ему: «Я жена своих богов и обещала сохранить девственность до самой смерти» — [сказала она]. И князь Кейстут взял ее силой из того города и привез ее с большим почетом в свою столицу в Троки, и, пригласив братьев своих, устроил большую свадьбу со своими братьями, и сделал ту Бируту своею женою. И когда князь Кейстут отъехал за милю от Трок, понравилось ему очень одно место между озер, и он там поселился, и город заложил, и назвал его Новые Троки, и перенес свою столицу из Старых Трок в Новые Троки; а вот сын его Витовт родился в Старых Троках. И на том месте, где он родился, Витовт после смерти отца своего заложил костел Благовещения божией матери и поселил монахов ордена святого Августина того же ордена, у которого в Кракове есть монастырь святого Августина на Тынце…» (См. http://krotov.info/acts/14/3/byhov_01.html)

 Происхождение Бируты покрыто мраком. Большинство историков сходятся на том, что вероятно родилась около Паланги в знатной жемайской или куронской семье. Как явствует из выше приведенной хроники, она вайделотка (жрица) и охраняла священный огонь, служа литовским языческим богам. Старший сын Бируты и Кейстута Витовт родился около 1350 года, это даёт некоторые основания полагать, что свадьба состоялась в 1349 году или несколько ранее.

 Кейстут душа в душу жил с Бирутой, как и со своим братом– сопровителем Ольгердом. А вот с его сыном Ягайло так не получалось. Раздрожала дядю строптивость, бесцеремонность племянника при решении вопросов управления государством. Слишком много привилеи дал в своих уделах. Ладно, то его дела. Так он и в дела других бесцеремонно вмешивается. Не посоветовавшись с вече, отдал Полоцкий стол своему брату Скиргайлу. Как правило, прибывшие в кривичские земли, принимали православие. Скиргайло не стал делать этого. Полочане возроптали, посадили Ягайлового ставленника задом наперед на старую клячу, и, привязав его, под свист и улюлюканье толпы выпровадили из города. В Придвинье и теперь можно услышать поговорку по отношению к нежелательному лицу: «Чего с ним цацкатся, отправить как Скиргайло из Полоцка!»

 Отправить то отправили, однако, вскоре он вернулся. И не один, а с войском Ягайло, взял город в осаду. Полочане, впрочем, не спешили выбрасывать белый флаг. И победили. Но спустя время, он все-таки вьехал в Полоцк—не князем, так наместником.

 Союзники Ягайло – тевтонцы – в феврале 1381 года вторглись во владения Кейстута и разграбили Жемайтию. Один из литвинов, воевавший на стороне крестоносцев, сообщил Кейстуту о предательстве племянника, который заключил договор с Орденом о сотрудничестве. Воспользовавшись тем, что Ягайло сосредоточился на подавлении восстания в Полоцке, Кейстут быстро собрал войско и двинулся в Ливонию, затем неожиданно повернул к Вильно. Ягайло, видимо, почуствовал неладное, побежал вслед за Кейстутом, был пленен им. Кейстут, нашел в Вильне договора Ягайлы с тевтонцами и повелел казнить племянника, провозгласив себя Великим князем. Лишь заступничество сына Кейстута, Витовта, который с детства дружил с Ягайло, (знал бы, чем это обернется, вряд ли заступался) спасло того от расправы. Но любимца Войдыллу все-таки повесил.

 Кейстут вернул племяннику вотчинные владения — Крево и Витебск, потребовав лишь письменно признать свое верховенство. Все Гедиминовичи, кроме Скиргайлы, также формально признали Кейстута великим князем литовским.

 Орденские хроники много рассказывают о героизме и мужестве Кейстута. Даже враги признавали его рыцарское благородство. По свидетельству орденского хрониста, Кейстут был «муж воинственный и правдивый. Когда он задумывал набег на Пруссию, то всегда заранее извещал об этом маршала Ордена и после обязательно являлся. Если он заключал мир с магистром, то соблюдал его крепко. Если он считал кого-либо из братии нашей человеком храбрым и мужественным, то оказывал ему много любви и чести».

 Ян Длугош тоже отмечает честность и благородство князя: «Кейстут, хотя и язычник, был муж доблестный: среди всех сыновей Гедимина он отличался благоразумием и находчивостью, и, что более всего делает ему чести, он был образован, человеколюбив и правдив в словах».

 Правда, на первых порах далеко не все признавали Кейстута правителем ВКЛ. В мае 1382 года поднял мятеж Корибут-Дмитрий, князь Новгород-Северский. Кейстут пошел на него с малым отрядом, но был разбит. Тем временем, не без вмешательства Ягайлы, взбунтовались немцы, недовольные политикой великого князя. 12 июня Ягайло спешно примчался в Вильно и организовал защиту города от наступавшего Витовта. В конце июня на Троки, где засел Витовт, пошли крестоносцы с севера и Ягайло со Скиргайлой со стороны Вильно. Витовт был вынужден отойти в Гродно. 20 июля Ягайло взял Троки.

 Кейстуту удалось склонить на свою сторону жемайтов, не желавших ввязываться в междоусобицу, собрать новое войско и 3 августа армии Кейстута, Витовта и Любарта с одной стороны, Ягайло и Ливонского ордена с другой, сошлись под Троками. Ни одна, ни другая стороны не были уверены в победе. И тогда Ягайло прибег к обману. Он обратился к Витовту, уповая на его благородство, и попросил помирить его с князем Кейстутом. Витовт поверил двоюродному брату, ведь они с детства были товарищами, вместе охотились и участвовали в сражениях. Их отцы, глядя на такую дружбу детей, не могли нарадоваться и думали, что в будущем Ягайло и Витовт будут вдвоем править Великим княжеством Литовским и жить в мире и согласии.

 Едва Кейстут и Витовт прибыли в лагерь Ягайлы, их схватили и заточили в Кревский замок, где Кейстут и закончил свой земной путь.

 Читаем историка и писателя Василия фон Роткирха, изучавшего причину смерти Кейстута по летописям:

 «Русския летописи говорят об этом кратко:

 Софийский Временник (в виленском издании Даниловича в 1827 г., стр. 198): «Въ тоже лето 6,888 (1380) бысть мятежъ (?) великъ въ Литве и убиша великаго князя Кестутия Гедиминовича».

 Летописец великих князей литовских (изд. то же, стр. 58):

 «И тамо во Креве пятой нощи князя великаго Кестутия удавили коморникы князя великаго Ягайлы: Прокша, што воду давалъ ему, а были иныи: Мостевъ брать (?), а Кучiокъ, а Лисица Жибентай».

 Эта летопись сохранила нам имена убийц Кейстута; но произвольно ли они убили его из опасения побега и ответственности за то собственными головами, или же по повелению Ягайлы — не объясняет. Между тем, стража, в оправдание свое, показала будто князь удавился сам.

 Карл Шайноха, этот добросовестный историк Литвы, в сочинении своем «Ядвига и Ягайло» (перев. Кеневича. Спб. 1880, стр. 353) приводит ряд писателей, взаимно противоречащих себе в этом темном деле. Вот что говорит он:

 «Жена умершаго богатыря (Кейстута), прежняя языческая жрица (Бирута), теперь более чем 60-летняя старуха, была в это самое время утоплена». (Виганд. Racz. 274. Слова Витольда у Бачка Annal. des Koenigs. Pr. Voigt Hist. Pr. V. 372. Там же Handlung Wieder Polen).

 «Столь решительное свидетельство опровергает Нарбутта (V. 301, 302), который удлиняет жизнь старой княгини еще на 34 года. Между тем, тот же Виганд, свидетельствующий об утоплении Бируты, говорит на стр. 388: «никто на свете не знает, каким образом Кейстут окончил жизнь».

 Ниже увидим, что Нарбутт в этом случае прав и что Виганд относительно смерти княгини Бируты сильно ошибался.

 Шайноха продолжает:

 «Liedenblat. Jahrbücher (стр. 50) говорит о самоубийстве Кейстута: Меченосцы, называвшие Ягайлу «бешенною собакою», не смели явно обвинять его в смерти Кейстута. (Alte Preuss. Chron. Der Bösehant. Voigt Hist. Pr. V. 502). Витольд выразился только, что Ягайло «погубил» его отца.

 «Нарбутт не знал вовсе Виганда, изданнаго) несколько лет спустя после выхода его сочинения (История Литовскаго Народа). Но Виганд, как современник и может быть даже личный свидетель (?), имеет преимущество пред русскими хрониками (?).

 «Длугош соединил Виганда с русскими сказаниями; но руководимый больше народностью (?), нежели историческою критикою, он дал первенство русским источникам (!).

 «Нарушевич последовал Длугошу. Не зная, что случилось в кревской тюрьме — пишет он — Ягелло послал брата своего Скиргайла с поручением к Кейстуту. Скиргайло, желая говорить с дядей, нашел его мертвым. Ему ничего не оставалось делать, как отправить тело в Вильну, чтобы там отдать последнюю почесть. Ягелло и сестра его Мария, вдова Войдыллы, позволяли себе не верить добровольной смерти стараго князя». (Voigt. Hist. Preuss. V. 371, 372).

 Оправдать себя пред светом в убийстве дяди Ягайло мог бы лишь казнью тюремщиков, хотя бы виновных даже только в допущении Кейстута до самоубийства. Но Ягайло не только этого не сделал, а напротив, отблагодарил убийц, что доказывает пример награждения Лисицы Жибентая. Без сомнения, не остались без награды и другие, только история о них ничего не знает.

 В примечании к сказанному выше г. Смирнов (на стр. 235) говорит:

 «Летописец, изданный Даниловичем и другой, изданный Нарбуттом, Длугош, а также Ваповский, Стрыйковский, Коялович, Лука Давид, Грунау согласно говорят об удушении Кейстута. Единственное разноречие их заключается в различии имен убийц, которые, кажется, правильнее названы в летописи Нарбутта. Рассказ Витовта о насильственной смерти отца, в которой он обвиняет Ягайло и Скиргайлу, другие донесения найдены в кенигсбергском архиве, приведены у Voigt’a, V. 372».(Более подробно см. http://www.russianresources.lt/archive/Rtk/Rtk_17.html).

 Не совсем ясны и обстоятельства смерти Бируты. Единственный источник тевтонского происхождения утверждает, что после бегства Витовта из Кревского замка, Бирута, находившаяся в это время в Бересте, была обвинена в организации побега и утоплена в реке Муховец. Спустя 35 лет жемайтская делегация на Констанцском соборе отрицала убийство Бируты. По их рассказу, Бирута тоже бежала из Ягайлавого плена, вернулась в своё святилище и продолжала служить богам до самой смерти около 1389 года. Похоронена она якобы на вершине названного в её честь холма в Паланге.

 Все это явно придумано, но фактом остается, что после её смерти в Литве и особенно в Жемайтии развился сильный культ Бируты. Среди местных жителей она почиталась как богиня или языческий аналог святой. В 1989 году на вершине холма Бируты археологи нашли свидетельства существования на этом месте в конце XIV — начале XV веков святилища и обсерватории. Чтобы отвратить население от поклонения языческим богам и Бируте на этом месте в 1506 году была построена часовня святого Георгия. В 1898 году часовня перестроена и сохранилась по сей день.

 Кейстут с Бирутой оставили большое потомство.

 Войдат (ум. после 1401) — в надёжных источниках упоминается только дважды. По малодостоверной Хронике Быховца, скончался в молодом возрасте;

Войшвил (Патерг ?) — умер в молодом возрасте;

Бутовт — в 1365 году крестился в Кёнигсберге по именем Генрих, в 1369—1381 годах состоял при дворе императора Карла IV;

Витовт (ок. 1350 — 27 октября 1430) — великий князь литовский (1392—1430);

Жигимонт (Сигизмунд; убит в 1440) — великий князь литовский (1432 — 1440 год);

Товтивил (в крещении — Конрад; убит в 1390) — сторонник Витовта;

Мария (Микловса ?) — жена Ивана Тверского;

Данута (в крещении — Анна) — жена Януша Мазовецкого;

Римгайла (в крещении — Елизавета) — жена Генриха Мазовецкого.

< Назад

Вернуться к оглавлению

Вперёд >

Вернуться к оглавлению книги

 

 

 

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев